Домашний потрошитель

19 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 310

Эти проклятые квадратные метры… Чего только не случается в “битвах” за московскую жилплощадь — аферы, угрозы, похищения людей. Но то, что произошло осенью прошлого года на Каширском шоссе, заставляет задуматься: как же далеко можно зайти в этой схватке. Не выдержав бесцеремонности новоиспеченных родственниц-приезжих, москвич зверски убил обеих. На глазах у двухлетнего ребенка. Больше суток девочка жила в запертой квартире наедине с трупами мамы и бабушки…

Квартира за заботу

А начиналось все романтично — с любви. Мать и дочь Смирновы приехали в Москву из Узбекистана и сразу же обзавелись воздыхателями. Впрочем, поначалу в столице зацепилась лишь Смирнова-младшая. 32-летняя Ирина какое-то время трудилась на заводе, потом уволилась и устроилась на две работы по совместительству. И вскоре перетянула в столицу 53-летнюю мать Светлану.

Избранником Ирины стал скромный москвич Виталий (поначалу и мать, и дочь обосновались в его квартире).

Светлана же присмотрела в мужья немолодого мужчину по имени Лев Рубинчик. У пожилого человека была в Москве своя комната, где его благоверная поспешила прописаться. А еще у Льва имелась квартира. Вернее, у его матери. Неплохая жилплощадь на севере столицы. Предприимчивая Светлана не могла не воспользоваться таким шансом и живо взяла старушку в оборот. Очень скоро приезжая стала любимицей пенсионерки. Придет, бывало, к ней — улыбчивая, ласковая. Продуктов принесет, полы перемоет. Бесконечные рассказы про все старушечьи хвори внимательно выслушает и посочувствует. Не мудрено, что очень скоро пенсионерка приняла решение завещать свою квартиру Светлане.

Нет, сначала она, конечно, собиралась оставить жилье сыну, но постепенно желание это сошло на нет. Дело в том, что Лев уже давно и крепко пил. Он попытался было завязать, но в итоге все равно сорвался и даже был вынужден бросить работу. На фоне положительной Светланы родной сын казался пожилой женщине бездельником и забулдыгой.

Злосчастное завещание

Когда мать Рубинчика скончалась, наследница вступила в законные права, а убитый горем сын остался с носом. Квартиру Смирновы по-быстрому продали и снова стали жить у Виталия. Кроме того, как-то само собой случилось, что Рубинчик и Смирнова расстались.

Понятное дело, осуждать родственниц за все это можно только с точки зрения морали. Впрочем, кому-то такое положение дел может даже показаться и справедливым — мол, в хорошие руки досталось жилье, а пьющий сынок получил по заслугам. Но Лев никакой справедливости в этом не видел, он был просто шокирован и, мягко говоря, возмущен. Рубинчик, который к этому времени уже обзавелся другой женой, решил бороться за свою законную (так он считал) жилплощадь до конца. Он нанял адвоката и затеял судебную тяжбу. Шансы выиграть дело были практически нулевыми — ведь все положенные документы, говорившие о том, что Светлана — наследница, были в порядке. А завещать свое жилье любой хозяин вправе кому пожелает…

10 ноября прошлого года должно было состояться последнее слушание по этому делу. Все шло к тому, что с квартиры снимут арест и отдадут ее законным владельцам.

В конце концов, Лев сдался. Позвонил бывшей жене и сказал:

— Ладно, ваша взяла. Уступлю. Если ты, Света, выпишешься из моей комнаты, я, так и быть, оставлю тебя в покое. Не буду претендовать на эту проклятую квартиру.

Это поразительно, но дамы оказались непреклонны (судя по всему, они не собирались отступать ни при каких условиях). Между тем Лев очень боялся, как бы экс-супруга не взялась и за его комнату, в которой, как мы помним, успела прописаться.

Ребенок в луже крови

В тот день, 6 ноября, Рубинчик засобирался с визитом к Смирновым. Видимо, он понимал, что это его последний шанс положить конфликту конец. По-своему понимал...

Но нам перед тем, как подойти к развязке, нужно обязательно сказать пару слов о семье Ирины. Это — отдельная история. С Виталием, ее мужем, мне довелось в свое время пообщаться. Помню его сидящим через несколько дней после трагедии в кабинете у следователя прокуратуры Южного округа. Мужчина скромно примостился на стульчике. Смотрит в пол. Говорит смущаясь:

— Развелись мы с ней буквально через несколько месяцев после рождения дочки. Она и мать не давали мне общаться с девочкой. Почему? Они не объясняли мне причин. Пока бывшая жена работала, мать ее сидела с ребенком.

