Убийство за политику

Каждый подсудимый по делу Юшенкова получил по заслугам

31 марта 2004 в 00:00, просмотров: 285
     Вчера в Мосгорсуде был оглашен приговор по делу об убийстве депутата Госдумы Сергея Юшенкова. По 20 лет в колонии строгого режима суд “отмерил” и организатору преступления Михаилу Коданеву, и исполнителю Александру Кулачинскому.
     Еще двоих соучастников — Александра Винника и Игоря Киселева — суд приговорил к 10 и 11 годам лишения свободы соответственно. А Антон Дрозд и Владислав Пальков ранее были оправданы присяжными.
  
   Начало последнего в этом процессе заседания все время откладывали. По-видимому, автозак, в котором везли подсудимых, безнадежно застрял где-то в “пробках”. Оживленная тусовка судебных репортеров и телеоператоров наглухо перекрыла тесный и душный коридор Мосгорсуда на 4-м этаже. “Я вообще-то, ребята, тут работаю...” — робко попыталась пробиться сквозь толпу судейская дама. “А мы тут свежим воздухом дышим!” — весело парировали журналисты.
     Наконец в зал ввели подсудимых — всего троих. Коданева так и не привезли. “У нас нет связи с изолятором, — объяснил его защитник Генри Резник. — И мы не знаем точно, что с ним случилось. Знаем только, что он не доставлен в связи с болезненным состоянием”.
     У Винника оживленно блестели глаза, он позволял себя фотографировать. Зато Кулачинский и Киселев дружно закрыли лица прозрачными папочками: один — красной, другой — белой. Так и простояли все время, слушая приговор.
     Итак, Коданев осужден на 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима (по ст. 277 УК РФ — покушение на жизнь государственного деятеля — суд назначил ему 19 лет, а по ст. 222 — незаконный оборот оружия — 6 лет; по совокупности путем частичного сложения наказаний получилось 20 лет).
     Винник по тем же самым статьям с учетом “снисхождения” присяжных получил 10 лет строгого режима. Кулачинский признан виновным в непосредственном исполнении убийства по найму в составе организованной группы — 20 лет строгого режима. А посредник Киселев (за то же) — 11 лет.
     Суд также определил, что пострадавшей Валентине Юшенковой будет компенсирован моральный вред — 4 млн. руб. Его взыщут со всех четверых осужденных в равных долях.
     — Вы удовлетворены приговором? — наивно спросила я у дочери Коданева. — Все ж таки не пожизненное...
     — Вы что, с ума сошли?! — возмутилась девушка. — Ему 20 лет дали, а он абсолютно невиновен!
     Потом адвокаты поочередно выходили к прессе. Адвокат Киселева Вера Самсонова заявила, что срок наказания обжаловать они не будут — достаточно и того, что из обвинения исключили некоторые пункты. Адвокат Винника Виктор Клевцов пока не знает, будет ли обжаловано наказание. А адвокат Кулачинского Сергей Денисов, хотя и доволен, что “политический мотив исключен из вердикта”, собирается все-таки оспорить приговор и попытаться доказать, что организованной группы не было.
     Представитель потерпевшей Юрий Шмидт сказал, что очень доволен тем, как проходил этот тяжелый процесс, и работой судьи, которая сумела удержать его в рамках закона.
     — С вердиктом защита не согласна, — заявил Резник. — Ну а судья была связана вердиктом и не разделила позицию защиты.
      — А в чем эта позиция?
     — И Коданева, и Винника надо было судить за убийство, а не по 277-й статье — убийство за политику.
     Напомню, что в прениях, после того как присяжные вынесли свой вердикт, Резник заявил: “Непрофессионализм следствия в лице Генпрокуратуры создал парадоксальную ситуацию. Коданева обвинили по несравненно более тяжкой статье, чем следовало, — в убийстве государственного и общественного деятеля. А разве это так?” На самом деле, по мнению Резника, его подзащитный виноват только в обычном убийстве: “Скажем, жена убила мужа-депутата. Сковородкой. Но она же убила его не за политику!” Конечно, ставить вердикт под сомнение никто не имеет права, лукаво гнул Резник свою линию, и у суда нет другого выхода, как распустить целиком коллегию присяжных, набрать новых и начать рассмотрение с нуля...
     Но эта “бомба”, подложенная известным адвокатом под суд, не взорвалась.
     А вот как ответил на вопросы “МК” прокурор Дмитрий Шохин.
     — Ваше отношение к вердикту присяжных?
     — Я рад, что виновными признаны именно те люди, кто совершил преступление.
      — Если обвиняемых Палькова и Дрозда оправдали, значит, следствие плохо сработало?
   
  — Я имею право на собственное мнение, но мне как участнику процесса законодатель не дает права его высказывать...
     Еще прокурор добавил, что приговором он удовлетворен Так же, как и вдова Сергея Юшенкова — Валентина.
     


Партнеры