Все выше, и выше, и выше...

В Москве построят небоскребы

1 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 284

В ближайшие годы в рамках программы «Новое кольцо Москвы» столичное правительство планирует построить около шестидесяти новых жилых домов высотой от 47 до 60 этажей. «Москва не резиновая, – объяснил это решение Владимир Ресин. – Сегодня мы испытываем настоящий голод на высотное жилье. Москвичи обеспечены жильем в два раза хуже, чем жители среднеевропейского города, не говоря уже о Париже или Лондоне. Кроме этого, небоскребы станут архитектурными доминантами, возвышающимися над районами, построенными в 60–70-е годы ХХ века, и придадут им новый облик».
По словам Ресина, у Москвы есть почти все, чтобы начать беспрецедентное строительство: земля, инвесторы, желание и люди, которых можно обучить новым технологиям. С другой стороны, он честно говорит о том, чего у Москвы на сегодняшний день нет. Нет оборудования, нет механизмов, но самое главное – нет нормативной базы для строительства высотных зданий. «Мы хорошо знаем, как строить 35-этажки, – признается Владимир Ресин. – Все, что выше этого, – для нас целина. А мы замахнулись на 60-этажные и даже на одно 116-этажное здание».

Построить небоскреб – не ракету изобрести
«Нам нужно научиться строить небоскребы», – так обрисовал Ресин стоящую перед Москвой задачу на встрече с крупнейшим нью-йоркским девелопером и одновременно – медиа-магнатом Мортом Цукерманом (Mortimer Zuckerman – издатель U.S. News & World Report и the New York Daily News). «Возведение небоскреба – это не строительство ракеты, – сказал Цукерман. – По крайней мере, вам не придется изобретать колесо».
Морт Цукерман работает в строительном бизнесе 42 года. Стаж Ресина-строителя на 4 года больше. Эти люди, несмотря на присутствие переводчика, говорят на одном языке. Речь идет о сроках, о безопасности и о рисках. «Реально ли построить пятидесятиэтажку за два года?» – интересуется Ресин.
По мнению Цукермана, два года – срок слишком короткий. Пятидесятиэтажное здание Цукерман строит за 31 месяц.
В свое время самый высокий небоскреб в Нью-Йорке – Empire State Building – был построен за 13 месяцев, причем в разгар жесточайшей депрессии, безработицы и уныния в обществе. Только что на Columbus Circle, в самом центре Манхэттена, открылся новый высотный комплекс, в строительстве которого вместе с другими девелоперами участвовал и Цукерман.
Мой старинный друг и один из самых известных американских советологов Джонатан Сандерс стал куратором новой книги Владимира Ресина «Building Moscow», презентация которой прошла в конце марта в Нью-Йорке и являлась частью официальной программы по поиску американских партнеров для участия в строительстве «Нового кольца Москвы». Чему может Америка научить Москву? И чему – почему бы нет? – Москва может научить Америку? Ответы на эти вопросы перешли из области теории в практическую плоскость.
Догнать и перегнать!
Причина строительства небоскребов как в Нью-Йорке, так и в Москве – комбинация экономических, технологических и политических факторов. В Нью-Йорке два из них были основополагающими: недостаток земли, создание новых, революционных технологий и необходимость в новых, неслыханных до сих пор видах рекламы.
К 70-м годам XIX столетия свободное место в Нью-Йорке закончилось. Манхэттен не мог сделать того, что сделала в то время Москва, которая расширялась, заглатывая и медленно пережевывая деревни и поля, окружающие город.
Примерно в то же самое время, когда в Нью-Йорке закончилась свободная земля, были изобретены лифты. Одновременно упали цены на сталь. Появилась реальная возможность строить высокие здания. Одними из первых построили небоскребы нью-йоркские газеты. Это был период бурного соревнования (не вяло текущей и политически корректной конкуренции, как сегодня), когда каждая газета пыталась вырваться вперед, используя самые нетрадиционные виды рекламы. Небоскребы и стали таким передовым видом рекламы.
Возведение на рубеже веков небоскреба Singer стало образцом почти вечной рекламы.
Компания Woolworth, опутавшая страну сетью универмагов, построила один из самых красивых довоенных небоскребов – Metropolitan Life Building – 28-этажное здание из лайма и гранита.
В 20-х годах в соревнование друг с другом вступили Chrysler и Bank of Manhattan («дедушка» известного всем ныне Сити-Банка). Bank of Manhattan решил построить самое высокое здание в мире – чуть больше 1000 футов. Когда об этом узнали в Chrysler (по плану высота нового офиса автомобильного гиганта не должна была перейти отметку в 1000 футов), компания приняла нестандартное решение: достроить здание изнутри и таким образом вырвать победу. В результате над небоскребом Chrysler поднялась большая пирамида из нержавеющей стали, и именно он, а не строение Bank of Manhattan стало самым высоким зданием в мире. Строительство Chrysler произвело эффект ядерной реакции. Переплюнуть Chrysler захотели и все остальные. Небоскребы стали расти как грибы.
В марте 1930-го началось строительство Empire State Building. В среднем за неделю здание вырастало на 4 этажа, в апреле 1931 года оно было закончено.
