Без койки, без места

Корреспондент “МК” попытался поймать квартирных аферистов

7 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 273
     Они по-прежнему торгуют воздухом, но теперь ни о каких информационных услугах — упаси боже! — не заикаются. Их последняя выдумка — так называемая “залоговая система”. А самая популярная приманка — почти дармовые ($30—40 в месяц) койко-места в общежитиях для неприхотливых гастарбайтеров, которых в столице море. Неизменным осталось лишь одно: лохотронщикам, как и прежде, живется вольготно.
     Корреспондент “МК” решил закрыть один из таких притонов. Разумеется, с помощью милиции. И вот что из этого вышло.
  
   
     Есть рынок жилья, а есть — жулья. Еще недавно в Москве цвели пышным цветом квартирные лохотроны: фирмы-однодневки под видом аренды дешевых квартир и комнат впаривали гражданам фиктивные “информационные услуги” (“МК” писал об этом подробно — “Москва не сдается” от 6.11.2002 г.). Люди прочитали, намотали на ус, и... мошенникам пришлось сменить имидж.
Прогрессивная обманка
     Теперешнее обилие на заборах объявлений о сдаче мест в общежитиях (студенческих, семейных или гостиничного типа) объясняется просто. Этот бизнес выгодней, чем обычный “квартирный”. При смешных ценах (1,5 тыс. руб. в месяц за койку и 3 тыс. — за 2-коечный номер) небогатый приезжий люд валит к ним косяком. Но райских койко-мест с ласковыми комендантами, холодильником и телеком, отдельной душевой кабиной и свежим бельишком на самом деле просто нет в природе.
     Так попалась и Ирина Марковская, сотрудник издательства. Ирина Григорьевна всегда гордилась, что ни разу в жизни не подписала ни одного договора, предварительно не прочтя его до последней запятой. Но в фирме “Навигатор” работают не иначе как гипнотизеры. Девица-менеджер так ее заморочила, что Марковская не моргнув глазом выложила свои кровные:
     — У них всем надо учиться, как продавать услуги. Море обаяния! Поговорили о трудностях жизни. Списали данные из паспорта: а то вдруг я — бывшая уголовница, абы с кем они не работают... При мне позвонили на мобильник коменданту студенческого общежития. Та продиктовала адрес и велела срочно ехать заселяться. Еще подгоняла: скорей, не то место займут!..
     “Навигаторы” образца 2004 г. работают по прогрессивной “залоговой системе”. Система простая. Платишь фирме залог, равный 100% оплаты за первый месяц проживания. Со следующего месяца оплата будет якобы производиться уже напрямик общежитию, через сберкассу. Если же лох все-таки поинтересуется, какого рожна общаге месяц держать у себя жильца за “спасибо”, ему объяснят: общежития связаны с фирмой договором и соглашаются на эти условия, потому что получают таких хороших клиентов, как вы. Проверенных...
     В обмен на 3 тыс. руб. Марковской вручили бланк договора и квитанцию. Чек обещали отдать после заселения: “Вдруг вам не понравится, а деньги уже проведены по кассе...” Только в такси, которое она схватила в спешке, Ирина Григорьевна обнаружила, что аферисты нагло врали. В бумажках черным по белому значилось пресловутое “консультативно-справочное обслуживание”. Зато в доме 32 на улице Ташкентской, куда она приехала, и вправду было студенческое общежитие. Но гордого имени “Навигатор” там слыхом не слыхивали.
     Еще нюанс. В “Навигаторе” мошенники нарочно начинают прием клиентов ближе к вечеру. Пока лоха обработают, пока он найдет искомый адрес — лавочка и закрылась.
     А наутро разговор еще короче:
     — Никакого менеджера здесь нет. Прекратите безобразничать, положите трубку!
Але, “земля”!
     Марковская не захотела примириться с утратой денег и 23 марта пришла в отдел по борьбе с экономическими преступлениями УВД ЦАО. Ведь кто-то же должен ловить лохотронщиков! По логике, именно обэповцы, ведь подобный обман граждан — явление сугубо экономическое и, к сожалению, массовое. Но ОБЭПы почему-то считают, что аферы с арендой — это работа для территориальных подразделений. Отфутболили и Марковскую:
     — Дежурный мне сказал, что они не принимают заявление, если сумма ущерба меньше 250 тыс. руб. Да и нет смысла подавать: рассмотрят месяца через два, не раньше...
     Тогда настойчивая Ирина Григорьевна явилась в УВД ЦАО и там наконец сдала свою написанную, можно сказать, кровью сердца бумагу. Оттуда заявление спустили на “землю”, в ОВД “Пресненский”.
     А что “земля”? Как правило, районные сыщики в случаях афер с арендой дают стандартный ответ: “Жалоба рассмотрена, установлено такое-то нарушение прав гражданина, по поводу возмещения ущерба обращайтесь в суд с гражданским иском”. И выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
     Идти в гражданский суд? Но в руках клиента остается лишь одна бумажка — типовой договор. Он, кстати, у “Навигатора” составлен замечательно. Фирма только “предоставляет варианты по жилым помещениям” и не отвечает, если арендодатель указал недостоверную информацию.
     Составить такую индульгенцию грамотный юрист может долларов за двести. А для милиции это главная отмазка.
