Звезда и пилюля

Чемпионы хит-парадов собирали в уик-энд аншлаги

31 марта 2004 в 00:00, просмотров: 220
     В дни школьных каникул стряслись две вопиющие музыкальные радости для детей среднего и старшего обучающегося возраста.
  
   
     В Лужниках, во Дворце спорта, свежевылупившиеся чемпионы хит-парадов и лидеры разновсяческих эфиров — группа “Звери” перекусила публику пополам, обрушив на аншлаговый зал (восьмитысячный Дворец спорта был забит практически под завязку, что — невиданный в последнее время результат для рок-сольника) двухчасовой сэт, собранный из материала двух пластинок. Рома Зверь — новоявленный секс-символ подросткового контингента, вышел на авансцену прямо-таки как Дэйв Гахен какой: в серебристо-гламурном, искрами сверкающем костюмчике. То была, как оказалось, язвительная концепция: концерт начался с песни “Фабрика грез”, уведомляющей о том, что, мол, по-любому, детишки, — весь этот шоу-биз, блестки и мишура — сплошные иллюзии, не сказать — одна гигантская, затягивающая, оглушительная лажа! Расставив точки над “i”, Рома скинул пиджак, и начался уже характерный творчеству группы минимализм: ноль декораций на сцене, лишь огромные четкие буквы на заднике (название группы, если кто не помнит), незамысловатое громыхание гитар и никаких прикрас. Однако все восемь тысяч подростков и примкнувших к ним “озверелых” взрослых голосили хором и наизусть не только растиражированный клипами репертуар — “Просто такая сильная любовь”, “Дожди-пистолеты”, “Все, что тебя касается”, но и весь, вовсе еще не раскрученный, только вышедший второй альбом “Районы-кварталы”. Скептические и ревнивые деятели рок-индустрии, продюсеры, теле- и радиобоссы, пришкандыбавшие глянуть на степень успешности у молодняка незамысловатых “Зверей”, недоуменно вскидывали брови и завистливо закусывали губу: вот, блин, какой нынче расклад-то в рок-тусе вырисовывается!
     
     На следующий вечер в Ледовом дворце города Санкт-Петербурга солировала опять же героиня годовых хит-парадов Глюкоза. “Мегахаус”, надобно сказать, был закусан и буквально испепелен праведным гневом даже друзей и близких людей, недоумевавших в новогоднем состоянии, как это и в его, “погруженном” Мега-Top-Year-2003 в графе “Певица” победила не кто-нибудь из главных наших властительниц дум, пламенных рок-героинь, а околопопсовая протеже вездесущего продюсера Макса Фадеева. “Мегахаус” маялся и скорбел о случившемся рок-загоне (явлении временном, судя по неким весенним признакам), но осознавал, что зимний выбор читательско-слушательских масс таков, ибо на проект “Глюкоза” малолетние массы были за год подсажены, как на сладкую пилюлю, путем точечных виртуально-сублиминалистических манипуляций.
     Лишнее подтверждение тому — зал Ледового дворца, 12-тысячник, заполненный практически полностью (тысяч на десять с половиной), в основном — школьниками от 10 до 13, в сопровождении пританцовывающих родителей. Полуторачасовая каникулярная сказка для детворы вполне удалась: сценография удивила размахом даже виды видавший “Мегахаус”. Шесть огромных экранов, на которых живут отдельной жизнью шагнувшие из телевизора анимационные персонажи: отвязная, компьютерная Глюкозина и ее компашка музыкантов. Виртуальные проекции, взрывы, искусственный снег из-под потолка, технократического дизайна инструменты (допустим, клавиши, болтающиеся на пружинах вместо стойки), киберпанковые прикиды озвучивающих шоу музыкантов (кожаные плащи, опутанные электрогирляндами, и т.д.)... И милая, задорная, старающаяся на сцене блондиночка Наташа, закидываемая розовыми слониками и плюшевыми зайками из ладошек детей, визжащих от счастья... У “Мегахауса”, однако, случился вполне реальный глюк. От разительного контрастирования виртуального задника и сценических реалий. Постоянное присутствие на протяжении всего концерта на огромном экране дерущейся, нахально жующей жвачку Глюкозы изначально-виртуальной упорно бросало в глаза, насколько отличается-таки придуманный образ от милой девушки, его оживляющей.
     
     Для людей же более зрелых в те же дни был Дельфин в Театре эстрады, с представляющей новый альбом программой “Звезда”. Послевкусие от концерта ярче всего выразила побывавшая на нем певица Линда: “Такое же чувство было у меня от фильма “Куклы”... Отчетливое чувство бесконечности... Чувство, что ничего не начинается и ничего не заканчивается, все закольцовано...”
     Дельфин продолжает писать отменные тексты в жестком засэмплированном обрамлении. Про концерт “Мегахаус” сказал бы вот что: все так же хорош Дельфин, только выглядит теперь ДОРОЖЕ. Минимализм полупустой сцены (с гитарой и помостом для ударных, на фоне которого человек с микрофоном) теперь перечеркивается девятью (!) экранами с концентрирующими в образы ярость песен видеопроекциями. Грусть и отстраненность самого Дельфина на сцене — это повод глубже вдохнуть воздух его песен, с осмысленным достоинством и без фанатской экзальтации... Впрочем, об этом предстоит разговор отдельный, пластинка “Звезда” его провоцирует без сомнения.
     


Партнеры