Выстрел в молоко

26 марта 2004 в 00:00, просмотров: 433
     С детства нам внушали: пейте, дети, молоко, будете здоровы. Как выяснилось, зря. По крайней мере сейчас найти в Москве натуральное коровье молоко практически невозможно. Биологи бьют тревогу, но их голос никто не слышит. Мы давно и спокойно пьем суррогатную белую жидкость из пакетов.
     
     Полезные свойства заводские молочные продукты теряют еще на стадии производства, а их вкус изготовители воссоздают при помощи спецдобавок.
     Корреспонденты “МК” поговорили с десятками экспертов — учеными, врачами, аналитиками.
     И выяснили: молоко, стоящее на прилавках магазинов Москвы, молоком попросту не является.

Из пункта “А” в пункт “Г”

     Мэр столицы Юрий Лужков прекрасно осведомлен о пользе натуральных продуктов. По сведениям “МК”, кроме знаменитых пчел градоначальник держит в Подмосковье двух буренок, молоко от которых предпочитает всем видам пакетированного.
     Знаменитый окулист Федоров тоже знал толк в питании. В его стаде было больше 100 коров. Из только что надоенного молока на мини-заводе делали кисломолочные продукты, которые входили в рацион послеоперационных больных и сотрудников клиники.
     А что у нас на столах?
     Среди горожан распространено мнение, что в холодное время года коровы молока не дают. Поэтому считается, что порошковое молоко мы пьем только зимой, зато уж летом — настоящее. Особой популярностью пользуется молоко в мягких полиэтиленовых пакетах: считается, что оно-то уж точно натуральное. Все это — неправда.
     Во-первых, коровы доятся круглый год. А во-вторых, в московские магазины тоже круглый год поступает вовсе не натуральное молоко, а продукт его переработки. Чаще всего этот продукт делают из сухого молока (на языке производителей такое молоко называется “восстановленное”).
     — Практически все молоко, продающееся в Москве, производят из сухого концентрата, поступающего из Новой Зеландии и европейских стран — Дании, Финляндии, Нидерландов, — говорит доктор с.-х. наук, профессор Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева Степан ГРИКШАС. — Сразу оговорюсь, что ни в одной из этих стран питьевое молоко для собственного потребления из сухого не делают. Сухое молоко незаменимо только в определенных обстоятельствах — например, для путешественников, отправляющихся в длительные экспедиции. Кроме того, порошок используется в кулинарном деле. Но для постоянного употребления под видом молока он не предназначен.
     Мало того. Европейские государства выпускают сухое молоко четырех сортов:
     а) для собственного употребления;
     б) для развитых стран — своих партнеров;
     в) для остальных развитых стран;
     г) для России и стран третьего мира.
     Ясно, что требования по пункту “а” — жестче не бывает. В переработку идет только молоко, полученное летом и осенью. Зимне-весенние удои считаются низкопригодными — ведь авитаминоз бывает не только у людей, но и у коров. Но для изготовления сухого молока, которое отправится в государства из пункта “г”, сгодятся и они. Смертельного вреда нет, и ладно.