     — Мы ничего не можем сделать: договор составлен хитро, — объяснил начальник угрозыска ОВД Василий Разыграев. — Мы пробовали, но уголовные дела прокуратура нам не возбуждает. А заявлений у нас — масса.
     — По “Навигатору”?
     — По нему и по аналогичным фирмам. Но как доказать, что они предлагают недостоверную информацию?
     Хорошо, допустим, эти преступления жутко латентные, то есть скрытые, и не доказываются документально. А если засечь мошенников оперативным путем? Обвешать подсадную утку диктофонами — и вперед? Жертве это не под силу (добытые таким путем доказательства не примет во внимание ни прокуратура, ни суд). А вот оперу, с санкции прокурора, — вполне.
     — Может, от журналиста “МК” помощь примете?.. — сунулась я вслед за Марковской в окружное УВД.
     В пресс-службе УВД ЦАО сперва заверили, что принять решение может только вышестоящее начальство, процесс согласования штатной операции долог... А потом и вовсе вежливо отказали. Получается, никому мы, жертвы, обвешанные диктофонами, не нужны. Ладно, пойду без милиции.
Чужие здесь не ходят
     Звоню по тому же номеру, что и Марковская. Трубка источает любезность:
     — Это юридическая фирма “Навигатор”, я — менеджер Диана. Ищете жилье? Недорогое? Может, общежитие подойдет?.. Есть метро “Авиамоторная”, есть “Рязанский проспект”, улица Ташкентская...
     Еще бы не подошло! Мне назначают время встречи. Но сначала я самостоятельно выясняю все подробности про общежития на Ташкентской улице.
     Там, в четырех корпусах домов 34 и 32/156, действительно расположен целый студгородок. Общежития принадлежат Академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. Скрябина. Но ни одно из них не сдает койко-места “на сторону”. “Для студентов мест не хватает — битком набито!” — удивилась комендант общежития №5 Татьяна Витальевна. Вахтерам студгородка ежедневно приходится успокаивать по нескольку человек, ставших жертвами обмана:
     — С женщинами истерики бывают, приходится валерьянкой отпаивать...
     А директора студгородка Микаэля Рахманова мошенники буквально достали:
     — По 3—4 человека ежедневно приходят! Среди ночи меня будят: “Заселяйте, нас прислали”. Приносят договоры, копии платежек из фирм с разными названиями и адресами. Первое время я пытался разобраться. Мне отвечали одно: “Перезвоните завтра”. А потом фирмы исчезали, меняли адреса...
     Несостоявшихся постояльцев администрация студгородка жалеет. Однако всех читателей “МК” официально заверяет: ни одно из общежитий не заключало договоры о сдаче комнат со сторонними коммерческими организациями.
Пароль: лохотрон
     Ул. Макеева, дом 9, — вот он, притон лохотронщиков. На фасаде неброского дома отсутствуют какие-либо опознавательные знаки “юридической фирмы”. Но в тамбуре, который сторожит хмурый мальчишка с фингалом под глазом, скромно примостилась табличка: “ООО “Навигатор”. Внутри — небольшая очередь. Каждый называет пароль: “К Диане”. Женщина со следами житейских невзгод на лице разводит клиентов по кабинетикам-стойлам. Стенки здесь тонкие. Из соседнего стойла слышу вдохновенную речь зазывалы, заученную до последнего придыхания.
     Моя маска — подозрительная, недоверчивая мямля. Демонстративно спрашиваю: “А вы, случаем, не квартирные мошенники?! Я про них много чего читала...” — “Да что вы! Мы девять лет на рынке недвижимости!” — ужасается “юрист” и опрометчиво шлепает передо мной папку с уставными документами.
     Беглое изучение папки дало много интересного. На самом деле ООО с ограниченной ответственностью “Навигатор”, как видно из свидетельства о госрегистрации, создано всего год назад. Учредил фирму 38-летний приезжий из Владимира Константин С. Уставный капитал равен 10 тыс. руб. и заключается в собственности: компьютере и принтере. Словом, однодневка как она есть.
     Ушлый житель Владимира передоверил бразды правления 35-летней москвичке Анжелике Х. (паспортные данные обоих есть в редакции). А Анжелика (подставной она гендиректор или реальный, не ясно) издала приказ о том, что бухгалтерский учет в фирме станет вести сама — в связи с “незначительностью объема работы”. Глядя на безостановочный ручеек клиентов, я бы этого не сказала. Но ведь в ООО даже чеков не выдают.
     ...В общем, передо мной разыграли тот же спектакль, что и перед Марковской. Наотрез отказались вставить в филькину грамоту — договор — адрес жилья, которое втюхивали: чтобы не осталось следов. Так же подносили к уху телефонную трубку, где булькающий голос “коменданта” приглашал:
     — У нас просто за-ме-чательное общежитие, приезжайте скорей! Пишите адрес: Ташкентская улица, 32... А хотите, я встречу вас на станции метро, в центре зала?..
     Когда я уходила, попыталась сунуть бумажку с адресом в карман.
     — А ну верни! А то щас милицию вызовем! — зашипела стая “менеджеров”. Понятно, что на их зов мог явиться только свой, “ручной” мент. Я решила обязательно его дождаться. “Ладно-ладно, идите отсюда!” — процедили мне минут через пятнадцать.
     Не нашли прирученного мента? Так это замечательно.
ВСЕ ПРИЗНАКИ МОШЕННИЧЕСТВА
     По просьбе “МК” договор “Навигатора” оценил по всей юридической строгости адвокат МГКА Алексей ЗАВГОРОДНИЙ:
 
