Полмиллиона за младенца

6 июня 2004 в 00:00, просмотров: 471

Нанимать для ребенка няню — дело хлопотное и опасное.

Особенно если делать это не через агентство, а самостоятельно. Кто знает, что отчебучит незнакомый, по сути дела, человек? Простудит малыша, накормит какой-нибудь дрянью, а может, и поколотит… Но у 26-летней Елены не было другого выхода, как привести в дом чужую женщину. Ведь они с маленькой Сашенькой остались в этом мире совершенно одни — даже родные бабушка с дедушкой не хотели признавать внучку, потому что со своей дочерью они уже давно не общались. Вот и появилась няня. Впрочем, беда пришла не от сиделки, а от ее любовника. Беда, в которую даже трудно поверить. Однажды, когда Елены не было дома, пьяный гость избил 11-месячную Сашу, а потом… изнасиловал. “Ребенок просто упал”, — нагло заявил отморозок, когда его повязала милиция.

Няня с Тамбовщины и алкоголик в придачу

Мать-одиночка Елена Чернышова, жительница Шарикоподшипниковской улицы, не могла засиживаться дома: на одни только пособия ребенка не прокормишь. Поэтому вскоре после родов молодая женщина устроилась продавщицей в магазин. Там-то она и познакомилась с 41-летней Натальей Лукониной, приезжей из Тамбовской области. Они разговорились. По своей природе Елена была очень доверчивой. Наталья показалась ей женщиной вполне положительной, и она предложила ей нянчить свою Сашеньку. Причем не каждый день, а только когда она занята. По графику Елена неделю работала, неделю отдыхала. Новой приятельнице она, мол, разрешит жить у себя не только в периоды своего отсутствия, а когда та захочет.

Бесплатный угол, да еще и зарплата в 3 тысячи рублей ежемесячно — вполне хороший вариант для безработной приезжей. И Наталья переселилась к Чернышовой. Поскольку мать и дочь жили в “однушке”, себе радушная хозяйка постелила на кухне, а няне уступила место в комнате, рядом с Сашиной кроваткой. Девочке тогда было около 8 месяцев…

Потом, когда Елену спрашивали: “Ну как же ты могла впустить к себе в дом чужих людей?” — она разводила руками. “Ну я же не сразу ее привела, сначала постаралась узнать как человека. И мне показалось, что хорошая… А сожителя ее я вообще увидела только потом…”

Благоверный Натальи, Александр Тулутунов, по возрасту ровесник Елены, действительно вошел в семью постепенно. Сначала он не появлялся в квартире Чернышовых. Потом как-то заглянул проведать великовозрастную пассию. Раз остался, второй… Любопытный нюанс. Луконину не смущало то, что Тулутунов доводится ей двоюродным братом (а уж его — тем более). Ради Александра она даже в свое время бросила мужа. Любовь зла: Наталья практически содержала нигде не работавшего Тулутунова...

Елена и не заметила, как парень стал чуть ли не членом семьи. А когда осознала, что это так, было уже поздно. Бесцеремонный гость оказался к тому же еще и алкоголиком. Правда, он был закодирован, но незадолго до трагедии как раз сорвался и ушел в запой…

Почему так случилось? Неужели никто из родственников не мог подсказать Елене, как избавиться от этих сомнительных, неудобных постояльцев, да и вообще помочь с ребенком? А вот никто. Нет, Елена не сирота. Ее отец и мать жили и живут буквально в соседнем доме. Но это ровным счетом ничего не значит. По словам родителей, раньше Елена вела отнюдь не праведный образ жизни, и поэтому она им “больше не дочь”. Пожилые люди перестали с ней общаться, и даже о внучке ничего не хотели знать.

— Не понимаю, как так можно? — возмущается местный участковый Юрий Грачев. — Ведь рядом же живут. Ну, даже если и оступилась она когда-то. Что с того? С тех пор как Елена сюда въехала, никто ничего плохого сказать про нее не может. Если бы притоны устраивала, водила к себе кого. Так нет, живет тихо, скромно. Да и ребенок у нее всегда ухоженный. В квартире бедненько, но аккуратно.



Страшный диагноз шокировал даже врачей

В начале марта Тулутунов запил. Без дела он шатался пьяный по квартире. Няня регулярно приносила выпивку. Через несколько дней терпение Елены лопнуло. Она пришла с работы и сказала хмельной парочке:

— Так, все. Я вас выселяю. Ищите себе новое жилье.

А два дня спустя, вечером 12 марта, Елена вернулась после смены, вошла в комнату и застала Сашеньку в слезах. Увидев маму, она стала рваться к ней, тянуть ручки… Елена подошла к ребенку, присмотрелась и ужаснулась: все лицо девочки было в синяках. Приспустила одежду — на теле тоже пятна, кровоподтеки. Мать кинулась звонить в “скорую”.

Врач, приехавшая по вызову, пришла в такой же шок, что и Елена. Няня и ее сожитель были здесь же. Медик бросила на них опытный взгляд и сразу все поняла. Но виду не подала. Она поступила очень грамотно: не стала отчитывать парочку. Ни слова не говоря, встала и пошла к соседям, чтобы с их телефона сообщить в милицию.

