Социальное извращение

Молодые дадут старым. На жизнь

31 марта 2004 в 00:00, просмотров: 214
     Президент начал свой новый срок с приказа правительству резко, всего за два года, справиться с бедностью в стране. Разумеется, новички заерзали: надо же доказать, что они достойны высоких кресел. При всем богатстве выбора вариантов немного. Да и те, что есть, спорные. Если повысить налоги, остановится производство — какое тогда удвоение ВВП. Если уменьшить — и того хуже: бедные просто вымрут. Решили остановиться посередине. Сделать вид, что отпустили налоговую удавку, а на самом деле — устроить раскулачивание. Как водится, всех, кроме богатых.

Бери больше, кидай дальше

     Как известно, каждое российское предприятие, прежде чем выплатить своим работникам жалованье, отдает государству с общей суммы так называемый единый социальный налог. Максимальная ставка сегодня — 35,6%. Эти деньги идут в несколько мест: 28% — на пенсии, 4% — на социальное страхование, еще 3,6% — в медстрах. Впрочем, не каждая контора платит именно такую ставку. Если, скажем, ее сотрудники получают больше 100 тыс. рублей в год (то есть чуть выше 8 тыс. в месяц), то на “социалку” идет только 20%. Такая вот нисходящая шкала: чем выше зарплата сотрудников, тем меньше для предприятия соцналог.
     Уже несколько лет эта система критикуется со всех сторон. В Госдуме, например, утверждают, что слишком высокая ставка ЕСН связывает предпринимателей по рукам и ногам. Большие налоги делают продукцию неконкурентоспособной — в любой момент можно обанкротиться. Однако главная претензия не в этом. У бизнесменов нет стимулов выводить жалованье работников “из тени”. Зачем платить со всего фонда 35,6%, если выгоднее начислить всем “по-белому” какую-нибудь тысячу рублей и с них выплатить ЕСН, а остальное доверить “специалистам”, которые за 10—15% избавят предприятие от тяжкого социального бремени. А зарплату рассовать по конвертам.
     Дело дошло до того, что парламент в первом чтении проголосовал за новую шкалу ЕСН, которая, по замыслу разработчиков, должна вывести зарплаты “из тени”. Депутаты предложили понизить ставку с нынешних 36,5% до 30%. А регрессию включать уже тогда, когда годовые доходы сотрудников составляют 65 тыс. рублей вместо теперешних 100 тысяч. Идея проста. Чем больше “белых” зарплат, тем больше денег идет в казну в виде целого ряда налогов. Соответственно, больше накапливается средств в социальных фондах, а значит, выше пособия и пенсии. Вот тебе и борьба с бедностью.
     Нетрудно посчитать, что таким образом депутаты хотели выбить стул из-под разного рода дельцов, сделав выгодной легализацию всех зарплат от 300 до 2 тысяч долларов. Сейчас для подобных зарплат соцналог составляет 20%.

Новые налоги — это увеличенные старые

     Казалось, против этих предложений и правительство не возражает. Однако после смены кабинета чиновники заговорили по-другому. Предложили понизить ЕСН до 26%. Причем для всех без исключения предприятий, платят ли они работникам копейки или вполне достойное жалованье.
     На первый взгляд бизнесу будет легче: налоговая нагрузка ослабевает. Да и работники вроде бы должны с этого поиметь прибавку, ведь у работодателя появляется стимул не таиться от налоговых органов и смело увеличивать фонд заработной платы.
     Однако на деле все выглядит вовсе не так стройно. По мнению председателя подкомитета по валютному контролю Госдумы Михаила Задорнова, у нормально работающих отраслей налогообложение в итоге не уменьшается, а, наоборот, увеличивается. Скажем, для организаций, которые платили работникам приличные “белые” зарплаты почти в 1 тыс. долларов, социальные налоги вырастут с 20% до 26%. Причем налог вырастет не только для сегодняшних “королей” жизни — нефтяников и металлургов, но и для всех, кто получает зарплату от 300 до примерно 2000 долларов. В результате у предпринимателей не только не появится никакого стимула выводить зарплаты “из тени” — они начнут прятать заработанное.
     Работникам от этих новшеств тоже толку мало. Ведь бизнесмену никто не вправе указывать, как тратить сэкономленные деньги. А значит, совершенно не обязательно, что вслед за снижением соцналогов должен последовать рост зарплат. На рынке труда услуги людей оцениваются вполне конкретными деньгами. И к их величине налоги не имеют никакого отношения.
     Можно, конечно, надеяться, что после снижения налога предприниматель пустит свалившуюся ему на голову “экономию” на развитие собственного производства или трудоустроит безработных сограждан. Правда, увидеть результаты можно будет не сегодня-завтра, а в достаточно отдаленном будущем. Двух лет, отпущенных президентом на борьбу с бедностью, слишком мало.
     А вот предложение снизить ЕСН в этом контексте звучит просто кощунственно. Ведь чем ниже соцналог, тем меньше денег идет на пенсии и прочую социалку. Уже подсчитано, что это предложение правительства сэкономит бизнесу примерно 280 млрд. рублей, зато бюджет лишится 185 млрд. рублей. То, ради чего все затевалось — вывод зарплат “из тени”, — не состоится, потому что налоги для большинства предприятий при таком раскладе вырастут.

