Каннский поцелуй

30 мая 2004 в 00:00, просмотров: 282

Каннский кинофестиваль давно принято называть ярмаркой тщеславия. В Канн приезжают самые высокооплачиваемые звезды. И все они приезжают не просто себя показать, а похвастаться тем, что сделали за год, и доказать, что они еще могут удивлять. Брэд Питт, Шарлиз Терон, Анджелина Джоли, Том Хэнкс, Билли Боб Торнтон, Эдди Мерфи, Камерон Диаз, Антонио Бандерас — все они представляли в Канне свои новые проекты и заключали многомиллионные сделки на будущее. А также демонстрировали наряды, работу массажистов, косметологов и парикмахеров.


Например, Шарлиз Терон, получившая в этом году свой первый “Оскар”, приехала в Канн как актриса конкурсного фильма “Жизнь и смерть Питера Селлерса”, где она сыграла с Джеффри Рашем и Эмили Уотс. А 22 мая на закрытии перед знаменитым каннским залом Люмьер она представила косметическую фирму L’Oreal. В другие дни фестиваля знаменитую марку представляли француженки Катрин Денев и Летиция Каста и китаянка Гон Ли. В этот же день Шарлиз Терон доверили вручить самую главную награду фестиваля. Вечером 22 мая в гордом одиночестве в безупречном бирюзовом платье она прошлась по красной дорожке, улыбнулась фотографам и вышла на сцену вручать Майклу Муру “Золотую пальмовую ветвь” за фильм “Фаренгейт 911”. Эту пару можно назвать лучшим дуэтом 57-го Каннского кинофестиваля. Стройная, идеально причесанная, сдержанная Терон и растрепанный, с недельной щетиной, в съехавшем набок галстуке, в помятом пиджаке необъятный Мур.

Тонкие икры Брэда Питта

Но главным героем фестиваля стал Брэд Питт и его тело. Питт — как гость фестиваля, тело — как обязательный бонус к просмотру нового фильма с его участием, “Трои” Вольфганга Петерсена. В “Трое” Питт обнажился, что страшно возбудило поклонников, а также воспользовался услугами дублера. Говорят, что у Питта слишком тонкие ноги для его героя Ахиллеса, и их пришлось заменить накачанными икрами дублера. Экранизации “Илиады” Гомера Питт и вся съемочная группа посвятили почти два года своей жизни, а продюсеры потратили 185 миллионов долларов. Для Питта же самым страшным стал отказ от курения. Тренер, занимавшийся с ним, строго-настрого запретил звезде курить, чем вызвал бешенство у актера: “Поначалу мне казалось, что я могу убить за затяжку, но эта злость была очень кстати во время съемок сцен поединков”. На красной дорожке во время открытия фестиваля поклонники сорвали себе голос, выкрикивая имя Питта. Впрочем, он и сам был не против полюбезничать с фанатами — из-за спины супруги Дженнифер Анистон он им усердно подмигивал, а дежурный поцелуй с директором фестиваля Жилем Жакобом променял на рукопожатия поклонников, рискнувших преодолеть кордоны каннских жандармов. Но чету Питт—Анистон ждал еще один сюрприз в Канне: по дороге на вечеринку Дженнифер потеряла бриллиантовое кольцо и уже распрощалась с ним. Но водитель лимузина оказался человеком честным и вернул кольцо, найденное им под сиденьем автомобиля. Но вот вопрос, зачем Дженнифер его снимала, так и остался без ответа.

Бандерас сдерживался из-за супруги

Майк Майерс, Эдди Мерфи, Камерон Диаз и Антонио Бандерас пожаловали на Круазетт представлять вторую часть мультфильма “Шрек”. Их голосами говорят персонажи этой сказки для взрослых и детей. Майерс отдал свой голос Шреку, Диаз — его супруге, Мерфи — болтливому ослу, а Бандерас — новому персонажу Коту в сапогах. Во второй части зеленому огре придется иметь дело с тещей и тестем, которые изрядно попьют его зеленой крови. И на премьере, и на пресс-конференции голливудский мачо Антонио Бандерас, чья жена Мелани Гриффит славится ревнивым нравом, старался держаться как можно дальше от белокурой красотки Камерон Диаз. Не дай бог Мелани что-то заподозрит. Майк Майерс искренне радовался возможности отдать свой голос рисованному персонажу: “Понимаете, когда снимаешься в кино, то потом приходится тратить кучу времени на удаление грима, поход в душ. А тут — пришел, поболтал и ушел”. А вот Эдди Мерфи заметил, что, “озвучивая рисованных персонажей, мы начинали двигаться как они и даже строить такие же гримасы”.

