Утопающая Россия

9 мая 2004 в 00:00, просмотров: 283

Заложив крутой вираж, вертолет МЧС резко спускается вниз: наконец нашлась подходящая площадка для приземления. Вертушка, прицелившись, виртуозно села аккурат на центральную деревенскую дорогу, перегородив собой проезд. Но до этого никому нет дела — все равно дорога эта ведет в никуда. Кругом — вода. Потоп накрыл сибирскую деревню Тальменка за считанные минуты. Случись наводнение ночью, жертв было бы сотни. Но природа смилостивилась — беда пришла средь бела дня. Успели эвакуировать даже лежачих больных и спасти скот. Но ледяная пучина все же поглотила у многих большую часть нажитого имущества. — Вода на глазах прибывала, — разводит руками старушка в телогрейке и резиновых сапогах-ботфортах. — А если б спала, точно б утопла... Ведь никто не предупредил, что потоп...


Сибирь зализывает раны — подсчитывает убытки от первой волны наводнения и готовится ко второму нашествию воды.

10 погибших — таков результат апрельского паводка. Прибавьте к этому многомиллионные убытки и бездну человеческого горя.

В Алтайском крае в период со 2 по 20 апреля было подтоплено более 3,5 тысячи (!) жилых домов, в которых проживает около 10 тыс. человек. Общий ущерб предварительно оценивается в 67,7 млн. рублей.

В Кемеровской области убытки в 10 раз больше — до 750 млн. рублей. Смыты дома, мосты, дороги. В некоторых населенных пунктах до сих пор не восстановлена телефонная связь. Губернатор области Аман Тулеев в разгар наводнения посетил один из пострадавших городов — Таштагол. В нем и в ближайшей округе паводковыми водами оказались разрушены 37 пешеходных мостов, пострадало более 500 домов, размыло 100 км дорог... И это лишь один пострадавший населенный пункт. А их — десятки.

Поселок Малышев Лог — боль Кузбасса. Все 10 погибших — здешние жители, не успевшие убежать от стихии. Их даже нашли не всех сразу, а только когда вода начала спадать, во время аварийно-восстановительных работ.

А считать ли жертвой наводнения 10-летнего Диму из поселка Еланцы Иркутской области, который поскользнулся на размытой почве и упал в разлившуюся реку? Его смерть списали на несчастный случай.

Сколько еще таких же несчастных случаев не вошло в список жертв первой волны паводка?..

Обещали солнце

А ведь их, этих жертв, могло вовсе не быть, если бы людей вовремя предупредили об опасности. К апрельскому наводнению в Сибири не были готовы, потому что паводки... не прогнозировались.

Метеорологи обещали солнце, а всего за четыре дня в Кемеровской области и Алтайском крае выпала трехмесячная норма осадков. В итоге освободившиеся ото льда реки вышли из берегов, и вода как волной накрыла населенные пункты.

— Я не знаю, к кому претензии предъявлять, — разводит руками дядька Семен, житель Тальменки. — У меня ущербу на 15 тысяч рублей. Кто возместит? Вся мебель размокла, дом ремонтировать, сарай смыло...

Глава МЧС Сергей Шойгу считает, что в данном случае взыскивать ущерб следует именно с метеорологов. И говорит, что такие прецеденты уже были — на Ставрополье, где из-за раззяв-синоптиков спасатели не успели предупредить людей о грядущем наводнении. Погибших там были десятки.

— Метеорологи должны не только давать прогноз, но и нести материальную ответственность за него, — заявил Шойгу в Иркутске на заседании областной комиссии по чрезвычайным ситуациям. — Мы работаем по этим прогнозам — задействуем спасателей, технику, средства, — а метеорологи не несут никакой ответственности за неверные прогнозы! Свежий пример: в Кемеровской области метеорологи запоздали с прогнозом по дождям. Результат — смыто 38 мостов. Ущерб составил порядка 240 млн. рублей... Я призываю к совести гидрометеорологические службы...

Тем временем сами метеорологи пеняют на то, что гидрометеопосты большей частью просто пришли в негодность: со времен СССР оборудование на них никто не менял, поэтому и прогнозы все сикось-накось. Никто, как выяснилось, за них поручиться не может.

Слабое материальное обеспечение — оно, конечно, понять можно. Только плата за это “недофинансирование” слишком высокая — человеческие жизни.



