Жеребчик по имени Витас

23 мая 2004 в 00:00, просмотров: 900

Откуда взялся певец Витас? Говорят, что его нашел в одном из театров продюсер Сергей Пудовкин. 12 лет работы сопродюсером группы “На-На” и опыт раскрутки Аниты Цой не пропали даром. Ставка на безумный имидж бесполого существа с весьма необычным фальцетом сработала — на проект сразу обратили внимание.

Что же происходит теперь? Следуя веяниям моды, Витас напускает на себя ореол загадочности. Именно поэтому сейчас уже безжаберного певца практически не видно на тусовках. Он почти не дает интервью и комментариев. И божится, что рандеву с репортером “МК-Воскресенья” — редкое исключение, сделанное им для журналистов.

Витаса держат в Махачкалинском заповеднике

Встреча с 23-летним певцом и его продюсером, повсеместно сопровождающим Витаса, началась утром в обычном спортзале.

Дощатые полы с потрескавшейся краской. Витас в кимоно, подпоясан черным кушаком.

— Очень помогает для техники дыхания, — говорит Пудовкин, наблюдая, как подопечный вслед за тренером-китайцем принимает позы йоги. — И у него действительно черный пояс по тхеквондо. А еще его телохранитель возит с собой на гастроли боксерские лапы, и Витас каждое утро просыпается, нанося удары по охраннику. Умеет, короче, восстанавливаться без допинговых средств...

— Мой допинг — это зеленый чай, — почему-то решил тут вставить Витас. — У меня его целая коллекция. А раньше коллекционировал шарфы.

Как утверждает продюсер, все свои коллекции Витас держит в загородном доме, где под хранение одежды и подарков отданы две комнаты по сто метров каждая. Нам, впрочем, этот особняк не показали.

— Чаще всего Витасу аквариумы дарят и рыбу, — продолжает Пудовкин. — Много рыбы. На Дальнем Востоке мужики мешок воблы принесли, за что мы были весьма благодарны. Больше, чем когда нам вручили жеребенка. Его-то, конечно, в загородном доме не поставишь. Поэтому он растет пока в Махачкалинском заповеднике. Кстати, зовут его Витасом.

Пугачева умоляла: “Замолчи!”

Вслед за спортзалом оказываемся на студии звукозаписи.

— Мы будем дописывать песню “Ночь пополам — день пополам” к новому авторскому альбому Витаса, — говорит продюсер, пока Витас распевается, готовясь продемонстрировать свое сопрано. — Не буду говорить названия, чтоб пираты раньше не выпустили. У меня в офисе порядка двух тысяч пиратских кассет типа “Витас the best”, “Витас new the best”.

— Для лучшего звучания голоса надо принять такую позу. — Витас скрючивается. — Элвис Пресли так записывал одну песню — в позе зародыша. Чтоб диафрагма лучше работала...

— Правда ли, что Пугачева как-то проверила Витаса “на вшивость”? — спрашиваю у Пудовкина.

— Было дело, — смеется. — В самом начале его творческого пути мы получили приглашение на “Рождественские встречи”. Приезжаем — никто еще не знает, кто такой Витас. А у Пугачевой есть традиция — чтобы представлять друг другу артистов: например, Киркоров. Он встает: “Я”, Коля Расторгуев: “Я”. А мы только что с самолета прилетели, да еще холодно. И тут Алла Борисовна: “Витас! Это ты высоко можешь петь? А сейчас сможешь показать?” И я понимаю, что это конец: ему надо три часа распеваться. А ведь потом не отмажешься. Витас набрал воздух и всадил. Даже выше, чем обычно. Пугачева тут же: “Хватит, хватит, а то мы сейчас тут все помрем!”

Проблемы со слабым полом?

— Витас, бытует мнение, что продюсер вам не дает слова сказать, — пытаюсь прояснить ситуацию в творческом тандеме.

— Вообще-то такого нет. Я же с вами общаюсь. Это было наше совместное решение. Просто я к словам бережно отношусь.

— Недавно, например, написали, что Витас подрался со мной из-за Кати Разумовской. Будто бы он ее у меня увел, — встревает Пудовкин.

— Неужто не соответствует действительности?

— Когда я увидел публикацию про это, чуть сознание не потерял. Правда есть лишь то, что существую я, Витас и Катя Разумовская. А в казино Витас вообще не ходит. Был только на дне рождения Кати Лель как-то.

— Значит, не дружите с коллегами?

— Чтобы вместе тусоваться — время нужно, — говорит Витас. — А его нет. Общаюсь с Пахмутовой, Добронравовым, Лещенко. Истории, которые рассказывает Лев Валерианович, вообще гениальны...

— По разговорам, вы привезли Катю в Москву для того, чтобы развеять слухи о вашей некой нелюбви к девушкам?

— Женщин люблю. Очень. Жить без них не могу. А Катю привез вообще-то мой продюсер из Германии. Она там пела.

— Правда, что у нее, как у модели, ноги были застрахованы на миллион долларов? — обращаюсь к Пудовкину.

— Нет, на миллион евро.

— А с Катей какие отношения?

— У Витаса с ней творческий союз. Теплые доверительные отношения. Он написал для нее песню “Я больше всех тебе не верю”, чтобы исполнять дуэтом.

— Тогда есть ли настоящая дама сердца?

— Это секрет. — Витас хитро улыбается.

Пирожки в дорогу

Едем на вокзал — провожать Витаса на гастроли. Певец с охранником, раза в два крупнее его по габаритам, пробираются в купе мимо кучки фанатов.

— Они везде, — хвастается Пудовкин. — Помню, я забыл, каким рейсом возвращался Витас из Берлина. И позвонил вон той женщине, с пирожками. Она всегда ему пирожки в дорогу носит. С сыром. Так вот, она тут же выдала: рейс во столько-то, номер такой-то...



Партнеры