“Уматурман”: Oдна Прасковья на двоих

12 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 584

Жили-были два брата-музыканта. Перебивались с хлеба на воду в своем Нижнем Новгороде, пока не решили создать семейный дуэт.

И тут пошло небывалое везение. Первый же их простенький клип про Прасковью из Подмосковья принес популярность и места в хит-парадах. Парней приветила видная девушка нашей эстрады Земфира.

Следом подфартило с “Ночным дозором”. Песню группы “Уматурман” взяли в качестве саундтрека к этому почти культовому фильму.

Теперь 28-летний Владимир и 33-летний Сергей Кристовские — модные московские персонажи, наперебой приглашаемые на музыкальные каналы. Только что выпустили новый клип под названием “Проститься”. Как и положено, о любви. Понятно, высокое сие чувство не от излишней простоты исходит. “Подозрения” эти при встрече подтвердились: провинциалов-простачков я не увидела. Скорее, весьма смышленых ребят, время от времени надевающих маску (как бы это поделикатнее сказать?) Иванушки-дурачка.

Торговцы песнями

— С чего это вы надумали перебраться в Москву? И кто был зачинщиком?

— Я, конечно, — вскидывается голубоглазый брюнет с курчавыми волосами Владимир Кристовский. — Я как-то подумал: “Что ж я, такой талантливый парень, пропадаю в Нижнем без денег? Продам-ка свои песни!” Так я и принял решение, что больше не буду зарабатывать ничем, кроме музыки.

А у Сереги как раз уже была группа в Нижнем “Шервуд”. Мы подумали и решили создать совместный проект. Он назывался “Не нашего мiра”. За одну ночь на нижегородской студии мы записали демо-альбом и отправили в Москву. А потом нам позвонили люди из столицы, мол, давайте встречаться.

— Встреча прошла удачно?

— Ну, приехали в Москву. Было бурное обсуждение. Все, естественно, старались тянуть одеяло на себя. Сделать более выгодными условия. Вначале нам просто такое предложили — чуть ли не в убыток себе работать. Но пошла борьба между разным рекордз-компаниями, и мы отстояли свои позиции.

— И что же удалось выбить в нелегкой борьбе?

— Нам удалось выбить спортклуб. Возможность посещать спортзал, — начинает гнать пургу Сергей.

— Значит, по эстрадной моде трепетно следите за своими телами?

— Почему сразу — по моде? — возражает Владимир. — Я давно спортом занимаюсь. Наш отец в молодости был мастером спорта по волейболу и хоккею, играл в хоккейном “Динамо” (Горький). Потом он пошел в институт и в итоге стал очень крутым специалистом в атомной энергетике. А мама наша — инженер. Всю жизнь она еще и писала стихи. Так вот мы по чуть-чуть от родителей всего и взяли.

“Хочу всех женщин сразу”

— Володя, песни для группы пишете в основном вы. Как они сочиняются?

— Да никак: садишься на кухню, берешь гитару и сидишь высасываешь из пальца. Особенно хорошо получается, когда плохое настроение. Ужасно на душе. И кажется, что жить невозможно...

Но бывает, когда влюбишься — и это тоже способствует творчеству. Я вообще по жизни влюбчивый. Но в большинстве случаев мы быстро расстаемся.

— Это тоже, чтоб творчеству способствовало?

— Раньше я был некрасивый. Без бороды. И у меня как-то в личной жизни не складывалось. Либо я влюблялся в девушку, а она была занята, либо я их не любил, а они ко мне всей душой. Поэтому недолго было наше общение.

Иногда я могу влюбляться в нескольких сразу. Когда я вижу женщину красивую, не могу пройти мимо. Не подумайте, что я бабник, но я женщин очень люблю. Они прекрасные, красивые, такие разные, что, бывает, сердце защемит.

— С Володей понятно. А как обстоит дело с женским полом у Сергея?

— У меня еще хлеще. У меня все истории с женщинами возникают исключительно в связи с моими занятиями музыкой. Однажды девушка захотела познакомиться со мной в тот момент, как я исполнял песню. Главное — я пою, а она на танец приглашает.

— И чем все закончилось?

— Да ничем. Я уже привык, что девушки со мной знакомятся. В Нижнем меня многие знали в масштабе города. Трудно было скрыться в толпе. Но по мне: главное, чтобы они знали — путь к сердцу мужчины лежит через желудок!.. И давайте больше о личной жизни мы ничего говорить не будем.

— И даже о том, сколько Прасковий на своем веку повстречали?

— Ни одной. И даже не из Подмосковья, — качает головой Владимир. — Это просто рифма такая удачная получилась. Я вообще за свою жизнь был знаком с одним человеком с редким именем. Его звали Данко. Но не тот Данко — певец, который на самом деле Александр. Наш играл на тромбоне.

Голливудская тезка пока не выставляла счет

— Многих гложет вопрос: почему из всего обилия претендентов на написание трека к “Ночному дозору” выбрали именно вас?