Смирновы поставили в комнате новый замок. Виталий поселился в другой комнате и тоже сделал собственный засов. И стал как можно реже появляться дома. Как он потом объяснял — не хотел разборок, которые бы, безусловно, травмировали малышку.

А еще Виталий поделился своими подозрениями — мол, Смирновы планировали и его жилплощадь заполучить. Да не успели…

Итак, тем утром Лев появился возле квартиры Виталия. Хозяина дома не было, зато обе дамы оказались на месте. Поскольку прежние его попытки заявиться в гости те отвергали на корню, Лев решил подождать, когда Смирнова-младшая пойдет на работу и, соответственно, откроет дверь.

Когда Ирина появилась, наконец, на пороге, Рубинчик моментально прошмыгнул в квартиру.

Начались бурные выяснения отношений. Видя, что переспорить оппоненток невозможно, мужчина пришел в бешенство. Завязалась драка. И, в конце концов, Рубинчик не выдержал: схватил нож, накинулся на женщин и стал методично наносить удар за ударом. Метил в основном в туловище. А когда от многочисленных ранений ненавистные ему родственницы испустили дух, Лев просто развернулся и покинул квартиру.

Все это время в доме находилась двухлетняя малышка. Охваченные яростью, взрослые как-то забыли о ее присутствии. И страшно подумать, что происходило в ее маленькой голове, когда на ее глазах зверски убивали маму и бабушку.

“Страшный дядя” ушел, захлопнув дверь. А девочка осталась. Наедине с окровавленными телами.

На следующий день Рубинчик опомнился. Пришел в милицию и во всем сознался. Стражи порядка приехали в злосчастную квартиру на Варшавском шоссе, открыли дверь. Картина, развернувшаяся перед ними, была ужасна. Жилище залито кровью. В коридоре лежит изуродованное тело женщины. В комнате — еще одна испещренная ножом покойница… А между трупами ходит маленькая девочка. Изможденная (ведь, как выяснилось, последние сутки она ничего не ела) и растерянная…

Девочка уже забыла, как убивали родных

Рубинчика взяли под стражу. Прокуратура Южного округа столицы возбудила уголовное дело по статье “Убийство”. Как отмечает следователь по особо важным делам Василий Пашкевич, в течение всего времени, пока он общался с Рубинчиком, тот вел себя ровно, выглядел спокойным. Тем не менее Льву провели психиатрическую экспертизу. Выводы врачей оказались неожиданными: мужчина невменяем. Как выяснилось, длительное злоупотребление водкой сделало свое роковое дело: у алкоголика возникло органическое поражение головного мозга. Что, по мнению экспертов, и послужило причиной его столь неадекватного и жестокого поступка.

6 июня этого года Мосгорсуд приговорил убийцу к шести годам принудительного лечения.

* * *

В феврале неожиданно объявился родственник Смирновых — сын Светланы и, соответственно, родной брат ее дочери. Оказывается, все эти месяцы молодой человек и не подозревал о гибели своих близких. Дело в том, что, хотя и жил он в Москве, с матерью и сестрой не общался. Рассорились они после того, как родительница выразила свое недовольство женитьбой сына… И вот тот наконец решил позвонить родственницам — узнать, как дела. И услышал на другом конце провода: “Такие здесь больше не живут”.

— Когда мужчина узнал о смерти матери и сестры, он так плакал, — вспоминают в прокуратуре.

* * *

Надо сказать, и следователи, и отец двухлетней малышки очень волновались, как бы пережитый кошмар не отразился необратимым образом на ее душевном состоянии. Хотя и говорят, что психика маленьких детей быстро восстанавливается, но все же…

Помню, в прошлом году, сразу после случившегося, отец девочки обеспокоенно признался:

— Врач говорит, реабилитационный период продлится не менее месяца, и скорее всего ей потребуется психологическая помощь. Кстати, как я выяснил, Ирина вообще за год ни разу не показывала ребенка врачам…

Но никаких признаков психического или нервного расстройства отец тогда у девочки не заметил. Более того, кроха, будучи всегда замкнутым, тихим ребенком (в садик ее Смирновы не водили), после трагедии очень изменилась. Стала живой, активной...

К счастью, пока состояние ребенка опасений не вызывает. Девочке специально проводили экспертизу, и выяснилось, что она совсем ничего не помнит из тех страшных событий… Сейчас ее воспитывает родной отец.




Партнеры