Молочные реки — сухие берега

     — Молоко, как и хлеб, — стратегический продукт. В развитых странах его производство находится под строгим контролем, — продолжает профессор Грикшас. — А в России потерялся контроль над продовольствием, чем и пользуются коммерсанты. Ни в одной стране Евросоюза не пьют сухое молоко (оно в основном идет на экспорт) — только натуральное, со сроком хранения 36 часов. Вообще, тенденция европейских стран — массовое производство натурального стерильного молока, без пастеризации. В принципе, там такое молоко делают уже сейчас — оно идет в больницы, санатории, детские учреждения.
     Во всех развитых странах молоко производят только на дорогом оборудовании — начиная от доильных аппаратов и заканчивая установками для пастеризации. На европейских фермах выполняются самые жесткие требования к кормлению животных и их здоровью. На молокозаводах работают лучшие ученые (научные мужи составляют примерно четвертую часть всех штатных работников).
     Понятно, что с нынешним уровнем сельского хозяйства России обеспечить Москву натуральным молоком нереально. (Даже в благополучном СССР столичные комбинаты получали молоко и творог-сырец из 12 областей.) К тому же восстановленное молоко с коммерческой точки зрения куда более выгодно. Его производство поставлено на поток, и москвичи хорошо берут яркие пакеты — так зачем же дергаться, что-то менять, если “пипл хавает”?
     Другие эксперты более осторожны в оценках молочной продукции. Многие специалисты настоятельно просили не упоминать их имени и должности. По их словам, молочное производство в Москве — почти такое же закрытое, как и “оборонка”, и свои тайны производители тщательно скрывают.
     — Утверждать, что все молоко, продающееся в Москве, восстановлено из сухого, я не стану, — говорит эксперт-аналитик Института конъюнктуры аграрного рынка Татьяна РЫБАЛОВА. — Московские производители разливают молоко в зависимости от состояния рынка — есть сырое молоко на фермах или нет. Нередко делается комбинированное молоко: часть сухого, часть сырого.
     Конечно, наши производители не пишут, что изготавливают молоко из сухого. И пусть вас не вводят в заблуждение речевые обороты типа “вкус натуральных продуктов” или “вкусно и полезно для здоровья”. Если на этикетке отсутствует фраза “Молоко натуральное” — значит, оно не натуральное. Иногда в дорогих супермаркетах можно встретить молоко по 150—200 рублей за литр. Но если срок его хранения больше 36 часов — скорее всего в него добавлены консерванты или же оно стерилизованное (а значит — опять же ненатуральное).
     Еще один интересный факт. Иногда на пакете написано: “Витаминизировано”. Но натуральное молоко — продукт самодостаточный и не нуждается в подобных добавках. А витамины, введенные в молоко искусственным путем, могут спровоцировать аллергию. В общем, говоря научным языком, различные добавки не вписываются в физиологию пищеварения человека. И чем их больше, тем хуже. Но с другой стороны, эти добавки не запрещены для использования, поэтому “к суду и следствию” производителей не привлечешь. ГОСТы позволяют восстанавливать питьевое молоко из сухого. Значит, с формальной точки зрения придраться не к чему. А вот с точки зрения нашего здоровья пора кричать “караул”...

Масло немасленое

     Телереклама молочных продуктов переполнена зелеными лугами, чистыми, как из сауны, коровами, мордатыми детьми и другими образами, призванными внушать: “Какое же оно здоровое и полезное, это молоко!”
     Но на практике мы имеем не домик в деревне, а квартиру в городе, бледных после долгой зимы москвичей и пакеты со стерилизованным молоком, которое может храниться полгода. И хотя стерилизованное молоко когда-то было натуральным, румянец на нем никак не наешь.
     — “Долгоиграющее” молоко обрабатывают при очень высоких температурах, которые значительно разрушают формулу белка, — говорит кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ТСХА Алла ЯРОШКЕВИЧ. — Из-за того, что структура молока меняется на молекулярном уровне, оно теряет подавляющую часть ценных элементов, влияющих, в частности, на иммунитет человека.
     Если где еще в Москве и осталось живое молоко, так только на сельскохозяйственных рынках. Самих рынков, правда, становится все меньше, но это уже дело десятое. Единственное — базарное молоко нужно обязательно кипятить. Хоть и говорят бабушки-продавщицы, что коровка у них “очень чистенькая”, это далеко не всегда так.
     И все-таки в Москве производят натуральное и очень чистое молоко. Но в очень малых количествах и не на продажу. В единственном столичном коровнике на территории Тимирязевской академии. Коров здесь, правда, всего 30, но для экспериментального мини-завода по производству молока, сметаны и творога этого достаточно.
     Мы заходим в кирпичный двухэтажный дом. Перед тем как отправиться к стойлам, нас одевают в униформу: белые халаты и колпаки. И из гигиенических соображений, и для нашей же пользы.
     — В метро потом неудобно ехать будет, — говорят сотрудники академии, — достаточно пять минут постоять рядом с коровками, и одежда впитает животный запах. А он, сами понимаете, специфический.
     Пахнет в коровнике, правда, слабо. Да и самих буренок не видно.
     — А где же коровы? — спрашиваем.
     — Гуляют. Во внутреннем дворике.
     Заглядываем туда. Нас встречают громким мычанием. И, как кажется, очень агрессивным.
     — Не бойтесь, они мирные, — смеются наши экскурсоводы. — Просто заметили новых людей, вот и подошли познакомиться.
     — Считается, что молоко — не такой уж полезный продукт. Многие его вообще пить не могут. С чем это связано? — спрашиваем у Аллы Ярошкевич.
     — Да, если в организме не хватает определенных ферментов, этот в принципе ценный продукт просто не будет перерабатываться. Кстати, аллергия на молоко у людей может быть и по другой причине — из-за тех “коммерческих” веществ, которые производители добавляют в молоко: красителей, стабилизаторов, ароматизаторов... Такой продукт — вкусный, красивый, но небезопасный.
     Но магазинные молоко и творог — это еще полбеды. Самую большую угрозу для здоровья представляет масло. Не сливочное, а то, что под него маскируют производители и в котором сливками даже не пахнет.
     На прилавках магазинов лежат красочные брикеты с крупной надписью “Масло”. И только очень дотошный покупатель читает мелкие буковки, которыми указан состав продукта.
     Примерно половина масла в Москве сделана из сгущенных растительных и низкокачественных животных жиров — тюленьего, моржового, которые не идут ни в какое сравнение по усвояемости и полезности с молочными жирами. Кстати, буквально на днях в магазинах появилось и “Масло для поста”. Название, мягко говоря, от лукавого: ведь сделано оно на основе все тех же растительных жиров и маслом в строгом смысле не является.
     При этом сливочных масел, на упаковках которых написан ГОСТ, продается очень много. Но не спешите радоваться: и здесь вас могут обмануть.
     — Посмотрите, сколько стоит брикетик сливочного масла в магазине. При нынешних закупочных ценах на масло оно слишком дешево для изготовленного по ГОСТу, то есть полностью из сливок, — говорит Татьяна Рыбалова. — Потребителя вводят в заблуждение и отечественные, и иностранные производители. Причем экспертизу импортного масла производить сложнее, так как там растительные масла вводят в процессе производства, взбивая, а у нас — просто смешивают готовые масла — сливочное и растительное. Да и вообще оборудования для подобных экспертиз у нас в стране мало.
     Вот раньше все было просто. На прилавках лежали масло и маргарин. Маргарин покупали разве что для кондитерских изделий, потому что считали его вредным. И справедливо считали. Ведь делали его как раз из растительных жиров путем сгущения, при этом в продукте оставались вещества, которые способствовали развитию раковых заболеваний. С их употреблением связано и снижение уровня тестостерона — гормона, отвечающего за мужскую потенцию.