Деньги вместо льгот

     Совершенно очевидно, что снижение ЕСН обернется кризисом соцфондов и обойдется только Пенсионному фонду в 167 млрд. рублевых потерь. Тем не менее власти, похоже, полны решимости продолжать эксперимент и сдаваться не хотят. Чтобы компенсировать потери, предлагают одну хитроумную идею за другой. Однако их общий смысл сводится к одному: перешерстить наши доходы.
     Как стало известно “МК”, ради снижения налогов сейчас в правительстве идет активная работа по отсеву так называемых нефинансируемых мандатов. То есть те законы, по которым гражданам полагаются какие-нибудь выплаты (не факт, что граждане их получают), уйдут в историю. Естественно, заодно исчезнут все существующие льготы. К примеру, 50%-ная оплата телефона и коммунальных платежей, бесплатный проезд на городском транспорте и льготная оплата лекарств для престарелых граждан будет заменена прибавкой к пенсиям.
     Как сообщил бывший глава фонда социального страхования, депутат Виктор Дубровский, уже определена сумма, которая заменит льготы, — 164 млрд. рублей. Денег много. Однако если их поделить между всеми 32 млн. льготников, получится всего по 427 рублей. За однокомнатную квартиру пенсионер платит примерно 1 тыс. рублей. Будет 2000. Ежемесячная поездка на транспорте в оба конца обойдется в 600 рублей, а единый будет стоить 700 рублей. К тому же льготные лекарства в аптеках исчезнут. Если будут отменены все льготы для всех без разбора пенсионеров, это будет означать, что старики останутся без средств к существованию.
     Впрочем, сейчас поговаривают, что новые правила будут распространяться только на новых пенсионеров. Им-де и будет полагаться эта прибавка. Правда, они тогда столкнутся с дилеммой: а стоит ли торопиться на пенсию, когда пособия ни на что не хватает? Пенсионный “срок” исчезнет сам собой. В общем, прощай, пенсия. Пора зарабатывать на хлеб насущный.
     Кстати, на прошлой неделе новый министр здравоохранения и соцзащиты Михаил Зурабов вновь вернулся к своей излюбленной теме: повышению пенсионного возраста. Правда, на этот раз в добровольном порядке. И предложил старикам “сделку”: 5 лет работы после пенсии в обмен на 50%-ную прибавку к ней.
     Звучит, конечно, заманчиво. С одной оговоркой. Редкий российский мужчина в состоянии дотянуть до “заслуженного отдыха”: средняя продолжительность жизни — 56 лет.

За реформу заплатят сорокалетние

     Во всем мире принято, что богатые оплачивают проблемы бедных. Только не у нас. Наше многочисленное чиновничество не приучено к решению сложных задач, а потому основную тяжесть борьбы с бедностью всегда перекладывает на плечи самых слабых.
     В правительстве серьезно обсуждается проект отмены оплаты фондом социального страхования больничных листов за первые три дня заболевания. И все потому, что в случае снижения ЕСН до 26% в будущем средств на выплату больничных листов может не хватить даже очень молодым работникам. В результате уже скоро временную нетрудоспособность предстоит оплачивать либо самому работнику, либо его работодателю. Причем в размере не 100% зарплаты, как сейчас для людей с большим стажем работы, а 87%. То есть за вычетом подоходного налога. И если более или менее обеспеченный человек даже не заметит этих потерь, то для людей, живущих на грани прожиточного минимума, это будет еще одним ударом по кошельку.
     Но сильнее всего усыхание ЕСН ударит по пенсионным отчислениям. Как-никак это 28% из 36,5% социального налога. Нынешние пенсионеры от этого, правда, не пострадают. Индексация их мизерных пенсий идет по определенным правилам, и все теперешние эксперименты не имеют к ним никакого отношения. Старики продолжат получать ровно столько, сколько имеют сейчас. Другое дело, что уменьшение ЕСН может вызвать нехватку средств в бюджете на выплату этих пособий. Но компенсировать потери за свой счет государство пока не планирует.
     В поисках крайнего, на которого можно “повесить” эти расходы, оно бросило жребий. Выбор пал на “сорокалетних”, то есть людей 1953—1967 годов рождения (среди всех работающих сегодня они в явном большинстве). Им придется отдуваться за всех остальных. Напомним, что современная пенсия состоит из трех частей: базовой, страховой и накопительной. Для “сорокалетних” это соответственно 14%, 12% и 2% в двадцативосьмипроцентной пенсионной части ЕСН. Своими 14% и 12% эти граждане оплачивают пособия нынешних пенсионеров, а небольшой остаток (2%) идет в их “личную” копилку. После реформы содержание нынешних пенсионеров для них подорожает: на страховую часть пенсий придется отдавать 14%. То есть их лишат собственных накоплений на старость.
     К примеру, при зарплате 500 долларов, накапливая по 2% в месяц, за двадцать лет можно было заработать к будущей пенсии почти 2,5 тысячи баксов. Даже без учета годовой доходности пенфондов, которая, если верить рекламе, может достигать 40% годовых. Именно эти деньги у них и отнимут для того, чтобы залатать дыры в пенсионном бюджете. Ведь накопительная пенсия будет формироваться только для граждан 1968 года рождения и моложе, которым пока не больше 36 лет. Только им обещается пенсионный рай, но... через 20 лет.
     Впрочем, как сообщил Виктор Дубровский, сейчас заговорили о том, чтобы в обмен на льготы по уплате подоходного налога разрешить “сорокалетним” добровольно копить деньги на старость. Причем отдавать деньги на хранение не куда-нибудь (в тот же банк или страховую компанию), а в государственный пенсионный фонд. Правда, сегодня это вряд ли возможно. Вряд ли кто-то согласится расставаться с кругленькой суммой ради призрачного будущего.

