Казнить нельзя — помиловать

После 24 лет отсидки обвиненного признали невиновным

7 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 154
     Всего две минуты продолжалось заседание суда американского города Лонг-Бич по делу 55-летнего Томаса Ли Голдштейна. Вердикт судьи был однозначен: обвинение в умышленном убийстве снять, из тюрьмы освободить немедленно.
 
    “Я невиновен”. Эти слова Голдштейн говорил сотни раз на протяжении последних 24 лет. Именно столько он успел отмотать после ареста в ноябре 1979 года по подозрению в убийстве с применением огнестрельного оружия своего соседа, некоего Джона Макгинеста. Тогда на месте преступления не нашли никаких вещественных доказательств, свидетельствующих о причастности Томаса к преступлению. Все обвинение строилось исключительно на показаниях двух свидетелей: один из них утверждал, что видел его у дверей дома потерпевшего, а второму, подсадному сокамернику, он якобы признался в совершенном злодеянии.
     По решению состоявшегося в январе 1980 года суда присяжных Голдштейн был признан виновным в убийстве первой степени. По законам штата Калифорния такое преступление карается смертной казнью, пожизненным заключением либо, в исключительных случаях, 25-летним сроком заключения. Поэтому бывшему морпеху в определенной степени повезло: жизнь хоть и сломана, но ее не отняли.
     Неизвестно сколько бы еще пришлось носить желтую тюремную робу “убийце”, если бы незадолго до своей смерти в 2002 году основной свидетель обвинения — Лоран Кэмпбелл — не отказался от данных им два десятилетия назад показаний. Он признал, что не видел тогда на месте преступления обвиняемого, а положился на утверждения полицейских: мол, взяли того, кого нужно. Накладка вышла и со вторым свидетелем. Адвокаты сумели доказать, что стукач, отбывавший срок за торговлю героином, дал показания против Голдштейна в обмен на то, что полиция закроет глаза на ряд его грешков, и это сократит ему время пребывания в кутузке.
     Справедливость восторжествовала, невиновный на свободе, но счастливым он себя не считает: “24 года за решеткой... Боюсь, даже костюм я не смогу правильно надеть”, — сказал Томас в зале суда.
     


Партнеры