Папина дочка

18 июля 2004 в 00:00, просмотров: 450

Мало кто ожидал, что чемпионат России-2004 выиграет именно она — 18-летняя Мария Верченова, которая и шести лет еще гольфом не занимается. Тем более, что рядом шли только лучшие — Анастасия Костина, Галина Ротмистрова, Светлана Афанасьева. Это был ведущий флайт. И каждая из барышень претендовала на победу. Но Маша — девушка без комплексов. Чувствовала, что победит. Хотя после первой девятки проигрывала Костиной 10 очков. Причем Настя уверенно держала лидерство. Но на третий день картина изменилась: Верченова вырвалась вперед и уступать уже не собиралась.

В финальном круге девочки шли молча, слова друг другу не сказали.


— Но не от злости или ревности, признается Маша. — Просто слишком сконцентрировались. Гольф — такая игра: каждый замыкается в себе.

Московская федерация развития гольфа по-своему наградила талантливую подопечную. Подарила ей годовое членство в Московском городском гольф-клубе. Чтобы другим игрокам было у кого учиться...

Так и хотелось сказать Маше: “Не маши ресницами — ветер поднимаешь!” Благо ресницами бог наградил ее нереальными — шамаханская царица обзавидуется. И вообще, чем только бог ее не наградил. Мало того что красавица...

— ...Так наверняка еще и отличница?

— Да. Я всегда хотела быть лучшей в классе и во всем отличаться от других.

— Внешне? Или уметь намного больше, чем они?

— Больше уметь. Потому и пошла в балетную школу. Целых девять лет там училась. Меня бабушка лет с пяти в Большой театр стала водить. И хотя в таком возрасте туда не пускают, она уговаривала, и меня пускали. Я сидела и смотрела на сцену как завороженная: так хотелось быть похожей на прекрасных девушек в пачках, танцевать, как они. Но ужасней всего, что в классе я была хуже всех. Косолапой какой-то, угловатой. И хотя данные вроде были неплохие и растяжка хорошая — ничего не получалось. Меня ни в один танец не ставили. Я каждый раз приходила, плакала — и все танцевала, танцевала... Целыми часами: сначала одна, у себя в комнате, потом — перед родителями. И все-таки целых 6 лет меня не замечали. Только в 6-м классе — наконец-то — я сдала экзамен по балету лучше всех. С того момента все переменилось: меня задействовали почти во всех спектаклях.

— Неужели тебе красивая внешность никогда не помогала?

— Пока плохо танцевала — нет. Зато потом... Я даже в “Щелкунчике” танцевала — ну, разумеется, в нашей школе, не в Большом театре...

— А как в твоей жизни возник гольф, и главное — как он вытеснил такую страстную любовь к балету?

— Я сама не понимаю. Наверное, понимала, что будущего в балете у меня не будет. Там надо быть ведущей. И не в нашей школе, а в Большом. Вряд ли я была к этому готова...

— А гольф сразу стал для тебя “будущим”?

— Сначала это было просто хобби. Папа однажды увидел его в Чехословакии и сразу купил мне клюшки. Я и не думала тогда, что гольф станет для меня таким важным делом. К тому же мне было уже 12 лет — поздновато, чтобы начинать карьеру. Но у меня сразу стало получаться, появилось вдохновение — я завелась! Эта игра так затягивает...

— А конкуренция не пугала, ведь другие наши девочки на тот момент уже очень прилично играли — и сестры Ротмистровы, и сестры Костины?

— Пугала. Я постоянно читала о девочках в газетах, они действительно здорово играли. Но я тянулась за ними: смотрела и училась. Никогда не расстраивалась из-за неудач. Это меня папочка так учил. Он у меня вообще суровый — всегда говорит: “Не раскисай, и все получится!” Ну и ругает, конечно, иногда. А мне это только не пользу. Папа у меня — как лучшая подружка. Мы общаемся постоянно. Иногда он звонит несколько раз подряд — просто забывает, что пять минут назад уже разговаривали.

— И тебя не раздражает такой контроль — иногда ведь и с друзьями хочется оторваться?

— Что вы! Папа меня очень любит и бережет. К тому же в Москве друзей у меня немного. Так сложилось, что больше общаюсь с чехами, с голландцами. Мы на гольфе познакомились и постоянно переписываемся. Я ведь очень много тренируюсь за границей. Зимой в Турции — там отличные поля недалеко от Алании. Летом — в Чехии.

— Тебе хотелось бы уехать насовсем?

— Два года назад — очень. И лучше всего — в Штаты, хотя, если честно, я никогда там не была. Но сейчас меня слишком тянет к семье, к родителям и сестренке. В общем, до конца пока не определилась.

— Кто твой постоянный тренер?

— В сборной — Николай Роговский. А технику ставил Алексей Матросов. Но теперь я сама тренируюсь. Личного тренера у меня нет.

— Сколько часов в день?

— Часов по шесть, по семь.

— А цель перед собой какую ставишь?

— Хочу уйти в профессионалы, как Ульяна Ротмистрова, и добиться успеха в женском Евротуре.

— Хочешь зарабатывать гольфом на жизнь?

— Да. Хотя несколько лет назад никогда бы об этом не подумала.

— Насколько я знаю, ты сейчас поступаешь в Университет физкультуры на факультет игровых видов спорта по специализации “гольф”. Будешь и дальше активно учиться?

— Конечно. Ко мне уже давно приходят разные преподаватели — по математике, по биологии. Я хочу получить хорошее образование.

— И как ты собираешься все успеть?

— Ночью. Учусь я в основном ночью.

— Бедный ребенок! Машенька, а у тебя есть любимый праздник? А то просто сердце разрывается: ты столько работаешь...

— У меня есть нелюбимый праздник.

— Какой?

— Новый год. Когда я вижу, как все вокруг ночь напролет гуляют и веселятся, — плакать хочется. Мне-то после семичасовой тренировки не до гуляний...

— Господи, у тебя даже под Новый год выходных не бывает?!

— Нет. Гольфом надо заниматься каждый день. Как говорит мой папа: “Дочка, если ты хочешь добиться успеха, надо чем-то жертвовать!” Вот я и жертвую, причем ни капельки об этом не жалею...



    Партнеры