Свои против своих

12 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 468

“Больше 50 процентов успеха в спорте зависит от тренеров. А в настоящий момент многие из них работают за границей, работают против нас, используя наши методики!” — откровенно без сантиментов сказал Фетисов, возглавив Госкомспорт. И слова его подтверждаются. На Олимпиадах — особенно. Вы только вдумайтесь, куда уплывают наши медали! Смотришь сегодняшние Игры — по всему миру российские тренеры работают. Отдают иностранцам накопленный дома опыт, а с ним — и секреты наших побед.

Но всегда ли по собственной воле?

РУССКОЕ ЗОЛОТО

Как хотите, а олимпийское “золото” примы американской гимнастики Карли Паттерсон — наполовину русское. Она ведь подопечная нашего знаменитого соотечественника Евгения Марченко, более того, тренируется под общим руководством олимпийского чемпиона Виталия Люкина! Представьте, каково было Хоркиной это сознавать...

А сколько лет лучший гимнаст прошлого века семикратный олимпийский чемпион Николай Андрианов работал в Японии — даже тренировал сына своего бывшего соперника по помосту. Сначала ему предлагали работу в Штатах, но Андрианов отказался, сказал: “Речь шла о развитии массового спорта, эдакой клубной работе. Большинство наших тренеров за рубежом именно этим и занимается. Но мне это неинтересно, в Японии я готовил спортсменов к чемпионатам мира, Олимпийским играм — это совсем другое дело, другой уровень”.

А ведь уехал Андрианов не от хорошей жизни — наша действительность даже его сына превратила в профессионального циркача...

Да что там говорить, если даже главный тренер российской сборной Леонид Аркаев одновременно является официальным консультантом сборной Греции...

А недавно наткнулась на объявление в Интернете. Пожалуйста, наш тренер размещает свое резюме в надежде получить работу за границей (а что делать, если Родина не ценит?):

Страна: Russia

Город: Тольятти

Возраст: 43

Образование: Высшее

Пол: мужской

График работы: любой

Зарплата: $

Дополнительная информация: Работаю тренером с 1980 года, являюсь вторым тренером олимпийского чемпиона Алексея Немова. Заслуженный тренер России. Имею опыт работы за границей, работал в Австрии. Изучаю нем. язык.

Контактное лицо: Александр Котов (имя, естественно, изменено).

Так чего же удивляться, что соперники усиливаются, а мы — теряем, теряем, теряем! Хоркина и Немов ведь не вечные...

ПРЕДАТЕЛИ?

“Продались, предали!” — так наши спортивные чиновники раньше про тренеров-“перебежчиков” говорили. Теперь признают: “Это — нормально, это работа”. Теперь хотят обратно возвращать. Но больше — на словах. Родниной еще лет десять назад Дворец спорта построить обещали. Наша гордость, наша легенда, мы все сделаем, чтобы она вернулась. Кто только не говорил — и правительство, и спортивное руководство. Но нет никакого дворца. До сих пор.

У нас никогда не ценили спортсменов. Их гробили ради медалей, потом выкидывали — больных и никому не нужных, как старый хлам. Кого в тридцать, кого раньше. Но сегодня никто так жить не хочет. И правильно делают.

Рухнул железный занавес — и начался бег. Бег наших звезд за границу. Вспомните, как переманили приму нашей сборной по синхронному плаванию Ольгу Седакову — она ведь так и не вернулась. И уже много лет тренирует иностранок. Ее примеру с тех пор очень много российских синхронисток последовало. Слышали бы вы, как сетовала по этому поводу главный тренер нынешней команды Татьяна Покровская:

— Ну надо же, всюду развивается наша школа синхронного плавания. Даже в Греции. С одной стороны — это хорошо, растет общий уровень вида спорта. С другой стороны — мы как будто варимся в собственном соку. Соперничаем сами с собой.

Было время, когда после Игр в Барселоне Покровскую тоже жизнь за границу выпихнула. В России на тот момент ничего хорошего не ждало. А тут: пригласили — поехала. Сначала — в Испанию, потом — в Бразилию. Однако вернулась, как только предложили возглавить российскую сборную. Вернулась — не раздумывая. И призналась: “Я вообще не понимаю, зачем жителям такого острова, как Пальма де Мальорка, серьезный спорт. Это наши спортсмены на любые жертвы готовы ради медалей: для них эти награды — путевки в жизнь. Возможность вырваться из “совка”. А этим людям никуда вырываться не надо. Зачем им рвать когти из-за каких-то медалей?! Они и так в раю живут. Только мне без отдачи работать не интересно. Скучно!”

ПРЕСЕКАТЬ УТЕЧКУ КАДРОВ

В профессиональном спорте трагедия, когда уезжают спортсмены, в любительском — тренеры.

Знаменитый волейбольный тренер Николай Карполь чуть не плакал, когда рассказывал, как у него сердце обрывалось всякий раз, когда кто-то из его воспитанниц, которых он чуть ли не с младенчества растил, менял гражданство. Это сразу лишало их права играть за российскую сборную — в международной федерации волейбола такие правила. Однако силком он никого не держал, всегда давал девушкам возможность заработать и посмотреть мир. Но случалось, им слишком нравилось там — и они не возвращались. А потом из спортсменок вырастали тренеры, уже не наши...

