Универсальный солдат

Дмитрий ПАРФЕНОВ: “У меня все наконец хорошо — и не хотелось бы это испортить...”

1 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 261
     Игрок “Спартака” — раньше это был пафосный имидж. Сейчас никто такому имиджу не позавидует. “Какая умница Сычев, что вовремя ушел!” — теперь многие так говорят. Хотя еще совсем недавно жалели: как много он потерял! “Спартак” теперь совсем другой. Нет уже ни Цымбаларя, ни Тихонова, ни Романцева, дисквалифицирован Титов...
     Дмитрий Парфенов — чуть ли не последний из могикан. Красно-белые едва не потеряли его после травмы в 2002-м. Несчастный случай — перелом костей голени со смещением. Год и три месяца он не играл. Не верилось, что вернется. Но он вернулся. И стал лучшим бомбардиром российского чемпионата: у защитника Парфенова — 4 гола (хоть все и с пенальти) после 3 туров.

     
     — Я даже говорить сейчас ничего о своей травме не хочу — как вспомню, что пришлось пережить... — вздыхает он.
      Мобильный Димы не забуду теперь — хоть среди ночи разбуди. Столько раз я набирала этот номер за последние дни! Но поймать его было почти невозможно. Сначала Парфенов улетел из Москвы в Киев, затем — со сборной Украины — в Македонию. После тренировки едва успел забежать в номер (по Москве было уже десять вечера) и наскоро принять душ — и тут же вызвали на собрание команды. Только потом я услышала в трубке усталое “алло!”.
     Грустный голос. Тихий, но, как всегда, доброжелательный...
     Травмы преследовали его почти всю футбольную жизнь. Да не так много их было, но каждая могла стоить карьеры. И всякий раз Дима побеждал. Сильный он. И тот же Романцев прекрасно понимал: Парфенов из тех игроков, от которых отказываться нельзя, в какой бы форме он ни находился.
      — Скучаешь по Олегу Иванычу — если забыть о футбольной этике, о новом тренере?
     — Я не могу забыть о футбольной этике. Я ведь профессиональный игрок. Но, конечно, скучаю. И сильно. Романцев был нам как отец, что уж говорить...
      — Общаетесь сейчас, когда он совсем ушел с футбольной сцены?
     — Случается, но редко. Телефоны у него часто меняются, да и неудобно просто так названивать. Мы спортсмены — он тренер. Но когда встречаемся, пусть редко, — теплеет на душе. Слишком многое связывает. Все-таки столько лет вместе — разве их забудешь?..
      — По старым друзьям скучаешь? Цымбаларю, Аленичеву, Тихонову? “Спартак” всегда был единым организмом, который словно на части разорвали.
     — Тоже скучаю, но ничего ведь поделать не могу. Футболист — такая профессия, что подразумевает: всю карьеру бок о бок с кем-то едва ли отыграешь.
      — А с кем дружишь сейчас — из старой гвардии, имею в виду?
     — Из старых друзей только Ковтун и Калиниченко остались. Вокруг теперь сплошные иностранцы. Некоторые по-русски не понимают и сказать ничего не могут. Естественно, это напрягает. Но такова реальность и суть нашей профессии: мы не выбираем, с кем играть.
      — Как сейчас Егор Титов себя чувствует? Ты ведь наверняка близко общался с ним, пока решалась его судьба.
     — Еще бы! И сначала ему было ужасно тяжело. Слишком сильный удар — никому такого пожелаешь. Слава богу, Егору уже лучше. Потихоньку приходит в себя.
      — Ты не боялся, что никогда больше не выйдешь на поле?
     — Поначалу боялся. Все предпосылки к этому были. Но меня близкие люди так поддержали — команда, жена...
      — Давно женился?
     — Полтора года уж.
      — Романтическая история?
     — Можно сказать... За рулем познакомились, на светофоре.
      — Почти такая же романтика, как у Ролана и Инны Гусевых, которые встретили друг друга на эскалаторе галереи “Актер”: он ехал вниз, она вверх, или наоборот...
     — Не понимаю, почему это нас с Наташей надо с кем-то сравнивать!
      — Знаешь, просто Инна с Роланом тоже познакомились, когда ему было тяжело. Она была рядом, когда он залечивал серьезнейшую травму. Может, это судьба, что в такие моменты Бог не оставил вас одних...
     — Невольно начинаешь в это верить.
      — Скажи, как тебе новый тренер “Спартака” Скала? Действительно такой суперпрофи, как говорят?
     — Действительно. Впрочем, тренеров не выбирают.
      — Почти как родственников... Дим, а правда, что ты отказался играть за сборную Украины? Прости, но ходили такие слухи...
     — Я? Никогда! Просто кому-то захотелось интриги на пустом месте, вот и все. А я всегда повторял, что хочу играть за сборную.
      — Как ты чувствуешь себя сейчас?
     — Хорошо. И вообще у меня все наконец хорошо. И не хотелось бы все это испортить...
      — “Спартак” сейчас — всеобщая боль, даже для некоторых из тех, кто за “Динамо” или ЦСКА всю свою жизнь болел. Что чувствуешь ты, как человек, который живет этим?
     Напряженная пауза. Четкий ответ:
     — Я не могу говорить об этом. Все нормально, у меня контракт...
     


Партнеры