Леопард снимает очки

25 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 368

Профессия артиста цирка — кочевая. Но иногда выражение “вся жизнь — на колесах” принимает самое что ни есть прямое значение.

—Мы в Москве, заходи в гости, — приглашает Марина Маяцкая. — Наш вагончик в цирке на Речном. Посмотришь, как выросла ваша “крестница” — Спотти!

Ну, разумеется, приглашение принимается!

К вашему сведению, Спотти (по-домашнему Масяня) — это леопард. А нашей “крестницей” она стала год назад. Тогда, рассказывая о необыкновенной судьбе потомственной артистки цирка — “укротительницы мотоциклов”, участницы знаменитого аттракциона “Шар смелости”, затем — исполнительницы единственного в мире аттракциона с дрессированными гепардами и, наконец, клоунессы-дрессировщицы Марины Маяцкой, “МК” предложил читателям подобрать имя для ее новой воспитанницы, крошки-леопарда.

В редакцию посыпались письма, и в конце концов Марина и ее муж и партнер Николай Понукалин выбрали, на их взгляд, самый удачный вариант, предложенный московской школьницей Аленой Чековой. В переводе с английского “спотти” означает “пятнышко”.

...Купол скучающего в ожидании публики летнего цирка-шапито. В безлюдном дворе — пустующие вагончики, в которых летом переодеваются артисты программы. А вот этот, расписанный бегущими гепардами, — настоящий дом на колесах.

Едва распахнулась дверь — оп-па! — прямо на меня уставились две пары горящих хищным огнем глаз. Слава богу, и гепард, и леопард — в вольерах. Гепард — старичок-пенсионер — лениво встает, а “крестница”, вымахавшая в солидного зверя, взлетает в прыжке до самого потолка.

— Не бойся, не съедят! — смеется гостеприимная хозяйка. — Спотти любит попугать. Здесь ее территория, а ты проходи на нашу.

Так вот, оказывается, как живут дрессировщики! Аккуратно протискиваюсь мимо клеток и вслед за Маяцкой попадаю на “кухню”. Она же — столовая и гостиная. На стенах в рамочках фотографии зверей и детские рисунки, присланные в “МК” для Марины. Полки украшают фарфоровые и керамические фигурки зверей и клоунов. За перегородкой, в спальне, бормочет телевизор.

Вторая половина вагончика отдана животным — у них простора, пожалуй, побольше. Другой вагон — вотчина леопарда Грея, кошки Ассоль и собак.

— Чтобы добиться результатов в дрессуре, особенно таких хищников, как леопарды, пантеры, пумы, ягуары, нужно постоянно близкое общение. Иначе эти кошки очень быстро дичают и забывают хозяев. Вот мы с ними и общаемся и днем, и ночью! — смеется Марина.

Спотти, так же, как и ее старшего брата, Грея, взяли из зоопарка “грудничками” и растили как детей: кормили из пипетки искусственным сучьим молоком, затем — с руки молочной кашей с фаршем. Кормежки — семь раз в день, ночью — через каждые два часа. И кроватки “детей” стояли так, чтобы они постоянно видели “маму”-Марину, ведь работать леопардам предстояло на поводке, без страховочной сетки.

Грей уже вошел в номер, как вдруг выяснилось, что трехмесячная Спотти стремительно слепнет. По мнению специалистов, эта и многие другие врожденные напасти — следствие имбридинга (родственного скрещивания животных). Разумеется, продавцы такие факты тщательно скрывают... Впрочем, дальше пусть лучше рассказывает Марина:

— На глазной кафедре Ветакадемии поставили неутешительный диагноз: врожденная катаракта на оба глаза. Но при всем моем огромном уважении к государственной ветеринарии, где мужественные люди спасают животных в самых сложных условиях, делать там операцию нашей Масяне мы не могли. Аппаратура у них такова, что нужно было полностью вскрывать глаз, потом накладывать швы и затем в течение месяца ходить делать уколы в глаз...

Из Интернета сын выловил список глазных клиник, имеющих свои ноу-хау. Я зажмурилась, ткнула пальцем наугад — и попала на телефон Международного центра охраны зрения. Оказалось — судьба. “Здравствуйте, я из цирка, у меня проблема с леопардиком”, — звоню главврачу. “Пожалуйста, приезжайте”, — отвечает запросто, как будто к ним леопарды каждый день толпой ходят. Это меня очень подкупило: значит, люди поняли, что случилась беда, и не отказывают в помощи.

Встречала нас вся клиника. Но самая интересная история вот в чем: едва мы открыли клеточку и выпустили Масяню, мне говорят: “А мы ее видели по телевизору и сразу сказали: наш клиент”. Действительно, Мася снялась в ролике Всемирного фонда диких животных — и врачи по телевизору поставили ей диагноз. В общем, через три недели сделали операцию — самым щадящим способом, через прокол, практически бесшовную, сразу на оба глаза.

Процесс мы наблюдали на огромном экране, установленном в операционной. И что еще меня поразило: врач-анестезиолог все полтора часа, пока шла операция, держал свою руку на груди нашей девочки и слушал ее сердцебиение. Все прошло прекрасно. И никаких уколов в глаз ни до операции, ни после не делали...

Когда наркоз кончился и наша девочка проснулась, она увидела нас и зарычала от испуга: забыла, как мы выглядим. Но услышала голоса — и тут же успокоилась. Теперь со зрением все в порядке, врачи дали пожизненную гарантию.

— Она еще не выступает?

— Долгое время мы выводили ее на манеж только играть, играть, играть. Дали ей осмотреться, понюхать, привыкнуть к цирковым шумам. Нельзя было ее испугать, ведь она так долго ничего не видела. Наблюдали, что ей нравится, чего она сама хочет... Так постепенно она самостоятельно начала вскарабкиваться на тумбу. Уже делает хорошие прыжки. Так что скоро у нее — тьфу, тьфу, тьфу! — дебют.



    Партнеры