Плохо быть лохом

     Двадцать лет назад маргарин был плохим и у нас, и на Западе. Но “там” за десятилетия научились сгущать растительные масла, не оставляя в них вредных веществ. Этого потребовал рынок: народ, напуганный “холестериновой угрозой”, от сливочного масла отказывался и спрашивал в магазинах его диетические заменители. Появились и законы, запрещающие использовать низкокачественные технологии. Но свято место пусто не бывает. И дешевые в производстве маргарины, невинно названные “легким” и “мягким маслом”, потоком хлынули на российский рынок, где таких законов не существует.
     В России действует мощнейшее лобби импортеров псевдомасла. Оно платит и за многочисленную рекламу, где навязчиво говорится о том, что эти масла “легкие и полезные”, а главное — не содержат холестерина.
     В итоге доля импортных масел на нашем рынке доходит до 40%. Известны и еще более страшные данные: до 70% мясомолочной продукции, поступающей на наш рынок из-за границы, является браком.
     — Сейчас мы пытаемся на законодательном уровне принять новые стандарты, — говорит депутат Госдумы, председатель совета Ассоциации отраслевых союзов АПК Виктор СЕМЕНОВ. — Масло сливочное, твердое растительное и комбинированные масла должны быть четко разграничены. И на этикетках рядом со словом “масло” должно так же крупно писаться, что это за масло: сливочное, растительное или комбинированное.
     Кстати, в июле будут приняты ГОСТы и для “неправильного” молока. Но хитрость в том, что они не повысят качество белой жидкости, а наоборот — узаконят все суррогаты, которые сейчас есть на рынке. Так что о ГОСТах в старом, советском понимании скоро придется забыть.
     Наши же производители, пользуясь неразборчивостью и бедностью россиян, давно перестали выбирать между полезностью продуктов и коммерческими интересами. Выбор сделан давно, и в пользу последних.
     Наш человек ест что дают. Но все же организм подсознательно чувствует фальшь и отказывается от суррогатной белой жидкости. По статистике, потребление молока в Москве падает с каждым годом. Но денег и с того, что нам продают хитрые бизнесмены, им на хлеб с маслом хватает. На хлеб с настоящим маслом. Сами-то они — люди умные: свое “молоко” не употребляют...
     А какой дать совет простому потребителю после проведенного нами расследования, мы даже и не знаем. Если только один. Заводите свою корову. На балконе. Если соседи не возражают.
     



Партнеры