Вперед в прошлое

     В общем, история борьбы с бедностью и уменьшения единого соцналога похожа на тришкин кафтан. Денег много не бывает нигде. Особенно пенсионных. Однако в нашей стране власти с маниакальным упорством продолжают копошиться в кошельках самых бедных.
     Для иллюстрации пенсионных проблем экономисты часто пользуются упрощенной моделью некой воображаемой страны, в которой всего трое жителей. Двое из них работают, а один — на пенсии. При этом эти двое умудряются выращивать три яблока. Через налоговую систему происходит перераспределение, и всем достается по одному на брата… Со временем население стареет. Теперь уже один работает, а двое — заслуженно отдыхают. Бедняге в одиночку приходится выращивать прежний урожай. И опять с помощью повышенных налогов всем достается по одному фрукту.
     Но большие поборы пережить трудно. Поэтому в этой стране вводят накопительную систему. Это означает, что те же деньги, которые изымались через налоги, будут вложены в акционерный капитал тех же предприятий, на которых работает все тот же горемыка. Однако через этот капитал, через получение дивидендов у него все равно заберут два яблока. Поэтому специалисты утверждают, что с точки зрения макроэкономики накопительная пенсионная система или распределительная — все едино. Особенно если сравнивать их в долгосрочной перспективе.
     Тем более что пенсионные деньги всегда вкладываются в консервативные инструменты, то есть в надежные ценные бумаги (как правило, в государственные долговые обязательства). Очевидно, что при этом внутренний долг страны вырастет. И его рано или поздно придется гасить. Обычно “час икс” наступает через 20—30 лет — срок, когда, по расчетам экономистов, подойдет черед задуматься о выходе на пенсию сегодняшней молодежи. Тогда и выяснится, что без помощи государства не обойтись. Придется повышать налоги, чтобы затыкать дыры в трескающемся по швам пенсионном фонде. Иначе под “дефолт” попадут следующие пенсионеры.
     Это и произошло в Чили. В начале 70-х годов пришедший к власти Пиночет отменил все пенсии. Вместо них стартовала накопительная система, в которую смогли войти только граждане моложе 40 лет. Остальным пришлось довольствоваться мизерным пособием по бедности. И хотя первые выплаты по новой системе начались только спустя двадцать лет, сразу же столкнулись с нехваткой денег. С нашей пенсионной реформой может случиться то же самое. У пенсионеров будущего будут те же проблемы.

Старость — стране в тягость

     По расчетам Михаила Задорнова, уже к 2010 году в Пенсионном фонде образуется огромная дыра. Если обещанной правительством легализации доходов не случится, денег для стариков просто не будет. Ведь пенсионеры — это не эксклюзивная российская проблема. Все цивилизованные страны вынуждены время от времени решать возникающие проблемы. Люди в современном мире живут долго. А это значит, пенсионеров год от года становится больше, а работающих — меньше. Повышать налоги до бесконечности невозможно. А раз так, надо искать другие пути.
     Тем более что в нашем случае решение лежит на поверхности. Зачем ставить очередные опыты над россиянами, урезая доходы самых бедных, если государство справляется собственными силами. Вот уже несколько лет бюджет верстается с завидным запасом прочности. В прошлом году дополнительные доходы зашкалили за 300 млрд. рублей! Это, между прочим, не считая многочисленных “загашников” в виде различных стабилизационных фондов и прочих золотовалютных резервов. Так что властям давно пора задуматься, как потратить, а не искать, кого обобрать.
     



Партнеры