— Той ночью мне позвонили и сказали коротко: “Ты здесь рядом, забеги по такому-то адресу. Избит ребенок”, — рассказывает участковый. — Мы приехали, доставили и няню, и ее приятеля в опорный пункт. Помню, он тогда все твердил: “Я вообще-то спал и ничего не знаю. А девочку не трогал. Ребенок просто все время падал”. Даже когда его прокурор допрашивал и начальник СКМ округа, он продолжал так говорить. И его подруга поддакивала: да, мол, я тоже видела, как девочка падала.

Сашу с мамой срочно доставили в Морозовскую детскую больницу. Уже в стационаре, осмотрев малышку внимательно, медики с ужасом обнаружили, что такую кроху изнасиловали.

Диагноз Саши Чернышовой при госпитализации:

“Множественные гематомы лобной, височной, левочелюстной области, сотрясение головного мозга, разрыв девственной плевы”.

Поскольку больница детская, врачам пришлось специально вызывать гинеколога. Он взял у ребенка мазки на анализ. Саша очень нервничала и плакала. Ее мама ничего не говорила и казалась на вид спокойной. Но все понимали, что это шок — убитая горем, она просто ушла в себя. Это поначалу, увидев синяки, Елена истерила, кричала на постояльцев, обзывала последними словами: “Я и не подозревала, что вы такие сволочи!”. А потом, когда выяснилось еще и это… Ей просто казалось, что все случилось не с ней, не с ее ребенком, а с кем-то другим…



Следы преступления прикрыли одеждой

Гнусный извращенец (впрочем, до сих пор блюстители закона вынуждены называть его “подозреваемым”) сразу же был арестован.

— Тулутунов пошел в отказ. И нашей задачей тогда было установить картину случившегося, собрать доказательную базу, опросить свидетелей. Чтобы потом ни один суд не смог бы усомниться в его виновности, — объясняет начальник СКМ ОВД “Южнопортовый” Дмитрий Задворный, — на мой взгляд, нам это удалось.

Эксперты провели положенные анализы. Они подтвердили, что именно Александр изнасиловал 11-месячную девочку. Но даже не будь заключения специалистов, все факты указывали бы на Тулутунова. По данным стражей порядка, никого, кроме него и няни, в тот вечер в доме не было.

Постепенно вырисовалась картина случившегося. По предположениям сыщиков, в тот день няня и ее любовник-кузен были дома. Луконина периодически отбегала в магазин — за пивом и закуской (так показала она сама). Каждый раз минут на двадцать. Судя по всему, в одну из таких отлучек пьяный Тулутунов и надругался над девочкой (как-то не хочется даже и думать, что все происходило у Натальи на глазах). А избивать крошку он стал, видимо, оттого, что та начала вырываться или просто кричать. Когда пришла домой Елена, девочка была аккуратно одета. А значит, вернувшись из магазина, Наталья увидела, что произошло с ребенком, и самолично натянула на девочку одежду, “чтоб никто ничего не заметил” (вряд ли в доску пьяный мужик смог бы одеть малышку).

Почему в Тулутунове проснулось грязное животное? Может быть, отклонения в психике (вспомните хотя бы то, что он спал с собственной родственницей). Или месть хозяйке, указавшей им с подругой на дверь? Собственно, уже не важно.

Сыщики уверены, что на суде Тулутунов наверняка заговорит. Ведь все улики против него. Кстати, сам суд уже не за горами.



Плата за молчание

— Я потом Елене говорил: “Ну почему ты сразу не рассказала мне о том, что поселила у себя няню?” — сетует участковый. — Ведь если бы мы поставили ее на учет, несчастья, думаю, не произошло бы. Зато теперь Елена постоянно ко мне заглядывает. Совета спрашивает, рассказывает, как у нее дела. Буквально на днях была.

Прибежала Елена к нему и тогда, когда родственники Тулутунова приехали и предложили денег. За то, чтобы забыла всю эту историю. Молчание едва сводившей концы с концами одинокой матери они оценили в полмиллиона рублей.

Грачев ее тогда спросил:

— А ты можешь за такие деньги продать собственного ребенка?

Елена подумала и ответила:

— Нет, даже за такие деньги продать свою дочь не могу.

Постепенно отвратительная история стала забываться. Со своим горем девушка справилась в одиночку. Это поразительно, но и в такой страшный период родные отец и мать отказались даже морально поддержать Елену. Конечно же, им сообщили о несчастье, случившемся с внучкой. Но пожилая чета была непреклонна: “Ничего не хотим про них знать. Елена нам никто — как отрезанный ломоть”.

Сейчас, после долгого пребывания в больнице, Сашеньку наконец выписали. Там, кстати, она поначалу очень нервничала. Шарахалась от незнакомых людей, а если подходил врач-мужчина, бедную крошку вообще начинало трясти мелкой дрожью. Но детская память — вещь гибкая, тем более в таком возрасте. И, похоже, девочка уже не помнит то, что сделал с ней дядя-мучитель. Ну а как издевательства Тулутунова отразятся на психике Саши в дальнейшем, покажет лишь время. Сейчас девочка уже самостоятельно семенит на своих крохотных ножках. Но говорить пока не начала.

А мама между тем снова наняла ей няню. Правда, уже профессиональную — через официальное, солидное агентство. “А куда деваться? — оправдывается Елена. — Работу же не бросишь. Надо на что-то жить”.

P.S. По понятным причинам данные матери и дочери изменены.







Партнеры