Погоня за ВИПолзнем

23 мая 2004 в 00:00, просмотров: 616

Справа нервно курит дама в “Форде”. Дяденька в “Мерсе” слева растирает лицо ладонями, чтобы не заснуть. Сзади старикан вылез из лебедушки-“Оки”. Сверкает очками вдаль, держит трясущуюся руку козырьком: почему стоим?!

А ясно, почему стоим. Стоят Рублевка, Минка, Можайка. Предвестники испорченного утра, повылезали из нор гаишники в фиолетовом. (Что символизирует цвет их новой формы? Чтобы в тон к носу? “Сирень, Сирень, я Фиалка?” “Нам все фиолетово?”)

Будто стадо возбужденных зебр обступило трассу: сплошь полосатые жезлы. Дороги перекрыты. Шубись все живое. На работу соизволил выехать очередной ВИПолзень.

А может, не на работу. Наблюдала вблизи кортеж с мигалками и чуть ли не мотоциклистами. Спешил он вовсе не в Дом правительства или Кремль. Завернул в фитнес-клуб. Тренажер для косых мышц живота не ждет!

Может, даже не ВИПолзню перекрывают дорогу, а жене ВИПолзня. Или теще. Няня, может, едет с малютками.

Пока стоишь, переживаешь стандартную гамму чувств.

Стадия первая: ничего, подождем, дай бог, рассосется.

Стадия вторая: блин, уроды.

Стадия третья: НЕ ХОЧУ ЖИТЬ В ЭТОЙ СТРАНЕ-Е-Е!!!

Но тут возбужденный жезл опускается, и ты уж счастлива тем, что опоздаешь на работу всего на полчаса, а не на полтора — как в прошлый раз.

Русский народ удивительно отходчив. И терпелив. Однако в низах, по моим наблюдениям, появились тревожные признаки. Что-то нехорошее зреет в низах.

Недавно пол-Москвы, да и область прицепили на машины белые ленточки — по призыву одной радиостанции. Протестовали как раз против “мигалок” и перекрытия дорог. Конечно, ленточку прицепить недорогого стоит. Но энтузиазм, с которым прицепляли, показателен.

А если бы кто-то призвал народ не ленточки цеплять, а устроить где-нибудь грандиозную автодемонстрацию в знак протеста?

Я бы поехала. И другие тоже.

Но не зовут.

Зовут только на замшелые первомайские демонстрации с обтерханными лозунгами “Правительство к ответу!” Первое мая, Седьмое ноября — красные дни календаря. И не хочешь, да митингуй ни о чем. А чтобы по конкретному делу или закону — такого нет. Разве что “Яблоко” устроит пикет человек из десяти.

Граждане таким пикетам очень радуются и тут же хотят присоединяться. Когда в день инаугурации ВВП группа оппозиционеров облачилась в саваны с надписями вроде “Я голосовал за Путина, и он отнял у меня льготы”, народ прямо давился, чтобы тоже примерить саван. Но акция была несанкционированной, и начавшую входить во вкус публику быстро разогнали.

Протестовать хочется. Против многого. Но не пойдешь же в одиночку с плакатом к Белому дому. Тем более не пойдешь с “Единой Россией” и нашими великолепными профсоюзами. С ними идти — идти против себя.

За границей ведь как? Чуть что — профсоюз на дыбы. В Канне бунтовали актеры-почасовики. Организовал их “гастроли” профсоюз.

На стене во французской газете висит профсоюзный стенд. На нем статья с предисловием: “Этот текст снял из номера редактор. Я, автор, выражаю свое возмущение”. И никто не вправе ни статью со стенда сорвать, ни автора уволить за борзость.

Для властей и хозяев профсоюзы — страшный сон. Помню, при главе корпункта французского ТВ в России наш оператор пошутил на тему “создания профсоюза русских наемных работников”. Главу корчило полчаса, он орал, брызгая слюной: “Идиот! Негодяй! Еще раз об этом заговоришь — уволю к чертовой матери!”

Профсоюзы в России, как я понимаю, — конторы, главная задача которых как можно быстрее распродать пионерлагеря и прочие здравницы. Или сдать в аренду на 99 лет.

Но свято место направляющих народное возмущение долго пустовать не будет. Предчувствуя грозу, власти пихнули в Думу закон о митингах, по которому протестовать нельзя было бы вообще нигде. Кроме околиц населенных пунктов сельского типа. Почему этот закон не прошел — для меня загадка.

Из-за нехороших предчувствий власть начала приносить коллективному бессознательному жертвы. Первым ворчащая бездна поглотила аппетитного Ходорковского. Теперь к жертвенному камню привязали Аяцкова. Абрамовича тоже не просто так откармливают.

Может, зреющее в низах поворочается-поворочается, да и снова заснет. Под сирены и мигалки.

Может, дозреет до того, что люди научатся организованно бороться за себя и свои кровные.

А может ведь и взорваться с грохотом и жертвами. Вот этого не хотелось бы. Уже взрывалось с грохотом. И когда об этом вспоминаешь, думаешь: не лучше ли терпеть?

Но самое лучшее — скакать по чужим головам, чтобы тебе тоже дали мигалку. Тогда единственным поводом для расстройства будет то, что дорогу перекрывают не слишком расторопно.



    Партнеры