Святоша или дьявол?

19 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 256

Галина разбудила пятилетнюю Леночку задолго до рассвета.

—Вставай на колени, — приказала ничего не понимавшей спросонья малышке. — Встала? А теперь молись...

Пару часов спустя квартира уже была битком набита народом — соседи, милиция, скорая... Чтобы спасти девочку, медикам не хватило каких-то нескольких минут. Осмотрев труп, они с удивлением обнаружили крепко застрявшую в горле Лены церковную просфору...

Набожность переросла в помешательство

Говорят, истинная вера не может принести зло: ледяные святые источники не губят, а исцеляют, к иконам не пристает никакая зараза. А если человек принимает смерть от чего-то святого, значит — за дело, значит — Бог покарал. Но за что была так чудовищно наказана маленькая Лена? И почему руками собственной матери? Вопрос... Впрочем, все по порядку.

Жительница Украины Галина Валах стала гражданской женой москвича Георгия Рыскова около десяти лет назад. Сразу же перебралась жить к мужу. Несколько лет спустя родилась дочка. В трехкомнатной квартире в Лианозове зажили вчетвером — Георгий, его мать, Галина и маленькая Леночка. Бабушка в одной комнате, супружеская чета — в другой, а девочке выделили детскую.

Семья получилась если не идеальная, то по крайней мере среднестатистическая. Георгий занялся частным бизнесом, Галина не работала, сидела с девочкой. Да к тому же очень религией увлеклась, что само по себе трогательно. Комнату Георгия и Галины украшали православные иконы.

— Мы никогда не замечали ничего подозрительного, — скажут потом стражам порядка соседи Рыскова. — Явных криков из их квартиры не доносилось, детского плача особо тоже не слышали. Ребенок их был всегда чист и ухожен.

А между тем в голове молодой матери пусть незаметно, пусть мало-помалу, но уже начинали происходить необратимые психические процессы. И никто даже предположить не мог, что это одна из самых страшных болезней...

Все началось в 2001 году. Тогда Галина и ее родная сестра решили съездить в один из известных в народе монастырей. Именно после этого паломничества, по уверениям очевидцев, в поведении женщины и стали появляться странности. Нет, на людей она не бросалась, но могла неожиданно закричать и вообще вела себя как-то неадекватно. Надо сказать, признаки недуга видели лишь муж и свекровь. Сестра же Галины, например, скажет потом следователям, что та не производила впечатления сумасшедшей. Впрочем, неизвестно, правду ли говорит...

В тот же год 32-летнюю женщину положили в больницу. Вскоре она выписалась, и жизнь семейства снова потекла более или менее нормально. А два года спустя, осенью 2003-го, сестры опять засобирались по святым местам. Сначала заехали на родину Галины, в Киев, а потом отправились в Мордовию — в монастырь.

Из паломничества женщины вернулись просветленные. По крайней мере, так казалось со стороны. Галина привезла в Москву святое церковное масло и несколько просфор... Как установят стражи порядка, от одной из этих просфор и того самого монастырского масла будет суждено принять смерть маленькой Лене.

Перед смертью девочке велели молиться

Вообще в этой истории сложно что-то утверждать однозначно. Восстановить картину событий можно, лишь собрав такие звенья, как рассказ Лениного папы и бабушки, осмотр места происшествия и заключения экспертов. Все же попытаемся эту цепочку восстановить.

Итак, 11 ноября 2003 года, около семи утра, мать Георгия заглянула в комнату внучки. И увидела странную картину: девчушка стоит на коленях и повторяет вслед за матерью какую-то молитву. Вдруг невестка подносит к личику Лены коричневую бутылку с маслом и начинает вливать его ребенку в рот. Девочка упирается, хрипит. Мать не отстает. Пенсионерка сердцем почуяла, что с Галиной творится что-то недоброе. Она подбежала к ней и попыталась оттащить от внучки. Увы, силы оказались неравны, бабушка не смогла отбить девочку. Вдобавок ко всему невестка стала обливать свекровь тем же самым маслом. В панике пожилая женщина побежала звонить на работу сыну. Больше зайти в комнату она не решилась — его возвращения ждала в коридоре.

Охваченный жутким предчувствием, Георгий пулей помчался домой. Впрочем, на все про все ушло часа два. И, к сожалению, оказалось слишком поздно.

