Ужин живодера

1 августа 2004 в 00:00, просмотров: 310

Он шагнул за Коловым в ванную и не подозревая, что его ведут на казнь. Ведь он так доверял Максиму... “Я видела в окно: когда его заводили в подъезд, он упирался, как будто предчувствовал свою гибель. Знай я тогда, что этот садист с ним сделает, не допустила бы...” — скажет потом соседка из дома напротив. Но Нине Павловне от этого не легче. Она, одинокая пенсионерка c Полярной улицы, до сих пор пьет успокоительное, да только ничего не помогает.

В начале июля бабушка пережила настоящий шок: 10-месячного пса Тузика, который был для нее как сын, убил соседский парень. Да не просто убил, а зажарил и... съел. Теперь “собакоед” Максим Колов арестован, и Нина Павловна надеется, что суд вынесет ему суровый приговор.

Щенок все понимал и без команд

“Не прощу. — Пенсионерка сказала как отрезала. — За такую собаку — не прощу, и не уговаривайте!..”

Голос пожилой женщины дрожит и срывается. Чем больше рассказывает — тем тяжелее говорить. Никого ближе, чем Тузик, у 66-летней москвички не было. Сына похоронила, единственную внучку отдали на воспитание другой бабушке. С мужем-алкоголиком — в разводе. Обитают хотя и в одной квартире, но у каждого — своя комната и своя жизнь. Всю свою любовь пенсионерка отдала Тузику. Купила его мохнатым трехмесячным щенком у какого-то прохожего за 150 долларов. Обычная дворняга — смесь колли и лайки, но такой красивый…

— На лаечку был больше похож, — вспоминает хозяйка, — а какой умный был! Командам его я не учила: и так все понимал. Скажу: “Тузик, принеси тапочки!” — он несет. Попрошу ремешок принести — несет. С постели меня сам поднимал, за волосы тянул. Вставай, мол, пора на улицу... А когда я, куда-нибудь собираясь, губы красила, подставлял носик. Это чтобы я ему его тоже помадой покрасила… Добрый был очень. Бывало, подойдет к моему алкоголику (экс-супругу. — Авт.), все руки ему оближет. Я говорю: “Фу, Тузик! Бяка!..” И соседа нашего, Колова, тоже очень любил. Да я и сама Максима сыном считала (он ведь жил у нас какое-то время: бывший муж пригласил). А он мне... Такую подлость…

Был угонщик — стал живодер

Максим Колов — личность весьма интересная. Особенно для местных стражей порядка. Вопросов у них к нему уйма.

— На самом деле мы уже давно его искали, — поделились сотрудники ОВД “Южное Медведково”, — за другие проделки. Просто думали, что он из района уехал, а он, оказывается, в соседнем доме обосновался. У приезжего из Средней Азии, который снимает здесь комнату. И как раз дня за два до того, как Колов съел собаку, мы узнали, где он, и планировали его задержать.

По словам оперативников, последние три года 21-летний Максим зарабатывал на жизнь тем, что отбирал мобильные телефоны у... своих же друзей и знакомых. Просил аппарат позвонить и не возвращал. Вот один из наиболее характерных примеров. Зашел как-то Максим к приятелю в семь утра: срочно, мол, телефон нужен. Схватил мобильник и убежал. Через год встречает его потерпевший, говорит: “А ну, отдавай телефон!” А Колов в ответ: “Извини, друг, нет его уже — еще год назад продал на ВВЦ. Но ты не расстраивайся — телефон я тебе отдам. Вот только деньги будут, и сразу куплю. Подожди...”

Обычно обманутые друзья не спешили жаловаться на Колова в милицию. Как-никак знакомый. Вроде особо и не прячется. Может, все решится полюбовно?..

На совести Колова и угон машины. Сел однажды к водителю-частнику, попросил куда-то подвезти. Потом — в другое место. Короче, погонял его по Москве, а потом, дождавшись, когда шофер на пару минут выйдет из машины, скрылся на его “четверке”.

Зная, что его ищет милиция, парень не решался появляться дома, у родителей. Вот и кантовался то у одних знакомых, то у других. В его последнем пристанище — у приятеля-азиата — и произошла эта отвратительная экзекуция над псом...

