Из автослесареи в топ-модели

15 августа 2004 в 00:00, просмотров: 869

В детстве он мечтал о больших грузовиках и о том, как будет лихо крутить баранку мощного “КрАЗа”. Но судьба распорядилась иначе. Он попал туда, где парням с мечтами о шоферской карьере, кажется, не место — в модельный бизнес. Сегодня Максим Дементьев — единственный из российских манекенщиков-мужчин, кто дефилирует на Неделе Высокой моды в Париже, фотографии которого украшают западные гламурные журналы, а его имя среди первых в модельных агентствах Милана, Барселоны, Парижа.

— Но весь этот модельный карнавал случился позже, а сначала мне все-таки удалось и порулить, — рассказывает Максим. — После школы я работал автослесарем. Потом меня повысили, и я стал водителем самосвала. Зарплата была нищенской, но зато целый год я катался на этой огромной машине. Меня буквально распирало от счастья. Я — водитель “КрАЗа”.

— А потом слез с грузовика и пошел в модельное агентство?

— Нет, однажды я пришел потусоваться в один ночной клуб, а там намечался показ моды. И вдруг ко мне подходит модельер, модели которого и должны были там представлять, и говорит, что ему нужен такой типаж, как я. От страха я чуть не сбежал. Стал отказываться, убеждать, что ничего не умею, никогда этим не занимался. Модельер меня все-таки уговорил принять участие в показе.

Выхожу на подиум, вроде ничего страшного, хожу туда-сюда, публике нравится, мне аплодируют. И вдруг... Я появляюсь в длинной прозрачной юбке на липучках, а под ней ничего, голое тело. Прохожу по подиуму, спускаюсь в зал. Все замечательно, а затем возвращаюсь назад и, поднимаясь по ступенькам, наступаю на эту юбку. Липучки не выдерживают, и юбка с меня сваливается. Ужас, я так растерялся... Сейчас бы я, конечно, все это обыграл, а тогда не знал, что делать, и поскорее убежал за кулисы.

— Что ж, начало эффектное. А вообще, тебе нравилось смотреть на себя в зеркало, любоваться собой?

— Никогда. В школе я был зажатым парнем, мне казалось, я некрасивый, во всяком случае девчонки за мной не бегали. И я если и смотрел на себя в зеркало, то ничего приятного в своей внешности не находил.

— Но ведь модель должна быть красивой?

— Нет, в модельном бизнесе красота не главное. Сексапильные ребята, красавчики, как правило, прокатывают. Модель — это образ. И он очень переменчив. Некоторое время назад в моде был образ длинного, худого, с неправильной осанкой парня. Именно такой типаж требовали модельеры. А когда я начинал, то модельеры хотели видеть щетинистого, мужественного парня.

— И ты им стал?

— Мне кажется, да, я ходил в спортзал, много занимался. И когда увидел, как меняется моя фигура, мышцы становятся накачанными, выпуклыми, я стал себе нравиться.

— Максим, а после того показа в клубе как все происходило дальше?

— Тоже неожиданно. Я все еще работал водителем на фургоне “Мосхлебтранса”. И однажды меня попросили перевезти вещи двух дизайнеров — сегодня это одни из самых известных во Франции российских модельеров — Середин и Васильев. Увидев меня, они предложили мне прийти к ним на примерку. Вот тут-то все и началось серьезно. Они ввели меня в модельный мир, они пригласили меня в Париж на Неделю Высокой моды, где представляли свою коллекцию. Так и началась моя профессиональная карьера в модельном бизнесе: кастинги, показы, съемки, снова показы, кастинги...

— Ходить по кастингам, показывать себя — это напрягает?

— Для меня кастинги всегда некоторый стресс, я их не люблю. Понимаешь, что, конечно, это надо, пересиливаешь себя. А вот показы — совсем другое, тут я обо всем забываю. Чувствую себя легко, свободно. Получается все. Однажды в Сочи на Неделе красоты я был занят в показе Сергея Зверева. Причем Зверев ставил меня “центровым”, и, по режиссерской задумке, я должен был танцевать. А я не танцующий, ну не умею танцевать. На репетициях не получается ничего. Режиссер советует Звереву заменить меня, но Сергей все же настоял, чтобы я выступал. И вот уже во время шоу я исполняю тот танец, который не получался на репетиции. Все как-то само собой получается. Мне нужен зал, его энергия, атмосфера показа.

— Трусы не заставляют снимать во время кастинга? Чтобы лучше рассмотреть размеры модели?

