Так и не сделал

Диагноз со стихами

26 марта 2004 в 00:00, просмотров: 276
     До того, как Мел Гибсон дал своему детищу «Страсти Христовы» путевку в жизнь, он провел тестирование кинопродукта на разных зрителях. Порой случались забавные штуки. Так, по завершении закрытой презентации фильма в одной из церквей Далласа, Гибсон поинтересовался мнением присутствующих христиан, не спровоцирует ли фильм новую волну антисемитизма, и если - да, то как этого избежать.
     Основатель «Команды молитвы за Иерусалим», преподобный Майкл Эванс, дом семьи которого в Голландии служил во время Второй мировой войны убежищем для бойцов Сопротивления и евреев и четверо членов семьи которого были замучены нацистами в результате доноса, ответил: «Когда закончится последняя сцена, напишите на экране: “Во время римской оккупации 250 000 евреев были замучены римлянами. Только Один воскрес из мертвых”».
     Дельный совет. И Мел Гибсон его оценил: «Замечательно! Это именно то, что нужно! Я так и сделаю. Спасибо!». И не сделал.
      Снял Ватикан в 1962 году коллективную вину с еврейского народа за убийство Христа, а нынешний Папа Римский признал ряд ошибок христианской церкви в интерпретации Нового завета. Видимо, мало этого для снятия застарелого комплекса, коим страдают многие из тех, кто по недоразумению, временно не разъясненному, считают себя христианами. Ведь не отменить то неотменяемое, о чем осмелился сказать московский поэт Александр Зорин, ученик о. Александра Меня, истинный христианин:
     
     Солнце светит иль дождь
     моросит –
     да в любую погоду –
     человечество издавна мстит
     одному лишь народу.
     
     За Христа изнывало от ран
     Авраамово лоно –
     под хвалёной пятой египтян,
     под луной Вавилона.
     
     Строем эллинских,
     римских когорт
     сметено на край света.
     Кодлой красно-коричневых
     морд
     издырявлено в гетто.
     
     За Христа –
     до и прежде всего –
     мстят евреям и мстили.
     Не за то, что распяли Его,
     а за то, что родили.
     