    — Да, бумага составлена юридически грамотно. Предмет договора — предоставление вариантов по жилым помещениям, сдаваемым в коммерческий наем, то есть информация. Деньги берут за консультацию и предоставление вариантов по жилым помещениям, а не за конкретное жилье, как думают клиенты. Но бедного человека заставить выложить 3000 руб. только за консультацию невозможно. Поэтому его обрабатывают с применением методов нейролингвистического программирования и других психологических методик воздействия на поведение и волю.
     В действиях “менеджеров” усматриваются признаки преступления, описанного в ст. 159 УК РФ: мошенничества. Нет поводов сомневаться и в наличии состава преступления: предметом хищения является имущество (в данном случае деньги), а объектом — отношения собственности. Субъекты преступления — сотрудники фирмы, вменяемые физические лица. Обман и злоупотребление доверием сводится к тому, что виновные путем уверений или умолчаний создают у потерпевшего уверенность в правомерности или выгодности для него передачи имущества (денег). Клиент отдает деньги, думая, что ему предоставят жилье, а на деле оказывается, что заплатил он за недостоверную информацию.
     Это новый вид мошенничества, с которым милиция почему-то не хочет бороться. Причин этому может быть только две: либо коррумпированность, либо некомпетентность.
     — Квартирные жулики “работают” во многих округах и местным ОВД отлично известны. Неужели ничего нельзя с ними поделать?
    
 — Надо доказать, что есть система — совокупность аналогичных эпизодов. Накапливать заявления, а потом объединять в одно уголовное дело, с одной фабулой. А милиции вертеться неохота. Они просто отказывают в возбуждении уголовных дел всем по очереди.
     — А вы можете специально для милиции описать алгоритм необходимых действий?
     
— Используемые сотрудниками фирмы приемы хищения денег путем обмана или злоупотребления доверием скрытны. Обработку клиента они проводят в ходе беседы. Как проверить сообщение о совершенном преступлении? Руководствуясь ст. 7 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, необходимо дать поручение органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, о проведении оперативно-розыскных мероприятий. А именно: под видом клиента прийти в фирму, записать на видеопленку ход беседы, заплатить деньги и т.д. А потом на основе заявления потерпевшего (потерпевших) и полученных результатов ОРМ (ст. 11 того же закона) возбудить уголовное дело по факту (фактам) мошенничества, совершенного группой лиц по предварительному сговору.


Партнеры