Пятнистая кормилица

В Тальменке столь сильное наводнение было аж 20 лет назад. После этого жители еще долго оставляли запас продуктов на чердаке и не пользовались подвалами — на всякий пожарный. Потом успокоились. И вот теперь здесь снова как в Венеции. Только вместо гондол — резиновые лодки, которые считаются роскошью. У многих в наличии только резиновые же сапоги, да и те с дырами.

— А мы никуда и не ходим, — кряхтит старушка на обочине дороги. Ее дом тут же, рядом, в низинке, в воде по самые окна. — Мы сначала на чердаке сидели, а потом, когда вода малек схлынула, на дорогу перебрались. От дома не отходим, чтобы не сперли ничего. А то пацанам делать нечего: в школах нет уроков — отменили, так они хулиганят, в дома забираются...

Детвора вообще развлекается как может. Мальчишки сооружают плоты и играют в пиратов. Пользуются случаем — взрослым сейчас не до них.

Татьяна Егоровна Зернова почти трое суток прожила в “УАЗе”, бок о бок со своей... свиньей. Пятнистую Машку “поселили” в заднюю часть машины, где были сиденья. Татьяна Егоровна еще шутит: мол, в “уазике” — как в трехкомнатной квартире: место водителя — одна комната, пассажирское сиденье — вторая, сзади, где Машка, — третья.

— Вода пришла прямо на глазах, — сетует Татьяна Егоровна, — а уходит по миллиметру в час. В доме все обвалилось, погреб просто смыло...

Зато Машка жива. Кормилица!

К домашней скотине здесь вообще особое отношение: коров, быков, лошадей, кур и прочих животных спасали прежде всего. Всех согнали в общее стадо на холм возле дороги и, пока вода не схлынула, кормили из “общего котла” — гуманитарным сеном, которое выделили районные власти. Для людей, конечно, тоже гуманитарку не забыли: в пайке дают хлеб, соль, пачку сигарет “Луч”, спички и... минеральную воду. Воду из уцелевших колонок пить не разрешают, поскольку потоп смыл две бензоколонки, выворотив из земли емкости с горючкой, отчего вода стала вся в бензиновых разводах.

— Мы три дня вообще воду не пили и без горячего, — жалуется престарелая Нина Ивановна, пересидевшая пик наводнения с мужем на чердаке. — Спускаться даже не пытались: лодки у нас нет, а ноги в ледяной воде быстро сводит. Сидели, разговаривали, спали... Пока вода не ушла.

Почти неделю люди в Тальменке жили на крышах домов, бань, сараев. В эвакопункты, роль которых исполняли школы и детсады, перевезли только детей. Сейчас вода спала, но как скоро здесь восстановится нормальная жизнь, неизвестно, поскольку все ожидают вторую волну паводков. И переносят вещи повыше. Боятся, что их снова не предупредят...



Вторая волна

Реки вскрываются сейчас по всей стране. МЧС России дает неутешительные прогнозы и предупреждает об осложнении паводковой обстановки в первой половине мая в ряде российских регионов.

На Дальнем Востоке на Верхнем Амуре из-за ледового затора возможно повышение уровней воды, подтопление отдельных территорий. В Хабаровском крае и Амурской области не исключается подтопление паводками пониженных участков местности, мостов, дорог.

В Алтайском крае в ближайшие дни ожидается повышение уровня воды в верховьях Оби, Чумыша, Алея и некоторых других реках. В связи с этим спасательные службы готовятся к работе в наиболее сложных с точки зрения паводка территориях. В первую очередь это поселки Ильича и Затон в пригороде Барнаула, а также Бийск и райцентр Тальменка.

В Кемеровской, Томской, Читинской областях возможно затопление прибрежных территорий и некоторых населенных пунктов.

На юге России в Карачаево-Черкесии и Дагестане прогнозируется сильный грозовой дождь. В бассейнах рек Кубань, Кума и Терек ожидается прохождение дождевых паводков.

В Астраханской области прогнозируется подтопление некоторых населенных пунктов, сельхозугодий, размыв дорог и мостов.

В Адыгее, Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии из-за сильных дождей с градом возможно подтопление населенных пунктов, повреждение линий связи и электропередачи, оползни.

В Иркутской области из 76 рек наибольшую опасность в этом году представляют Бирюса, Лена, Киренга, Нижняя Тунгуска, а также малые реки. Угроза подтопления существует для 65 населенных пунктов, расположенных в поймах этих рек.

Спасатели взывают к бдительности самих граждан — раз метеорологи не могут дать точный прогноз.

Не зря, видать, народ поговорки складывает: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.






Партнеры