Интеллигенция против ВВП

В знак протеста она хочет перекрыть движение на Садовом

31 марта 2004 в 00:00, просмотров: 306
     ВВП решил построить в Москве свою школу. В перерывах между выступлениями по ТВ Владимир Владимирович планирует лично обучать молодежь тонкостям журналистского мастерства. Городские власти, разумеется, пошли ему навстречу. А вот жильцы соседних домов и депутаты сопротивляются. В итоге возник серьезный конфликт.
 
    Кстати, ВВП — это не тот, о ком вы подумали. Это — Владимир Владимирович Познер.
     В 1999 году московское правительство выделило под строительство “Школы телевизионного мастерства под руководством Познера В.В.” 0,2 га. Место под “школу” дали на пересечении улицы Малой Дмитровки и Садового кольца. Но она все как-то не строилась. А в ноябре пришли строители.
     — Стройку огородили забором и написали, что идут противоаварийные работы, — говорят жильцы дома №24/2 по Малой Дмитровке, расположенного в десятке метров от будущего здания. — Мы сначала поверили: мало ли что? Но через несколько дней появились котлован и сваи.
     В управе им сообщили, что здесь возводят Школу телевизионного мастерства. Кроме того, как выяснилось, в ходе строительства будет реконструировано двухэтажное здание, в котором находились мастерские столичных художников.
     — Мы удивлены: на экране Владимир Владимирович всех выслушивает, желает знать общественное мнение, а тут творится такое — и он об этом словно не знает, — говорят жильцы дома 24/2.
     Здесь стоит добавить, что по постановлению правительства Москвы под здание выделено 0,4 га. Решено было построить 6-этажный многофункциональный комплекс площадью 17 тысяч кв. метров, в котором школе Познера принадлежит десятая часть, а остальное пространство займут офисы и подземная автостоянка.
     Жильцы стали писать во все инстанции. Даже дали телеграмму другому ВВП — Путину.
     — Ко мне обратились представители московской интеллигенции — художники, у которых были мастерские, жители дома №24/2 — скульпторы, актеры, — говорит депутат Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов. — Я стал разбираться и выяснил, что эта “школа” серьезно ухудшит условия проживания людей. Одновременно началась проверка разрешений, экспертиз — оказалось, что многих нужных документов не было. Для меня важно, чтобы был выполнен закон и учтены просьбы людей. Поэтому я буду добиваться, чтобы художников обеспечили мастерскими. А второе — проект нужно согласовать таким образом, чтобы он не нарушал санитарные нормы, чтобы комплекс не заслонял свет. Если либерал — это профессия, то Познер — профессиональный либерал. А мне бы хотелось верить в него как в человека.
     “МК” не мог не обратиться к самому Владимиру Познеру. Знает ли он, как идет строительство школы под его руководством?
     — Непосредственно к строительству я отношения не имею, — сказал в телефонном разговоре Владимир Владимирович.
     — Но ведь школа телевизионного мастерства будет под вашим руководством?
     — Нет.
     — Нет?..
     — Если хотите, поговорите с директором этой школы — Екатериной Михайловной Орловой. Я сейчас дам ей трубку.
     (Трубку берет Екатерина Михайловна. Кстати, супруга Познера.)
     — Вся разрешительная документация на строительство существует.
     — А почему же строительство идет так долго?
     — Мы долго не могли найти инвестора. Дефолт был, вы же помните. Иностранный инвестор от нас ушел. Потом нашли российскую компанию “Крост”. Она строит дом. А вообще-то сама Школа телевизионного мастерства существует еще с 1997 года.
     — И как проходят занятия в школе?
     — Наши студенты, в основном региональные телевизионщики, получают второе высшее образование.
     — А где вы их учите, если нет помещения?
     — Где придется — ютимся то тут, то там...
     Следуя совету Познера, мы обратились и к инвестору — компании “Крост”. У строителей — своя точка зрения.
     — Жители говорят неправду и путаются на каждом шагу, — сказал “МК” директор управления рекламы и коммуникаций компании “Крост” Леонид Белага. — Я воспринимаю это как форму рэкета. Обращения инициативной группы к прессе мы расцениваем как попытку давления на суд, который состоится в апреле. Все документы на строительство в ноябре прошлого года у нас были.
     — Почему же вы остановили строительство?
     — Потому что Главное управление охраны памятников подало в суд на жильцов дома №24 (в котором были мастерские художников. — Авт.). Некоторые из них не хотели освобождать помещения. Как только судебная тяжба закончится, мы возобновим строительство.
     — Мы не против строительства, — говорят жильцы. — Но одно дело — построить огромный комплекс, и совсем другое — небольшое 2—3-этажное здание. Делать из нас марионеток мы не позволим. Тем более что нас поддерживают и муниципалитет, и Мосгордума.
     Как написано в распоряжении правительства Москвы, 10% построенных площадей отдается в собственность школе Познера, 20% — городу в лице Департамента государственного и муниципального имущества Москвы, а 70% — инвестору. Тем не менее на бумаге весь комплекс по-прежнему называется “образовательным социально значимым учреждением” под названием “Школа телевизионного мастерства под руководством Познера В.В.”.
     Чем закончится конфликт — непонятно. Но местные жители настроены агрессивно. Местные активисты, одна из которых — народная артистка России Анастасия Вертинская, подали в префектуру ЦАО заявку с просьбой провести митинг против строительства. А ее соседи — скульпторы и художники — грозятся даже в знак протеста перегородить Садовое кольцо. И тут уже даже вопрос “кто прав, а кто виноват” уходит на второй план. И дело приобретает почти театральный оборот: такой экстравагантной акции с участием интеллигенции в столице до сих пор не было.
     



Партнеры