     В парадоксальном финале ей-ей есть прозрение в коллективное бессознательное неисчисляемых тех, кто, получив Учителя жизни, взращенного долгим духовным поиском древнего народа («За Христа изнывало от ран Авраамово лоно»: Нагорная проповедь Христа была бы невозможна без десяти заповедей Моисея), отвечает этому народу ненавистью. Их, конечно, можно простить, поскольку - понять: ну как не затаить им тяжелое чувство к тому, кто создал тебе Бога, а сам при этом самозванца – как бы гениален он ни был – за Бога не держит?! Тяжелейший невроз на почве загнанных в подсознание зависти и мучительного недоумения – увы, естественная реакция.
     А может быть парадокс Александра Зорина (хороший поэт неоднозначен в слове) надо понять так: мол, слишком трудно войти в христово Царство Божие с его «любовью к врагам» (неужто и к евреям тоже?!) слабому человеку, вот он и злится – в своем подсознании - на основателей этого Царства.
     В прошлом миллионные массы были безграмотны и кто Христа с апостолами родил, понятия не имели, но их лидеры были в курсе и этого достаточно, чтобы вести невежественных людей путем своих неврозов. Среди этих лидеров были и есть светлые, героические люди, но количество, как всегда, переходит в качество.
     В России возникло движение новых язычников, отринувших православие, провозгласивших, что это жиды Христа придумали, чтобы ослабить религией непротивления злу насилием остальное человечество. Тут уже не невроз, а психоз, как и средневековые гонения, погромы, «окончательное решение вопроса» в освенцимах. Или искусство садомазохистского пошиба, вершина которого на сегодняшний день – «Страсти Христовы» Гибсона. Длится этот невроз-психоз аж две тыщи лет.
     А человеческая глупость на что?
     Каждый читавший в зрелом возрасте Евангелие от Матфея не мог не изумиться сцене, где после слов Пилата «Невиновен я в крови Праведника Сего», следует: «И отвечая весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших». Такой самоубийственный приговор «всего народа» самому себе психологически неправдоподобен, абсурден с точки зрения здравого смысла. Налицо выдумка, перестарался почтенный Матфей (или тот, кто записывал его рассказы). Только вот две тысячи лет слова, которые якобы хором произнесли те евреи, что присутствовали в римском суде при решении судьбы Иисуса, служили для христианских церковников и руководимых ими народов призывом к мести за «кровь Его» - ДЕТЯМ. И народы мстили – не в последнюю очередь из-за глупости тех, кто Евангелие от Матфея читал, да прочесть несуразицу не смог.
     В фильме «Страсти Христовы» каноническая формула «крови на детях» в титрах на английском языке не появилась (а прозвучала ли она на арамейском, на котором говорят киношные «евреи», ищи-свищи!). На сайте газеты «New York Times» промелькнуло сообщение, что в полной, первоначальной версии фильма слова «кровь Его на нас и на детях наших» произносил не весь народ, а лишь первосвященник Каиафа. Все равно глупость. Ну, не мог Мел Гибсон, творя свой “шедевр”, совсем отказаться от этих волшебных слов… Однако пришлось – после показа репрезентативным группам и протестов со стороны еврейских организаций. Видно эти организации невысокого мнения о здравом смысле среднестатистического кинозрителя.
     В более поздних канонических Евангелиях – от Луки и от Иоанна – слов о крови на детях нет, даже в самом враждебном к своему народу Евангелии от Иоанна: он опасался (зря!), что подобный компромат на народ может обернуться недоверием к автору. Если Матфей, простая душа, не мыслит Иисуса иначе как сыном своего народа и подчеркивает его связь с древним народом Израиля, с Законом, с пророками (Иисус как раввин наиболее отчетлив у Матфея), то в евангелии от Иоанна, написанном лет через 80 (а то и позже) после смерти Иисуса (и даже после смерти Иоанна), впервые «народ», «люди» называются «евреями» или «иудеями» (в зависимости от перевода на русский, а на английском всегда: Jews). Что довольно неестественно в рассказе из жизни еврейского народа, не так ли? (Какая фраза в рассказе из русской жизни более естественна: «на площади собралось много народу» или «на площади собралось много русских»?)
     Апостол Иоанн ставит целью отделить Иисуса от его народа. А ведь в первые годы распространения учения Христа язычник (грек, римлянин и др.), желавший принять христианство, должен был сначала перейти в иудаизм, настолько учение Христа мыслилось неотъемлемым от Закона Моисея. Обрезание, однако, останавливало многих, и довольно скоро переход в иудаизм для язычников был упразднен. (На Интернет- сайте Публичного телевидения – www.pbs.org – можно найти запись замечательной передачи «From Jesus to Christ», где поразительно просто и увлекательно рассказывается о жизни Иисуса и возникновении христианства, с учетом новейших открытий историков и текстологов-интерпретаторов Евангелий.)
     Насколько язычниками в глубине души все еще остаются иные христиане и показывает фильм Гибсона. Кровавая бойня, которую Мел учинил на голливудском киноэкране, что это, как не языческое жертвоприношение, возведенное в n-ую степень?
     Видно, нельзя заимствовать Бога у другого народа, Бога надо рожать самим. Бога рождает коллективное бессознательное, каков народ - таков и Бог. Если бы Христос стал своим для миллионов христиан, история христианских стран была бы другой. А история евреев за тот же период, вернее, их жизнь (из истории они выпали) много ближе к духу учения Иисуса из Назарета, не к букве церковного христианства. Евреям в их тяжелейший период римской оккупации новый Бог был ни к чему, им нужна была синица в руке (Закон), а не журавль в небе (утопия христианства). «Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы он тебе это сделал» (заповедь иудейского мудреца Гиллеля, непосредственного предшественника Иисуса), а не «люби врагов своих». Если бы заповедь Моисея «возлюби ближнего твоего, как самого себя» еврейский народ не имел своим идеалом тысячу лет, не породил бы он великого пророка и талантливейшего поэта Иисуса Назареянина, автора бесподобных притч, покорявших и покоряющих сердца.
     Вот почему еврейский народ, имея, как и все другие народы, право на свою долю мерзавцев и глупцов, правом этим хоть и пользовался (и продолжает пользоваться), но в меньшей степени, чем те народы, которые к заповедям-притчам Христа имеют отношение читателей, а не автора. Вот почему гениальная Марина Цветаева написала очень странное стихотворение «Евреям»:
     
     Кто не топтал тебя —
     и кто не плавил,
     О купина неопалимых роз!
     Единое, что на земле оставил
     Незыблемого по себе
     Христос:
     
     Израиль!
     Приближается второе
     Владычество твое.
     За все гроши
     Вы кровью заплатили нам: Герои!
     Предатели! — Пророки! — Торгаши!
     
     В любом из вас, —
     хоть в том, что при огарке
     Считает золотые в узелке —
     Христос слышнее говорит, чем в Марке,
     Матфее, Иоанне и Луке.
     
     По всей земле —
     от края и до края —
     Распятие и снятие с креста.
     С последним из сынов твоих, Израиль,
     Воистину мы погребем
     Христа!
     
     Лиля ПАНН.
     
     
     


Партнеры