Непутевая семейка

5 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 283

Из двухэтажного подмосковного дома телеведущего Дмитрия Крылова встречать меня выбежал очаровательный кот, помахивающий пушистым хвостом-обрубком.

“Что же с ним случилось?” — поинтересовалась я, готовясь выслушать слезную историю о грузовике или падении с девятого этажа.

“Это порода такая”, — улыбнулся в бороду его владелец, известный всем как бессменный автор “Непутевых заметок”.


— Переживает, наверное, когда вы уезжаете?

— Переживает только Габи (немецкая овчарка. — Л.М.). В этом отличие собак от кошек. Собственно, и у людей наблюдается это различие: есть люди-собаки, а есть люди-кошки. Одни — искренние, преданные, открытые. Другие — сами по себе, но их все равно любят.

— А вы тогда кто?

— Я собака. Скорее всего. Кошачьего во мне мало.

— Откуда сейчас приехали?

— Последняя поездка у меня была интересная. Это была Танзания, Восточная Африка, которую вообще очень люблю — я там себя комфортно чувствую. Для меня нынешнее лето выдалось непростым — впервые почувствовал себя неважно и узнал, что такое давление. А как только оказался в Африке, сразу все как рукой сняло.

Там я впервые ездил на охоту. Принимал нас очень интересный человек, тамошний миллионер, на угодьях которого мы и охотились. Сафари оказалось очень тяжелым, связанным с риском, поскольку буйволы опасные животные. Один раз стаду надоели наши преследования в течение пяти часов, быки отогнали в сторону самок, а сами залегли в засаду. Наш проводник, 76-летний охотник, сказал, что лучше их оставить, иначе животные на нас нападут.

— Жена с вами по-прежнему работает?

— Да, Татьяна со мной ездит. Иногда, раз в полгода, вместо меня едет и привозит материал. Я с ней всегда советуюсь. Для авторской программы очень важен взгляд со стороны, который тебя редактирует. Я человек увлекающийся, и мне особенно нужно стороннее мнение.

— Как-то несколько лет назад вы говорили, что с женой живете раздельно. Сейчас, как понимаю, вы воссоединились?

— Да. Но пока не было этого дома, я жил у себя в “хрущобе” в Марьиной Роще, жена — в Вешняках. И так было несколько лет. Мы даже в поездке берем разные номера, потому что у человека должно быть свое пространство, особенно когда к тому же работаешь вместе. Какой бы ты ни был замечательный, нужно отдыхать друг от друга.

— С женой вкусы в плане поездок совпадают?

— Нет. Она, например, не любит Африку. Была там трижды, но это, что называется, “не ее”.

— Сына с собой сейчас приглашаете?

— Да, бывает. Раньше, когда я брал с собой Митьку, то пытался показать этот интересный зарубежный мир его глазами. Но, когда он был маленьким, этому мешал его возраст. Потом возникла проблема с его матерью: когда в моей жизни появилась Татьяна, она перестала отпускать Митьку со мной, ревновала. И так пропали года два-три. Но потом все наладилось. Он со мной много поездил по всяким экзотическим местам. Считаю, что ему крупно повезло, как и его отцу. Не знаю, как дальше будет. Ведь он поступил в институт.

— Куда же?

— В Строгановское, на дизайн технических средств — автомобилей то есть.

— Значит, по вашим стопам не пошел.

— К сожалению. Хотя мне очень хотелось этого. У него была большая склонность к животным, он их любит и много знает про них. Мне казалось, что было бы здорово при этом его знании и при моем знании телевизионной кухни делать передачу о животных. Но человек предполагает… Два года тому назад он увлекся дизайном автомобилей, отнесся к этому серьезно, что ему и помогло при поступлении.

— Без камеры куда-нибудь ездили, то есть в отпуск?

— В полноценном отпуске я не был ни разу. Раньше не мог себе позволить поехать куда-то и не снимать. А сейчас, когда впервые лет за 15 решил оставить камеру дома и отдохнуть, то обнаружил, что просто не могу этого сделать, поскольку передача должна выходить без повторов.

— Получается, то, что для обычных людей является отдыхом, для вас работа. Что в таком случае для вас отдых?

— Пострелять люблю. С молодости осталась тяга к оружию, поскольку с 14 лет занимался спортивной стрельбой. В армии поехал даже на большие соревнования, но там у меня задрожала рука. Выступил я плохо. Но до сих пор тренируюсь в домашних условиях. Даже в квартире, в Марьиной Роще, бывало, что сижу, пишу, а потом делаю перерыв пострелять. И как-то сосед спросил, не стучал ли я молотком, но как-то странно. Не стал ему говорить, чтоб не пугать, что я из пневматической винтовки стреляю.

— Есть для вас рай на земле?

— Первое место, в которое я влюбился всем сердцем, был остров Бали. Но многие знакомые, которые там побывали, не разделяют моих восторгов. Думаю, что прав все-таки я, поскольку не один влюбился в Бали. Встречал там и несколько иностранцев, которые там остались жить, и даже один из наших соотечественников там остался.

— А вы никогда не думали последовать его примеру?

— От добра добра не ищут. Тем более я не знаю английского, и учить уже поздно. К сожалению, из-за этого очень многое пропускаю. Ведь я завишу от человека, который переводит.

— Переводчик у вас постоянный?

— На бытовом уровне мне помогает жена Татьяна. Для более сложных вещей нам дают в поездке человека. Но в экзотических странах гид зачастую плохо говорит по-английски, и сложно узнать интересные подробности.

Незнание языка едва не стоило мне однажды жизни. Мы тогда стояли в лагере, разбитом на краю водоема, где обитали бегемоты. У воды была предупреждающая надпись об опасности этих “коров”, но я ее не заметил и пошел их фотографировать. Едва увернулся…

— В гороскопы, астрологию верите?

— Не знаю. Характеристика Весов мне соответствует. Что касается астрологии, в этом году впервые общался с астрологом в Италии. Но проблема оказалась в том, что для прогноза нужно знать точное место и время рождения. А я родился в лодке, в море. Нашли какое-то место по справочнику, и астролог мне дала прогноз, что в конце июля в моей жизни произойдут кардинальные изменения. Положительные. Все еще жду.



Партнеры