— Есть один модельер, у которого своя, особая методика, он во время кастинга просит раздеться догола и снимает с модели-мужчины размеры, но это делает только он один, а вообще везде в мире ты даешь свои размеры, и этого достаточно.

— А когда белье демонстрируешь?

— То же самое: я говорю, какой у меня размер, и мне приносят белье моего размера.

— И какой у тебя размер... я имею в виду одежды?

— Если это пиджак, рубашка, то 52-й, но белье, майки должны быть на два размера меньше. Иначе на мне все это будет висеть.

— Вы переодеваетесь на глазах друг у друга?

— Да, конечно.

— Это не смущает?

— Нисколько. Я отношусь к этому как к работе. А вообще, в анкете, которую заполняешь в модельном агентстве, есть графа, где оговаривается, согласна ли модель на тот или иной вид работы. И если кто-то отказывается от работы на белье, его просто не зовут на кастинг.

— Максим, ты и обнаженным снимаешься?

— Крайне редко, причем только для зарубежных журналов.

— И это тоже тебя не смущает?

— Нет. Никаких комплексов или смущения. Чего смущаться? Своего тела? Мне оно нравится, а раз предлагают сниматься обнаженным, значит, и других оно притягивает. К тому же это художественная фотосъемка. Мне и сам процесс интересен, когда выставляется свет, фотограф ищет особый ракурс, да и я стараюсь показать себя как можно более эффектно.

— Что до внешности, то как много нужно ей уделять внимания?

— Я занимаюсь спортом, хожу в спортивный зал, но, чтобы зацикливаться на себе, такого нет. Я не делаю маникюры-педикюры. А некоторые вообще могут за собой не следить. И пользуются успехом. Все опять же зависит от того, какой образ у модели.

— А волосы на ногах, груди надо сбривать?

— Это зависит от того, что нужно в данный момент модельеру, самому ничего нельзя делать. Бывает, модельеру нужны волосатые ноги, а случается, наоборот, идеально гладкие. Сбрить всегда можно, а вернуть их обратно уже труднее.

— А как складываются отношения между манекенщиком и модельером, насколько они дружеские или теплые?

— Если постоянно работаешь с кем-то, могут пригласить на корпоративные вечеринки, фуршеты.

— Тебя приглашают?

— Да, но чтобы в гости кто-то к себе пригласил, такого еще не было. Да я к этому и не стремлюсь.

— А как же твои друзья — Середин и Васильев?

— У нас хорошие отношения. Они мне даже говорили, что хотят выпустить парфюм и дать ему мое имя, причем флакон должен копировать формы моего тела. Но пока это все в планах.

— Как долго длятся показы и есть ли тут какие-то правила?

— Никаких правил нет. Все зависит от того, сколько одежды надо представить. Так, в Милане показ одного модельера длился около пяти часов. Это, конечно, напряженно.

Вообще бывает так, что одежды много, а моделей мало. Случается, не успеваешь что-то застегнуть, зашнуровать, скажем, обувь. Выходишь на подиум, идешь в расстегнутых туфлях или сандалиях, где-то в конце подиума они летят вниз или оставляешь их на подиуме. Но публика это воспринимает нормально. Подобные накладки даже придают показу элемент импровизационности, неожиданности. Показ — это продажа продукции, и зрителям важно понять идею новой коллекции, а не разглядывать, как выглядит модель.

— Родители ходят на твои выступления?

— Нет, мама у меня умерла, а папа тяжело болен, он прикован к постели. Показываю ему свои фотографии.

— А как долго можно продержаться в модельном бизнесе?

— С девушками, которым за двадцать пять, контракт, конечно, не заключат. А вот для мужчин возраст особого значения не имеет. Главное, чтобы твой типаж был востребован. Яркий пример — ковбой из рекламы сигарет “Мальборо”, ему, наверное, под пятьдесят, но лучшей ассоциации с ковбоем не найдешь. У нас тоже есть ребята, которым под сорок пять, у них уже внуки, а они востребованы, их даже чаще приглашают на показы, чем молодых. Но, конечно, когда-то уйти придется.

— И что тогда?

— Тогда будет другая жизнь, к которой нужно готовить себя заранее.

— Ты уже к ней подготовился?

— Мне кажется, что да. Два года назад поступил в институт управления на отделение маркетинга. Ведь нельзя же всю жизнь заниматься хобби.

— А что, быть моделью для тебя это хобби?

— Да. Это хобби, удовольствие, за которое еще и деньги платят.



Партнеры