13 месяцев, а также тысячи тонн бетона, стали и других стройматериалов ушли на строительство Empire State Building, которое стало самым высоким зданием в мире. Впрочем, само себя оно рекламировало еще и как центр самого мира. Например, планировалось, что путешественники из Европы смогут причаливать свои цеппелины на верхней палубе ESB. Никто тогда и представить себе не мог, что палуба найдет в будущем совсем другое применение: на ней будут размещены десятки мощнейших телекоммуникационных антенн. Кстати, в 1945 году большой бомбардировщик врезался в ESB. 18 человек погибло, но здание устояло!
История World Trade Center кардинально отличалась от истории ESB. Так как здание строилось государственными агентами, оно не попадало под обычные скрупулезные пожарные и прочие проверки. Не исключено, что огнеупорная изоляция, которую полагалось нанести на стальные конструкции, не везде была идеально доброкачественной. Следствие до сих пор пытается в этом разобраться.
Сегодня многие вслух говорят о том, что если бы WTC был выстроен так же, как ESB, то он, возможно, вообще не упал после самолетной атаки.
Точно так же, как если бы «Боинг» врезался в здание МГУ или МИДа, у них было бы скорее всего больше шансов уцелеть. Именно это обстоятельство имел в виду Владимир Ресин, когда говорил в Нью-Йорке о том, что новые московские небоскребы ни в коем случае не будут напоминать WTC.
Годы шли, небоскребы в Нью-Йорке становились все выше и выше. Но однажды настал такой момент, когда небоскребы здесь строить перестали. Или, по крайней мере, почти перестали. Строительство небоскребов стало слишком обузным делом. На Манхэттене стало тесно.
При том количестве ограничений, которые налагают на строителей власти, здесь теперь ни развернуться, ни повернуться, не получив предварительно тонны разрешительных документов. На получение этих бумаг, так же как и на суды с общественностью, уходят годы. Огромных трудов стоит завести материалы, хотя бы временно перекрыть улицу или установить высотный кран.
Символ Москвы – кольцо
В Москве в этом смысле строить было легче. Люди были недовольны, когда планировалось строительство отеля «Россия», но кто их слушал? Москвичам не нравился «Интурист», но никто не мог сказать и слова против этого монстра. Хотя, конечно, общественное мнение – палка о двух концах. Если послушать всех людей в Нью-Йорке, тогда здесь вообще ничего не было бы построено.
Необходим правильный баланс, который и предстоит найти московскому правительству. Но прежде нужно ответить на вопрос: нужны ли вообще Москве небоскребы? Что стоит за желанием московского правительства обнести Москву кольцом из стекла и бетона?
История дает приблизительные ответы на некоторые из этих вопросов.
В 1935 году был принят так называемый сталинский план реконструкции Москвы, главной целью которого было строительство нового коммунистического города. Есть русская пословица, в которой говорится, что в конце каждой дороги нужно видеть церковь. Сталин же хотел в конце дороги видеть монумент самому себе. Поэтому после Второй мировой войны он построил кольцо готических небоскребов, разрушив при этом, правда, храм Христа Спасителя и Сухаревскую башню, которая была своего рода предвестником европейского небоскреба.
Несмотря на бешеные темпы строительства (Москва возводит почти по 5 млн. кв. м в год), жилья в городе все равно не хватает. Да и площадки для застройки в городе становятся все большим дефицитом. В столице живет большая часть представителей среднего класса России – людей, которые хотят и могут покупать комфортабельные апартаменты на высоких этажах. Кроме того, строительство кольца высоток как магнит сможет притягивать людей и капиталы для дальнейшего развития рынка. Ведь Москва – это остров везения в море российского бизнеса.
Деньги у нас уже есть
Для того чтобы в Америке построить небоскреб, нужны, как правило, шесть видов участников. Девелопер, который организует финансирование. Основной клиент, который платит главную часть ренты и использует большую часть здания для своих нужд. Как правило, именно его имя ставится на небоскребе. Архитектор. Инженерно-конструкторская фирма. Генеральная инженерная фирма. Компания, занимающаяся стальными конструкциями, так как американский небоскреб, как правило, сделан из стали.
В чем сегодня испытывает самый большой дефицит Москва? Для чего Владимир Ресин и его команда приехали в Америку?
Из ответов Владимира Ресина стало понятно: абсолютно во всем, кроме денег. Деньги у московских инвесторов есть.
Кто будет строить новые московские небоскребы? Что нужно сделать для того, чтобы они стояли на московской земле так же прочно, как и на скалистом грунте Манхэттена? Как скажется суровый московский климат на новых зданиях?
Избежать ненужных ошибок, за которые потом придется расплачиваться поколениям, ознакомиться с более чем вековым опытом строительства небоскребов в Америке, взять из него все лучшее и использовать это в московском строительстве – в этом главный смысл визита московской делегации на берега Гудзона.




Партнеры