Тайна комнаты для секса

4 июля 2004 в 00:00, просмотров: 2006

Очередная “Фабрика” завершилась, а про “фабрикантов” продолжают судачить на всех углах. При этом имя Юры Титова произносится, как правило, либо при упоминании Жени Волконской и постельных сцен в эфире четвертой “ФЗ”, либо в связи с футболистом Егором Титовым. При том, что вопрос, брат или не брат один другому, широкой общественности в принципе ясен.

Меж тем сплетни и пересуды не помешали чуду: не занявший на “Фабрике” никакого призового места, Титов на прошлой неделе оказался со своим клипом “Понарошку” на вершине хит-парада МузТВ. Такого поворота не ожидал и сам Юра, о чем поведал нам в эксклюзивной беседе. А также о том, с кем сейчас он общается в отсутствие Волконской и кто его настоящие родственники. В общем, откровенный мальчик...

Варум наговорила на парня

Беседовать с восходящей звездой мы начали в живописном сквере по пути в студию, где у Титова намечалась репетиция. Зеленые березки навеяли воспоминание о том, как Анжелика Варум после совместного выступления назвала 19-летнего студента Института современного искусства натурой романтичной.

— Наверное, я романтик. Но не настолько, каким меня показали. Бываю злой, когда меня любая мелочь может разозлить. Например, сейчас в квартире, где я живу с мамой и ее мужем, отключили горячую воду. Сразу горло заболело, голоса нет, чувствую себя ужасно. А душ в нашей профессии необходим в первую очередь, и его отсутствие очень раздражает. А еще раздражаюсь, когда не высплюсь.

— Не секрет, что вознесению на Олимп ряда “полуфабрикатов” поспособствовали именитые родственники...

— Если вы о родстве с Егором Титовым, то еще раз заявляю: это все чушь. Мы не родственники. Как-то мне наши “фабриканты” предложили кинуть фишку, что он мой брат. Но я отказался. Я думаю, даже уверен, что можно пробиться и без этого. Например, могу на сто процентов заявить, что в передаче “Народный артист”, где я тоже участвовал в кастинге, но в итоге не прошел дальше финальной тридцатки, не было заплачено ни рубля. Во всяком случае теми людьми, с которыми я там познакомился...

Титов скрывается за дверьми студии, где идет подготовка к гастрольному концерту. Главные звездные “отцы” на репетиции не присутствуют, поэтому оставляем “полуфабрикатов” в покое. А через два часа решаем продолжить беседу в ближайшем кафе, где Титов первым делом бросается за бутылкой минералки — своей постоянной “спутницей”.

От Титова скрыли письма в его поддержку

— Но и ты ведь из музыкальной семьи...

— Мои родители никаким образом с “Фабрикой” не связаны. Мама, певица по образованию — Жанна Бялик, лет десять назад у нее вышла пластинка. Она пользовалась популярностью и гастролировала. Мой папа, с которым они разошлись, тоже имел отношение к музыке, но я его видел редко. Все детство я воспитывался бабушкой с дедушкой. Лет десять назад мама была знакома с Игорем Николаевым, но потом с ним не общалась. Он ее сначала даже не узнал на одном из концертов. Мое попадание на “Фабрику” — стечение обстоятельств.

— Как и в группу “Друзья”, где до тебя пел Никита Малинин?..

— Это даже группой нельзя было назвать. Просто люди хотели скосить денег. И мы давали по сути благотворительные концерты. Но меня, кстати, это не напрягало особо. Так что, наверное, деньги не главное. А Малинин до меня там действительно был. Не думаю, что и ему больше платили.

— Но, я смотрю, контакт со звездным контингентом был налажен еще до “Фабрики”?

— Тогда они не были звездами. Я учился со Стасом Пьехой два года назад в студии эстрадного искусства, знал Ирину Дубцову. Несколько лет назад на кастинге у Вани Шаповалова отобрали нас с Димой Биланом. Он тогда еще не был Димой Биланом. Потом меня отправили, а Дима остался. Но, как можно сейчас утверждать, его не взяли тоже...

— Выходит, ты просто везунчик. Все равно — получилось же?

— Ни для кого не секрет, что удача мне особо не улыбалась. На глупых танцах на кастинге “Стань звездой!” выгнали только потому, что не смог повторить какое-то движение. И в “Народном артисте” — та же история. Участие в “Фабрике” — это как ступень. Нужно было пройти ее. А вообще к подобным проектам я отношусь негативно. Если бы в них все было серьезно, в “Народном артисте” выиграл бы Саша Панайотов. Там было пропущено столько людей талантливых...

— Есть информация, что Джокеру и Тимоти за шоу должны были платить не по $100, как всем “фабрикантам”, а больше...

— Не могу утверждать, насколько это правда, — просто не знаю. Но я спокойно к этому отношусь. Доминик к нам пришел еще и как композитор, он для многих “фабрикантов” писал песни. Почему бы и не доплатить...

— Сам-то не пробовал песни писать?

— Были некоторые попытки. Но пока получается только рисовать немного, когда мне хреново. Как выход из стресса. Удаются в основном лица. Но я думаю, в самое ближайшее время получится что-то и с песнями.

