Женщина по имени Коляныч

21 марта 2004 в 00:00, просмотров: 621

— Адрес Коляныча не дам! — седой подполковник, начальник местного УВД, сказал как отрезал.

— Но почему?

— Потому что гадость напишете! А он нормальный мужик. Мне телевизор отремонтировал, теперь не дрыгается. Ну да, носит женскую одежду. А что, нельзя?..

Женщинами не рождаются, а становятся. Мужское население страны стремительно “голубеет”. Сексуальная революция добралась и до российской глубинки. Правда, гораздо раньше, чем принято думать. Уже лет сорок житель Задонска Николай Агапов — верный муж, замечательный отец и дедушка — ходит в женских кофточках, юбках, колготах и кружевных лифчиках. Он — старейший трансвестит в истории нашей страны.

Чудо-мастер

Отыскать Агапова оказалось не так-то просто. Местные жители наотрез отказывались сказать, как его найти. В Доме быта, где Коляныч работает телемастером, тоже были крайне несловоохотливы:

— Нет его на месте, уехал по вызовам в Мымриху. Сегодня уже не появится, — сурово ответил сотрудник мастерской.

Коллеги в один голос охарактеризовали Николая чрезвычайно положительно. Работает безотказно, профессию любит. Таскает с собой целый дипломат запчастей, чинит совершенно безнадежное старье. Например, налаживает деревенским старикам в округе ламповые “Рубины”, которые не берется ремонтировать ни одно телеателье.

…К вечеру поиски увенчались успехом. Когда я появился на пороге агаповской “хрущевки” на окраине Задонска, хозяин растерялся.

— Ко мне? — запричитал Николай. — Из самой Москвы? Да зачем же?.. Поговорить? Ладно, заходите. Только жену предупрежу.

Как оказалось, Коляныч женат уже тридцать лет. Супруга, миловидная женщина, подала нам горячий кофе с сушками.



Жизнь — сплошной карнавал

Николай и впрямь оказался хорошим мужиком. Поначалу немного смущался: московский журналист для Задонска явление редкое.

— Неужели специально из-за меня приехали? — удивлялся трансвестит. — Даже не верится. Что же во мне необычного? Таких, как я, пол-Москвы...

— Москва — явление особое, — резонно рассуждал я. — А тут городок небольшой. Скажите, люди вас не обижают?

— Некоторые думают, что мне в жизни карнавала не хватает. Ошибаются! Я так давно решила, и это убеждение сохранится до конца дней моих. Кстати, мне уже 53-й идет. Дедушка давно.

— Вы чувствуете себя женщиной или мужчиной?

— Разве по мне не видно? Зачем такие глупые вопросы задавать?.. Вы там, в Москве, подурнели совсем. Конечно: если группу “Тату” с утра до вечера слушать, женщину от мужчины и не отличишь!

Сам Агапов слушает другую музыку. В его скромной музыкальной коллекции — Людмила Зыкина, Валентина Толкунова, Муслим Магомаев, Лев Лещенко. Еще он любит смотреть бразильские сериалы. Говорит, артисты хорошо играют, жизненно.

— Я из нашего городка никогда никуда не выезжала. А так хочется столицу посмотреть, сходить на концерт, — мечтательно прикрыл глаза Коляныч. — Или на показ мод. Зайцева и Юдашкина не люблю. И дорого, и не в моем вкусе. Надо кого-то, кто для простых русских женщин шьет…

— Раскройте секрет: когда вы впервые обнаружили в себе женскую сущность?

— Да нет никакого секрета. Я еще в детстве с девчонками одеждой менялась, от мамы сарафанчики прятала. Подружки мне косички заплетали. Но делать операцию по смене пола никогда не хотела: я же не педераст. Меня женщины привлекают. Да и как не привлекать, если природа дала им то, чем меня обделила! Поэтому и семья у нас с Любушкой крепкая — четвертый десяток разменяли. Я не пью, не курю, денежки в дом несу...

С женой Николай познакомился на танцах. Любушка тогда встречалась с местным “авторитетом”, но очень понравилась будущему телемастеру, и он решил ее отбить. Завязалась драка, “авторитет” схватил бутылку, разбил о столик, осталось только горлышко, которым он хотел перерезать сопернику шею... Но девушка встала между ними и спасла Коляныча от неминуемой гибели. С тех пор они не расстаются.

— Николай, а на танцах вы были в женской одежде?

— Нет, я тогда не везде такой ходил...

— Я как узнала — истерику закатила, — засмеялась жена. — Кричала: “Коля, боже мой, в кого же я влюбилась!..” Потом привыкла.

— А почему влюбились? Чем он вас покорил?