Билли Боб Торнтон приехал в Канн представлять новый фильм “Плохой Санта”. Здесь он сыграл роль, написанную будто специально для него. Его персонаж во время рождественских праздников подрабатывает Санта-Клаусом в супермаркете. Но ничем, кроме красного костюма, на старого доброго деда он не был похож. Он матерился, пил виски, курил и подрывал в детях веру в прекрасное. Потому что его любимое слово — “fuck”, а костюм Санта-Клауса он напялил, чтобы ограбить супермаркет. Сам актер говорит, что “Плохой Санта” — “это нечто среднее между мультфильмом “Южный парк” и классической американской рождественской комедией “Эта удивительная жизнь”. А по Круазетт, под уже горячим майским солнцем, разъезжал пятиметровый “Кадиллак” с Санта-Клаусом за рулем — так в Канне рекламировали этот фильм. Впрочем, сам Торнтон приехал во Францию не только на премьеру. Он заключил весьма успешный контракт на фильм, где сыграет сумасшедшего писателя, которого жена (Кейт Бекинсейл) заперла в доме, чтобы оградить от вредных влияний.

Здесь спала Ума Турман

Том Хэнкс, пожаловавший в Канн с супругой, показывал публике свою новую картину “Убийцы леди”. Плакаты с его физиономией красовались возле лучшего каннского отеля Carlton. Кстати, Хэнкс впервые в Канне. А в этот раз он еще и представлял новый фильм — блокбастер Стивена Спилберга “Терминал”, где сыграл с Кэтрин Зета-Джонс. Премьера этой ленты состоится в сентябре на Венецианском кинофестивале.

Там же представят и новое анимационное детище компании “Dream Works” — “Акулью историю”. Но первые ролики уже продемонстрировали звездам и продюсерам на Круазетт. Представлять ее приехали Уилл Смит и Анджелина Джоли. И если Джоли была скромна, тусовалась на вечеринках и позировала фотографам, то Смит разорился и снял целый этаж в отеле Carlton.

Там же, в Carlton’е, по традиции, жил и председатель жюри 57-го Каннского кинофестиваля Квентин Тарантино. А рядом с ним — любимые актрисы и актеры. Ума Турман, Тим Рот, Билли Кэррадайн, Дэрил Ханна и Майкл Мэдсен, например. Все они, кроме Тима Рота, приехали в Канн показать долгожданную вторую часть “Убить Билла”. В ней Невеста в исполнении Умы Турман разделается наконец с ненавистным Биллом (Кэррадайн), Элли Драйвер (Ханна) и Бадом (Мэдсен). По словам Умы Турман, “вторая часть фильма больше похожа на того Тарантино, которого все знают: в ней много юмора, много крови и много неожиданных поворотов сюжета”. Уме Турман, давней музе Тарантино, можно верить. Впрочем, сам режиссер признался, что он никогда не снимает фильмов для какой-то определенной аудитории: “Я сам себе и зритель, и критик. Я снимаю фильмы для таких киноманов, как я. И главный вопрос, который я ставлю перед собой, когда берусь за новый сценарий, это готов ли я заплатить семь баксов за билет в кинотеатр”.

Если верить Тарантино и те самые семь баксов принять за точку отсчета, то можно сказать, что Каннский кинофестиваль этого года удался. В Канн приехали 20000 человек, из них — 4000 журналистов, и каждый оставил не меньше 2000 евро в отелях, кафешках и магазинах Канна. Этот маленький город на Лазурном побережье за 12 дней фестиваля заработал невероятные деньги, дорогие отели и рестораны обзавелись фирменными табличками: “На этом стуле сидел Квентин Тарантино” или “В этом номере жила Ума Турман”. И даже обычные зрители, выпрашивавшие билеты на вечерние премьеры с трогательными табличками на груди “Kill Bill PLEASE”, были счастливы. Хотя бы одной маленькой возможности увидеть своего кумира.



Партнеры