Обольститель из “Kорней”

5 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 626

На встречу с журналистами солист группы “Корни” опоздал. Через час после назначенного времени в дверях “Якитории” Асташенок появился в сопровождении администратора Елены. Сначала даже не узнала 23-летнего музыканта. Александр был какой-то угрюмый и уставший.

— А может, не надо фотографироваться? — испугалась Елена нашего фотографа. — Мы только что от зубного.

— Ничего, пока флюс отсутствует — сделаем пару снимков, — успокаивал тот.

Асташенок подумал — и махнул рукой. А через полчаса он уже уплетал суши и попивал сливовое вино, готовясь отвечать на наши вопросы. “Какой покладистый молодой человек!” — подумала я. И без всяких признаков звездной болезни. А ведь клип на его песню “Вика” стал этим летом рекордсменом по времени пребывания в хит-парадах.

Да и по популярности у поклонниц

Асташенок уже уверенно нагоняет лидера “Корней” Пашу Артемьева.

“Нам по барабану, что Артемьева представляют лидером”

— Слышала о тебе много доброго от коллег, называвших тебя “самым адекватным” из группы. Почему, как ты думаешь?

— Я не строю из себя невесть что, не играю на публику. Просто общаюсь с людьми, и то, что я делаю, делаю искренне. Наверное, это от воспитания зависит...

— К музыке любовь тебе тоже родители привили?

— Вообще-то мои родители к музыке не имеют никакого отношения. Мама — бухгалтер, папа — вообще работает в нефтегазовой промышленности. Но отец не добывает нефть. Он как раз строит вышки для тех, кто зарабатывает на этом большие деньги. Правда, мой дальний предок пел в церковном хоре. Говорят, что во время его выступления в храме дрожали стекла.

— В вашей группе лидирующим солистом принято считать Пашу Артемьева. Как ты к этому относишься?

— “Корни” изначально создавались как группа из четырех солистов. Мы раскручивались каждый сам по себе. Наш продюсер, который лучше понимает в этом, наверное, нашел в образе Паши Артемьева стереотип, который как бы характеризует некий собирательный образ группы в целом. То есть Паша попал под формат. Романтический образ, итальянская внешность, эти завитые волосы...

А зависти или обиды никакой нет. Да нам по барабану, считают ли его лидером. Леша Кабанов раньше переживал по поводу того, почему, к примеру, его меньше показывают по телевизору. Я ему сказал: не волнуйся, никто не отберет твою армию поклонников. И действительно, сейчас если посмотреть — большая половина плакатов в зале: “Леша Кабанов”. От него тащатся не меньше, чем от Паши Артемьева.

Да и у меня никто мою гитару — мой образ — не отнимет. А Бердников — жгучий цыган. Такие тоже многим нравятся. То есть на каждого приходится по 25% поклонников. Ну, может, на Лешу — 30, — добавляет, улыбаясь, Асташенок.

“Мой голый зад в телевизоре не покажут”

— Маша Алалыкина с “ФЗ-1” как-то заметила, что ребятам на последующих “Фабриках” больше всякого позволяли. Не обидно?

— Ничего им не больше позволяли. Они сами себе это позволяли. У нас же был первый проект “ФЗ”. И мы не знали, что и как надо делать. В начале нам рассказали правила “ФЗ”, но нарушать их никто не собирался, потому что мы сидели обалдевшие на этих диванах, смотря на все это, что нас окружает... Да и мы сейчас обалдевшие. А ребята с 4-й “Фабрики” уже все точно знали: где, когда повернуться, что сказать, когда правильно заплакать.

— А что ты думаешь по поводу сексуальных игр Юры Титова, транслировавшихся по ТВ?

— Я бы не хотел, чтобы моя мама увидела мой голый зад и его показали еще 150 миллионам. Мы туда приходили не сексом заниматься! Хотя... два с половиной месяца — это очень трудно. Но... возможно! Главное — было бы ради чего.

Люди, которые занимались этим проектом, видимо, не понимали, что все это смотрят дети, которые говорят: “О, мой любимый артист переспал с девушкой — пойду и я! Это круто, это модно!” Ведь телевидение формирует вкус. Я тоже люблю заниматься любовью с любимой девушкой, но они там опустили человеческие отношения ниже плинтуса, превратив в порнуху.

— Твой брат был участником второй “Фабрики”. Какой ты ему совет дал перед тем, как он пошел туда?