— Что за конфликт у тебя случился с начальниками “Фабрики”?

— Ты про тот случай, когда я отдал решающую звезду не Дубцовой, а Ратмиру? Просто захотел и отдал. Я считаю его вполне достойным кандидатом. А потом мне дали понять, что этого не надо было делать.

— Но ведь у вас там вроде как была свобода слова?

— Тогда от меня ждали другого. Ругали, что нельзя свои личные предпочтения ставить во главу угла (а тогда чьи же? — Ред.). Мол, я должен был почувствовать предпочтение большинства. И потом меня сразу номинировали. Я так волновался, когда пел... А еще наши редакторы, корректировавшие письма, “помогли”. Мне пришло много писем от поклонниц, где были слова поддержки, но их я увидел лишь после выступления. Если бы мне показали до концерта — волнения было бы меньше.

Был просто уютный диванчик

Бывший “фабрикант”, сославшись на усталость, решает отправиться домой. Ловим такси.

— А как насчет специальной комнаты для секса? — допрашиваю Титова уже в машине. — Говорят, вам даже презервативы раздали...

— Какая там комната для секса?! Там, конечно, был уютный диванчик. И зеркало за ним. Сначала мы хотели просто посидеть с Женей Волконской спокойно. Но камеры были везде. Невозможно спрятаться: ты нагибаешься — и они за тобой. То есть уголка для уединения не было. К тому же нас подчас выставляли не совсем в правильном свете. Вчера мы отдыхали с Викой Богославской и вспоминали, что в проекте она вышла матерщинницей такой. Хотя в жизни — милейший человек. Там кого хотели делать персонажем, того и делали.

— У вас с Волконской были весьма тесные отношения на “Фабрике”...

— Ну да. Она хорошая девчонка. Мне рядом с ней было спокойно, хорошо. Она сейчас в Англии, и по слухам — сошлась со своим бойфрендом. Что же, если так, я ей желаю счастья.

— И никакого сожаления нет?

— Нет. Вообще изначально симпатии ко мне последовали с ее стороны — ну, я решил ответить взаимностью. Мама передала, что она звонила недавно домой. Меня в тот момент не было.

— То есть ты сторонник таких легких отношений. Можно и переспать разок — ни от кого не убудет...

— Ни в коем случае. Следует разделять чувства и секс. Это не конвейер же. Несмотря на то что мне всего 19, я даже о ребенке задумывался, мы говорили на эту тему с моей бывшей девушкой, как это сейчас ни покажется смешно и несерьезно... Но я еще слишком молодой, у меня внутренняя неготовность к таким отношениям.

Хотя — вон Антоха Зацепин, не знаю, можно ли об этом говорить, сразу после выхода из звездного дома расписался с девушкой с “МузТВ”. Ему всего 22. Они безумно счастливы, и на них безумно радостно смотреть.

— Это что ж — личная жизнь побоку?

— Почему? У меня была девушка, с которой было все замечательно. И сейчас есть знакомая девушка, которую я, наверное, люблю, хотя официально я свободен. Но там безответно и непонятно — то ли она играет со мной, то ли что. Я ею одно время восхищался, что она такая идеальная, вся правильная, умная, красивая, точеная фигурка... Но потом понял, что излишняя правильность — это недостаток. Но она рыженькая. А у меня слабость к рыженьким. Например, к таким, как Николь Кидман. Из наших актрис это Амалия Гольданская, Елена Корикова. Я от таких с ума схожу...

— А что еще для тебя важно в девушках?

— Я не люблю в девушках глупость, например. Но я согласен с мнением, что в девушке должна быть загадка.

Расчетливая Дубцова

— Это все, наверное, романтическая натура сказывается. Любовь к стихам Цветаевой, о которой ты в анкете написал...

— Да, мне нравятся стихи Марины Цветаевой.

— А наизусть прямо сейчас можешь?

Титов потупляет голову и силится вспомнить. Но то ли усталость сказывается, то ли еще что — услышать из уст Юры ничего не удается.

— Не жалеешь, что не победил в проекте?

— А зачем? В конечном итоге никто не вспомнит о местах, за исключением, пожалуй, первого. Вообще Дубцова — молодец. За все время пребывания в проекте с ее стороны не было ни одного просчета в разговоре, поведении. И исполнила на все сто свою песню. В то время как я заставлял себя креативиться. Но и изначально неправильно себя вел. Не мог каждое утро вставать с улыбкой на устах и играть на публику. Мне все было чуждо. Нам ведь так и сказали: это прежде всего не дом, а съемочная площадка. Я был бы больше расстроен не от выпавшего места, а если бы не дали возможность записать диск.

Машина останавливается у одной из стандартных многоэтажек. Приехали. Перед тем как распрощаться, задаю провокационный вопрос:

— С Игорем Крутым круто конфликтуете?

— Очень редко. Честно скажу: я благодарен судьбе, что она свела меня с Игорем Яковлевичем. Насколько я отрицательно отношусь к “Фабрике” в целом как к проекту (я не имею в виду конкретно четвертую), настолько позитивно — к Игорю Крутому. Но признаюсь: его немного побаиваюсь.




Партнеры