Нам повезло, что сам Карполь остался, хотя можно себе представить, сколько вариантов ему предлагали иностранцы. Однако он не уехал — сохранил и развил здесь целую школу женского волейбола. Возглавил второй клуб в Москве, чтоб создать уралочкам-“карполечкам” идеальные условия для тренировок. В другой стране он жил бы как царь и бог. Но он живет в России и работает на российскую сборную.

Ирина Винер тоже никогда за границу не стремилась. Однако ее воспитанницам то и дело тренерские роли в зарубежных сборных предлагают. Впрочем, веса Ирины Александровны в международной федерации художественной гимнастики хватает, чтобы на корню такие “утечки” кадров пресекать.

В свое время она Яне Батыршиной не дала возглавить иностранную сборную. И, глядя на сегодняшних олимпийцев, понятно — почему. С одной стороны, пресекать чужую свободу — жестоко и неправильно. Каждый имеет право продавать свое мастерство, добытое такими кровью и потом. Это нормальный рынок, цинично было бы спорить. Тем более что наши чемпионы платят большую цену за свои медали. Но есть и другой ракурс: какому тренеру захочется состязаться на Олимпиаде с учениками своих учеников?

НОСТАЛЬГИЯ

Уезжать никогда не было легко. Это всегда грустно и тяжело. Неминуема ностальгия, непонимание соотечественников, слезы по ночам. Даже самые красивые и солнечные страны могут раздражать. Не природой, так местной публикой. Иностранцы могут улыбаться, уважать наших тренеров, даже восхищаться — но как своих не воспримут никогда. Даже после долгих лет русские специалисты за границей все равно — чужие. А роль чужих всегда хочется затенить. Немцы, например, часто вообще не любят брать зарубежных тренеров на чемпионаты мира и Олимпийские игры. Не хотят выпячивать чужих, чтобы победы их спортсменов приписывали иностранцам.

И все равно наши тренеры уезжают — потому что деваться некуда. Пловцам воду не дают. Фигуристам — лед. Счастье еще, что такой, к примеру, тренер, как Тарасова, не всю себя тратит на американцев. С ее стороны это истинный патриотизм. Ведь для Штатов наши тренеры — панацея. Там им все условия готовы предоставить. А дома почему-то нет. Самое обидное, что вроде все у нас все понимают — и в правительстве, и в спортивных структурах. Только менять ничего не собираются. Всем хочется отката. Не только в медалях, но и в долларах.

Геннадия Турецкого — великого тренера по плаванию — в свое время президент федерации по водным видам спорта Геннадий Алешин тоже не от хорошей жизни в Австралию отпустил. А потом вся сборная этой страны за счет Турецкого на Олимпийских играх выплыла. А в России такому профессионалу места не нашлось.

Зато Александр Попов, разумеется, уехал вслед за тренером — для него Турецкий всегда был гуру, человеком, у которого в любую минуту можно было спросить: “Что делать?” и получить самый мудрый и правильный на тот момент ответ. Если бы не Турецкий и не солнечный климат Австралии, едва ли наш сегодняшний знаменосец смог бы вернуться в спорт после бандитского нападения, едва не стоившего ему жизни. Не то что карьеры... Мы разговаривали перед Сиднеем, и Саша честно сказал: “Если бы не Турецкий, я бы внутренне, морально не сумел восстановиться. Не только физически. А он вытащил меня, потому что советский тренер — это в первую очередь тактик, стратег, психолог”.

Но случается, много лет проработав за границей, наши тренеры возвращаются. Вернулся же Геннадий Андреевич Сапунов — на прежнюю должность главного тренера сборной по греко-римской борьбе. Жесткий, но уникально талантливый человек. Помню, когда он работал в Болгарии и смотрел однажды схватку своего тамошнего ученика с россиянином, я не удержалась — спросила: “Как же вы можете болеть за иностранца?”

А он растерянно так, искренне говорит: “Но он же мой ученик, я силы в него вкладываю. Хотя, знаешь, как тяжело соперников русским ребятам готовить! Но что делать — это моя работа”. Зато как он счастлив был вернуться домой, в родную школу борьбы. Только чтобы вывести ее на прежний уровень — когда привозили с чемпионатов мира по 8 золотых медалей из 10 (сейчас весовых категорий меньше), — огромный труд и немало лет еще уйдет. Мир не стоит на месте. Конкуренция растет. И, получается, мы же сами этому способствуем. С одной стороны это здорово — для спортсменов. С другой — обидно.

Но на обиженных, как известно... А ведь мы не только на тренеров можем обижаться. На тех же судей — мол, необъективные, лицензии блатные покупают. На чиновников — денег не дают, интересы сборной не защищают. На командных врачей — допинг у подопечных вовремя не отслеживают или сами же дают, атлетов не предупредив... Господи, да мало ли чего еще. Но только это точка зрения пессимистов. И как жизнеутверждающе сказала недавно Ирина Винер, которую ни судейством, ни конкуренцией не задушишь: “До чего же мы привыкли ныть, что у нас все плохо. Ну прямо так все плохо! Может, все-таки и хорошее что-то есть?”

Стоит, кстати, и советский спорт, ныне восхваляемый в этом контексте вспомнить: когда мы побеждали не благодаря, а вопреки...

А сегодня одним остается утешаться. Если посчитать все медали на последней Олимпиаде в общей копилке бывших союзных республик, то бишь сборной СНГ – окажется, что символическая команда СССР по-прежнему на первом месте.



Партнеры