Тузик пошел как закуска

В тот день, 8 июля, Нина Павловна задержалась на огороде. Бывший муж ее, как всегда, сидел дома и пил. Если верить супругу, все было так: около 18.00 Максим вошел в квартиру (дверь не была заперта), крикнул хозяину: “Я погуляю с Тузиком!” — и удалился с собакой. То, что пес спокойно пошел с парнем, не удивительно, потому что он его хорошо знал и любил.

Колов привел Тузика домой к азиату. Завел в ванную. Схватил здоровенный гаечный ключ и нанес несколько увесистых ударов. Как только собака перестала дышать, живодер перетащил тушку на кухню. Взял небольшой кухонный нож. Отделил мясо от кожи, разделал. Положил то, что осталось от пса, на сковородку и зажарил.

Просто в тот вечер собутыльникам была очень нужна закуска. А денег не было. И Тузик хорошо пошел под водочку...

— Его приятель сейчас проходит у нас как свидетель, — объясняют в милиции, — мы потом его спрашивали, знал ли он, откуда это мясо. Тот ответил, что знал, но думал, это просто дворовая собака (не подозревал, что Колов у соседки ее украл). А вообще к такой пище ему, мол, не привыкать. Сказал, что раньше уже ел собак — у себя на родине...

Подобные кулинарные пристрастия приезжего милиционеров не шокировали: как-никак азиат. Может, у них это нормально? А вот то, что москвич Колов потом, уже находясь под стражей, невозмутимо и обстоятельно рассказывал, как убивал, жарил и ел собаку Нины Павловны, дает основания предполагать, что парень явно не в себе. Тем более что, по данным милиции, он уже лечился у психиатра.

Хозяйка искала питомца всю ночь

Вечером, около 21.00, Нина Павловна возвращалась домой с огорода. По дороге встретила Максима. “Слушай, ты когда долг вернешь — 150 рублей?” — спросила мимоходом. Тот замялся...

— Он сразу так занервничал, заюлил, — вспоминает пенсионерка. — Я же тогда еще не знала, что он такое сотворил. Они сидели там, машину продавали. Знала бы — так прямо об эту машину его головой бы долбанула...

Узнав, что Тузик пропал, Нина Павловна бросилась на улицу. Искала собаку с девяти вечера до самого рассвета. Обошла все дворы, все школы, возле которых они с Тузиком любили гулять. Звала...

Было уже пять утра, и сильно ныли ноги. “Пойду полежу, — решила пенсионерка, — а потом снова продолжу поиски”. И тут случайно бросила взгляд на мусорный бак. Охваченная жутким предчувствием, хозяйка заглянула в контейнер — и увидела знакомый поводок, торчавший из пакета. Она взяла палочку, пошевелила мешок, а там... собачья голова! Нина Павловна узнала Тузика…

Пенсионерка написала заявление в милицию: “Прошу привлечь Колова к уголовной ответственности. Ущерб от хищения моей собаки считаю значительным”.

Как и где похоронили собаку, она не помнит. Когда его закапывали, отвернулась: не могла смотреть.

Нина Павловна до сих пор не отошла от горя:

— Руки болят, ноги болят, зубы болят — аж есть не могу. На нервной почве. Лекарства? Да ничего не помогает. Помню, когда сын умер, так же тяжело было. И мужа “съедаю”. Когда обедает, говорю ему: “А Тузик доел?..” Ему сразу стыдно становится, и он в свою комнату уходит. Потому что, как я подозреваю, они с Коловым договорились. Сам он собаку ему отдал...

P.S. Слава богу, хоть конец у этой истории обнадеживающий. Колов арестован. Ему вменяют статью УК РФ “Жестокое обращение с животными”, и к его “подвигам” постепенно приплюсовываются все эпизоды с мобильниками и кража авто. И возможно, срок парень получит приличный. А Нине Павловне соседка подарила другого щенка — девочку. Она маленькая и чем-то похожа на кошку, поэтому пенсионерка зовет ее Коша (сокращенно от полного имени Дракоша). Мало-помалу бабушка привыкает к новой собаке, но признается: Тузика никто никогда не заменит.



Партнеры