— Я давал ему советы, но он их проигнорировал, наверное, поэтому и ушел первым. Хотя он талантливый танцор и вокалист, пишет песни.

Тогда, помню, ему сказал: “Диман, ты не развлекаться идешь, а учиться”. А еще: “Не матерись в камеру!” Это я так, для прикола сказал. Но главное, спустя время просматривали фрагментарно записи. Смотрю: один поет, второй танцует, а Дима идет и раз — кого-то по попке ударил...

— Твое попадание на первую “Фабрику” случайным было или организаторы тебя уже знали?

— Пять лет назад у нас в в Оренбурге был конкурс, куда приглашали кучу артистов, в том числе и знаменитых, со всех концов страны. И зрители выбирали лучших. А мы, тогдашняя моя группа, шли перед концертом, просто на разогрев. Но публика почему-то отметила именно нас! В результате мы вошли в пятерку лучших.

Там был и наш будущий продюсер, который пригласил в студию, записал, отснял на камеру, взял наши координаты. Позвонили только через полтора года и сказали, что я прошел все туры “ФЗ” и нужно приехать на финал. Главное, я был уверен, что меня разыгрывают. Когда понял, что это правда, чуть не снес половину стены дома (смеется).

А была ли Вика?

— Своей песней “Вика” ты буквально выстрелил. До этого как-то в тени оставался. Откуда вдруг все это: Лондон, девушка?..

— Это во многом автобиографичная история. Была в моей жизни девушка по имени Вика, которая уехала в Лондон. С этой девушкой у нас намечались серьезные отношения. Но она поехала учиться в декабре прошлого года. И мне захотелось просто написать песню.

Но самое поразительное, что потом оказалось: на нашей эстраде много Вик, которые узнавали себя в моей песне. Например, Вика из группы “Пропаганда”, с которой мы недавно выступали на общем концерте, рассказала, что она во время появления песни как раз была в Лондоне и болела там. Да и Вика из “Непары” — тоже делилась впечатлениями от песни.

А на Украине так вообще выяснилось во время гастролей, что эта песня самая популярная, потому что имя Вика очень распространенное. Поклонницы кричат постоянно: дайте мне автограф — меня зовут Вика. И даже когда я спрашиваю на концерте: поднимите руки, кого зовут Вика, — больше половины зала, и, как ни странно, даже мужики поднимают...

— Как ты обычно знакомишься с девушками?

— Они знакомятся сами. Я, например, уже давно не знакомлюсь для того, чтобы просто провести вечер. Если молодой человек знакомится с девушкой на улице просто для того, чтобы взять у нее телефончик, — это несерьезное знакомство. Такое легкомысленное поведение не для меня. И деньги на всяких случайных девушек тратить не собираюсь. А знакомлюсь в основном на работе и по работе. Например, Вика тоже имела отношение к сфере шоу-бизнеса. Но она не артистка.

— Как сейчас обстоят дела на личном фронте?

— Я нахожусь в поиске. Так как мы люди мужского пола, постоянно происходит борьба между разумом и телом. Мне нравятся красивые, высокие. Но когда начинаем общаться, многие из них перестают быть красивыми. Или она может быть не совсем яркая, но при разговоре мне становится тепло и хорошо.

Поэтому совет подрастающему поколению: смотреть гораздо выше линии юбки. Я этому уже научился. За два года, что я живу в Москве, многое поменялось.

— Что именно?

— Поведение в целом. Серьезнее стал, что ли. Раньше мог пойти потратить всю зарплату, которую мне выдали, в казино. И оставался без средств, хотя до зарплаты было еще 2 недели. Потом занимал сто долларов у друзей. Сейчас, конечно, такого не сделаю.

— Кстати, ты уже получил свою порцию жизненных благ в виде машины, квартиры?

— Нет, ничего еще не приобрел. Мои деньги сейчас уходят на создание музыкальной студии. Записываю параллельно свои песни. Машину я умею водить, правда, без прав. Нам администратор Лена иногда дает покататься. А квартиру я снимаю с братом.

— Ну а звездная болезнь не одолевает?

— Да я не знаю, что это такое! Объясните мне, каковы ее симптомы? Я не кидаю понты. В обычной жизни я хожу так (Александр показывает на свою обыкновенную футболку серого цвета). Сами видите: майка, бейсболка, в очках. Мы можем запросто зайти в “Макдоналдс” и постоять в очереди. И не будем кричать: мы звезды — пропустите вперед! Правда... все равно пропускают!



Партнеры