— Когда я вошел в комнату, Галина сидела на кровати, держа на руках еле живую Леночку, — вспоминал потом отец. — Она сдавливала руками ее горло, и мне стоило больших усилий, чтобы вырвать ребенка из ее рук. Тут я заметил, что дочка не дышит. Приоткрыл ей рот, заглянул в горло и вижу: там что-то торчит. Пригляделся — просвирка. Побежал за плоскогубцами, попытался вытащить эту вещь, но безуспешно. Тогда я кинулся звонить в “скорую”...

— Я зашла на кухню и увидела внучку, — вторила мать Георгия. — Язык ее был высунут изо рта, с края губы стекала струйка крови. А в горле Леночки застрял какой-то предмет...

По подсчетам медиков, сердце девочки остановилось буквально за несколько минут, если не секунд, до их прихода.

Из заключения экспертов, осматривавших тело:

“Повреждение лица: множественные точечные, полосовидные и полулунные ссадины на коже в окружности рта и носа, мелкие кровоподтеки левой щечной области, мелкие ссадины кожи губ, мелкие кровоизлияния на слизистых губ и мелкие надрывы этих слизистых; комплекс общеасфиксических признаков: обильные насыщенные трупные пятна, одутловатость лица... выраженное венозное полнокровие внутренних органов, отек и полнокровие головного мозга... Смерть Валах Е.Г. наступила от закрытия отверстий рта и носа... “

Детоубийца уверена, что дочь жива

Когда стражи порядка вошли в комнату, и извлеченная медиками просфора, и масло лежали на столе. Безжизненное тело Лены заставило дрогнуть даже сердца видавших виды милиционеров. Все, кто осматривал труп, невольно подметили: девочка очень красивая.

— Мы пришли к выводу, что сначала Валах попыталась запихнуть дочери просфору в горло, но, поскольку та упиралась, она стала лить ей в рот масло — для того, чтобы просфора лучше прошла, — объясняют стражи порядка. — Нам точно известно, что Валах в то же время зажала Лене руками нос. Просфора послужила своего рода кляпом. Ребенку просто стало нечем дышать... Но, возможно, она не собиралась убивать девочку, а закрыла ей нос, решив, что та от этого сильнее откроет рот и все же проглотит просфору...

Как только приехала милиция, в квартире поднялась невиданная суматоха. Сотрудники ОВД “Лианозово” попытались было повязать мамашу, но у той начался припадок.

— Не пойду! — орала она, вырываясь.

На шум сбежались соседи, и оперативникам еще долго пришлось выпроваживать зевак из квартиры.

Георгий выглядел убитым и все не верил, что смерть Леночки — дело рук его жены. И он, и бабушка плакали.

В отделении Валах продолжала вести себя буйно, и даже без всяких экспертиз было видно, что она явно не в себе...

Несколько месяцев детоубийца пробыла под стражей. На допросах она все твердила следователям: “Я мать, я не могла убить собственного ребенка”. И просила немедленно дать ей увидеть дочь. Говорить с ней о случившемся было бесполезно. Похоже, она действительно ничего не помнила. А еще арестованная периодически пускалась в рассуждения о Боге, но вовсе не агрессивные, а вполне разумные и благообразные. Тем не менее она продолжала производить впечатление человека психически нездорового.

Вскоре судебные психиатры вынесли свой вердикт: у Валах параноидальная шизофрения с эпизодическим течением.

Из заключения психиатров:

“В период совершения инкриминируемого ей деяния Валах Г.Н. не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию (бредовые идеи, направленные на конкретных лиц, грубые нарушения эмоционально-волевой сферы и критических способностей), а также с учетом характера общественно опасного деяния Валах Г.Н. представляет повышенную общественную опасность и нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением”.

Недавно Бутырский суд столицы приговорил душевнобольную фанатичку к строгому принудительному лечению. Через несколько лет Валах снова тщательно осмотрят эксперты, чтобы решить: выпускать ее на свободу или же продолжить лечение за решеткой.

P.S. Похоже (по крайней мере, хочется надеяться), что история эта пришла к своему логическому завершению.

— Ну что — вроде все понятно, — сказала я одному из собеседников-следователей и захлопнула блокнот.

— Кроме самого главного, — заметил тот, — мотива. Но его мы, к сожалению, так никогда и не узнаем.



Партнеры