— Смелостью. Тот парень, с которым я тогда гуляла, был значительно выше и сильнее. Но Колька не побоялся схлестнуться с ним: засучил рукава, сжал кулаки, приготовился к схватке. Меня это так тронуло…



Яблочки для мамы

Странные перемены в поведении Агапова начались сразу после армии. Отслужил три года на флоте, приехал домой. Красивый, статный моряк в лихой бескозырке и тельняшке. Мама не могла нарадоваться.

Несколько дней спустя после возвращения Николай заявил:

— Все, мужскую одежду больше носить не буду! Не идет она мне. Поеду сейчас в универмаг, куплю юбки, платья и чулки...

Мать, как это услышала, сразу упала в обморок. На неотложке Анну Николаевну увезли в неврологическое отделение. Еле оклемалась: отпаивали валокордином.

— Что вы, голуба, шуток не понимаете? — усмехался врач. — Сын вас небось разыграть хотел, а вы разнервничались. Выкиньте это из головы!

— Как же выкинуть?! Колюшка-то всерьез…

— Перестаньте, говорю! — морщился доктор. — Вам покой нужен. Там ваша дочка пришла — очень симпатичная, сейчас приглашу…

Дверь палаты распахнулась — показался вчерашний матрос. В длинной до колен юбке, маминой блузке, с ярко накрашенными губами и выщипанными бровками. Анна Николаевна застыла в оцепенении.

— Хватит, мама, вылеживаться! — ласково улыбнулся Коля. — Ты у меня теперь будешь здоровой и сильной. И в хозяйстве хлопот поубавится. Я тут тебе яблочек принесла…

Врач поперхнулся. Анна Николаевна бессильно рухнула на подушку.



Назло всем психушкам

— Я запаковал все свои брюки и рубашки в чемоданы, закинул их на чердак и больше не трогал, — вспоминал Агапов. — Шкаф в комнате (который, кстати, своими руками сделал) стал пополнять только женскими вещами. Некоторые платья заказывал даже в ателье.

Задонск загудел: такого громкого события в этом провинциальном городке не случалось со времен русско-турецкой войны. На странного паренька съезжались посмотреть со всей области. Почти год Николай гулял по городу в новом обличье, сопровождаемый толпами аборигенов. Потом к нему привыкли, и зрителей поубавилось.

Местные хулиганы пару раз колотили незадачливую “даму”. Но Агапов мужественно перенес побои, даже ударил кого-то из нападавших по физиономии. В конце концов они отстали.

И тут случилось невероятное. Жители не только приняли Николая таким, каким он хотел быть, но и полюбили. Они даже загордились земляком. А тех, кто над ним смеялся или оскорблял, осуждали.

Однажды к дому трансвестита подкатила “Волга” с красными крестами. Крепкие санитары усадили Агапова на заднее сиденье и увезли в областную психиатрическую больницу. Надели на него смирительную рубашку, поместили в одиночную палату и назначили обследование.

Лучшие психиатры области изучали феномен пациента почти три месяца. И не нашли никаких отклонений!

Оказалось, Николай вполне нормальный, здравомыслящий человек. На вопросы отвечал внятно, какой год — знал, коммунистические идеалы разделял, Родине долг отдал. При этом гомосексуальных влечений не испытывал, интересовался исключительно женщинами.

Ну что тут делать? Хочет человек ходить во всем женском. Имеет право. Из больницы его отпустили. Правда, заставили облачиться в мужскую одежду. Коляныч облачился, доехал до Задонска — и опять нарядился в привычные платья. Все пошло по-старому.



Лучший дедушка на свете

У Коляныча уже взрослая дочь Маша. Несмотря на странный внешний вид отца, она всегда называла его папой. Что, впрочем, Агапова нисколько не смущало. Дочку он обожает, в детстве покупал ей все самое лучшее. После окончания областного пединститута Маша вышла замуж за гарного хлопца из Киева и уехала к нему. А через год родила любимому папе внучку — Аленку.

— Дочку-то в школе не дразнили из-за вас?

— Еще чего! Мы с директрисой дружили. Вместе выкройки выбирали, платья в ателье заказывали… А Машкиного мужа я рыбачить на мормышку профессионально научила — до сих пор мне благодарен.

— Колюшку у нас все любят! — подтвердила супруга Коляныча. — Он ведь никому не отказывает, что ни попросят. И деньгами выручает, и по хозяйству. Я вот почками мучалась, теперь на инвалидности. Пенсия — слезы одни. Так Колюшка обеспечивает — лучше не надо.

Агапов показал фотографии дочки и внучки. Приезжали к нему в гости прошлым летом. Внучка не отрывалась от деда, все время по пятам ходила. Он ее мороженым баловал, шоколадками, плюшевыми игрушками.

— У меня жизнь получилась! — уверен Коляныч. — Некоторые жалели: мол, мужик пропал. Ерунда! Я родилась в хорошем городе, в армии служила, любимую женщину повстречала. Воспитала прелестную дочку, вот уже внучка очаровательная подрастает. Что еще надо для счастья?..

Колянычу виднее.






Партнеры