— Мы оказались знакомы со знакомыми режиссера Тимура Бекмамбетова, — говорит Кристовский-младший. — Через них и вышли на него. Встретились, он объяснил задачу. Я пошел, как всегда, на кухню и написал. Тимур хотел, чтобы титровая песня фильма была шокирующей и принципиально отличалась от того, что принято считать саундтреком.

Мы потом записывали несколько версий песни на студии, но отобрал он именно ту, которая была записана в качестве демо в домашних условиях. Бекмамбетов сказал, что в этой не самой совершенной версии присутствует то самое настроение, которого он добивался от главной песни фильма.

— Раньше группа называлась “Не нашего мiра”. Что побудило переименоваться в “Умутурман”?

— Актриса Ума Турман нам нравится давно, — признается Владимир. — Я написал про нее шуточную песню еще в Нижнем. А потом мы думали, как назвать группу. Поскольку уже была написана песня, а мы еще посмотрели “Убить Билла”, да и актриса вроде ничего так... В общем, как говорится, это судьба.

— А сама Ума знает, что есть группа ее имени?

— Да, ей уже о нас поведали, — в один голос восклицают братья. — Это был один из ваших коллег.

— Не попыталась срубить с вас денег за плагиат?

— Как ни странно, она не стала скандалить по поводу нарушения своих прав, а наоборот, захотела с нами познакомиться.

— Неужели общение состоялось?

— Да нет. Мы пока только успели спеть эту песню лично Квентину Тарантино. На открытии Московского кинофестиваля. В финале мероприятия Никита Михалков представил нас Тарантино. Он очень смеялся, глядя на экран и слушая синхронный перевод песни.

Мы еще воспользовались случаем, так сказать, и передали через режиссера посылочку для своей “тезки”: записи там всякие, песню про нее, естественно. Тарантино обещал передать. Но я боюсь, не забыл ли он посылочку в гостинице, — смеется Сергей.

“Играем за жратву”

— Довелось слышать душещипательные истории о том, кем вам пришлось работать до того, как стать авторами “Прасковьи”...

— Я давно верил, что стану знаменитым, но иногда эта вера меня покидала, и все думали, что я — полный идиот. Глупый, ленивый и без высшего образования... — Кристовский-младший начинает улыбаться.

— Ага, и весьма самокритичный...

— Нет, я говорю как есть... Так вот, поскольку я закончил ПТУ, а четыре у меня было только по физ-ре, пришлось работать в морге. Там была работа для ребят, которые трупы моют, одевают для похорон... Платят реально неплохие деньги. Но чего я там только не увидел! Тогда вообще не мог смотреть на мясо.

А еще я работал дворником на заправке, торговым представителем — возил шоколадки по ларькам и уговаривал их купить, ну и чуть парикмахером не стал. Но потом понял, что это не для меня.

Лучше спросить у него, как он моделью на парикмахерском конкурсе работал, — кивает Владимир на Сергея.

— Да, имел несчастье, — говорит старший брат. — Девушка знакомая брала меня на конкурсы парикмахерские. И вот однажды в начале 90-х меня выкрасили на конкурсе в пять цветов. Представляешь, что такое в то время пять цветов! Когда я ехал в транспорте, люди подозрительно косились. Думал, милицию вызовут...

— А чего ж сейчас не модельничаешь?

— Да какая я модель — весь в шрамах после хоккея. А еще у меня ключица сломана и нога вывихнута, — хохмит Сергей. — В общем — все условия для того, чтобы бросить спорт и заняться музыкой.

— Первое выступление на московской сцене запомнилось?

— Ну, это было на дне рождения Володи, — говорит Сергей. — В качестве подарка друзья пригласили его на полуподпольный концерт Земфиры в ночном клубе. Причем до того, как туда поехать, нам намекнули, мол, много не пейте — спеть еще придется.

Оказалось, что Земфира с подачи тех же друзей услышала “Прасковью” на своем новоселье, и она ей вроде как понравилась. Поэтому она легко согласилась на совместное выступление. Хотя сама по себе история казалась довольно авантюрной. Мы же до этого никогда не встречались с ней и не имели возможности порепетировать вместе.

— Как развлекаетесь в столице, когда нет концертов?

— Вообще мы редко отдыхаем. Снимаем квартиру в доме на “Речном вокзале” и иногда там катаемся на велосипеде. Вокруг помойки. Шучу.

— Говорят, Москва меняет. Что-нибудь изменилось в вашем отношении к каким-то вещам?

— Да нет. Пока нет. Просто появилась возможность кушать больше вкусной еды,— уже вконец юродствует Сергей.

— А я всю жизнь хотел все и в огромном количестве, — подхватывает младший брат. — Моя голубая мечта — купить дом и хорошую машину своим родителям. Им почти всегда приходилось бороться за жратву.

Нет, что ни говорите, а два Иванушки-дурачка в одной семье — это все же многовато.



Партнеры