Королева галстуков

19 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 274

Казалось бы, жизненный путь Насти Чухрай был предопределен с самого детства: внучка легендарного режиссера Григория Чухрая, дочка не менее знаменитых родителей — кинорежиссера Павла Чухрая и сценариста Марии Зверевой — должна была пойти только в кинематограф. Но, как оказалось, Настя об этом и не думала. Вместо того чтобы перенять семейную эстафету, она успешно окончила экономический факультет Московского международного университета, впоследствии держала магазин галстуков.

Сейчас помогает своему мужу, успешному ресторатору Антону Табакову, в оформлении интерьеров семейных ресторанов. А с недавних пор ее увлекло телевидение: Настя ведет на СТС утреннюю программу “Детали”.

Драчунья из Лос-Анджелеса

— Настя, почему вы решили не идти по стопам родителей?

— На самом деле, я очень жалею, что не пошла в кинематограф. Помните, есть такая история из застойных времен: юноша, изо всех сил пытающийся склеить двух барышень, говорит, что он администратор с “Мосфильма” и потому может показать им “волшебный мир кино”.

Ну смех смехом, а суть-то в том, что мир кино действительно волшебный. И не понимать этого я могла в том юном возрасте оттого, что мир этот был везде и вокруг и вроде слишком для меня доступный. А хотелось соригинальничать: “Вот вам, пожалуйста!” Теперь, как выяснилось — неожиданно, кстати, для меня самой, — страшно жалею.

— Зато, наверное, не жалеете о годах, проведенных в Лос-Анджелесе, где вы учились в школе? Говорят, что вы были хулиганкой, даже дрались с одноклассницами?

— Да ну что вы! Было-то это всего один раз, и то я защищалась. Вся эта неприятность произошла из-за того, что я преуспела в беге на длинные дистанции, а до моего появления в школе чемпионкой по кроссу считалась девочка-пуэрториканка. Как-то она подкараулила меня в раздевалке и набросилась с кулаками. Завязалась потасовка. Дело могло закончиться плачевно, но вовремя подоспел учитель. Нас разняли.

Больше экс-чемпионка ко мне близко не подходила. И я спокойно завоевывала призовые места на соревнованиях для своей школы. Я же обычно хрупкая и неагрессивная. И хулиганила очень даже в меру. Чисто профилактически. Так, чтобы не скучно было взрослеть.

Странная свадьба в странные времена

— В прессе гуляют две версии вашего знакомства с Антоном. Версия Антона: вы встретились на дискотеке, но не обратили на него ровно никакого внимания. А ваша — на программе “Тема”, которую тогда вел Влад Листьев и которая была посвящена детям творческих людей. Какая же версия все-таки правдивей?

— Мы с Антоном уже сами запутались. Вообще-то моя версия, конечно, более правильная: мы познакомились с ним на телепередаче. А какого еще от меня ждать ответа? (Смеется.)

У Насти с Антоном, как у людей из артистической среды, свадьба была несколько необычной. Точнее — две свадьбы. Одна — очень скромная, в загсе на Плющихе. А вот о второй говорила вся Москва.

Гуляли в клубе “Пилот”. Табаков приехал на мотоцикле. На Насте были черный смокинг и белая шляпа. Представительницу загса изображал Николай Фоменко, который для большей натуральности надел парик и подложил грудь. Свидетелями были Влад Листьев и Володя Пресняков.

— Так почему же все-таки у вас было две свадьбы?

— Ну, про первую и рассказывать нечего — так, расписались впопыхах перед отъездом на “Кинотавр”. А вот вторая была сущий дурдом. Кто гулял — вспомнить невозможно, по-моему — все. До сих пор от самых неожиданных людей слышу, что они присутствовали на моей свадьбе.

Вообще, при всей специфичности происходящего на свадьбу это было мало похоже, что нам, наверное, и нравилось. Получился такой компот из разных составляющих нашей жизни. Впрочем, и времена тогда были очень странные.

— У вас с Антоном разница в возрасте составляет семнадцать лет. Ваши родители уже не раз рассказывали, в каком шоке они поначалу пребывали, узнав о грядущей свадьбе любимой дочки. Но я хочу спросить о другом. Вот у вас сейчас растет дочь Анечка. Как, интересно, вы отреагируете, если она тоже соберется замуж в раннем возрасте и за человека много старше ее?

— И далась вам эта разница! Конечно, в этом ничего хорошего нет, но плохого тоже мало. Можно в 40 быть красавцем и умницей, а можно в 25 — брюзгой и занудой. Харизму нужно выбирать, а не возраст. Но дочь пусть решает сама. Ее жизнь, ее ошибки, ее победы.

— Кого больше хотели, когда поняли, что беременны, — девочку или мальчика?

— Когда ребенок уже родился, ты с трудом можешь представить, что у тебя мог появиться кто-то другой. Моя Аня — стопроцентно обожаемый наиприкольнейший шебутной ребенок. А вот уже второго хотелось бы мальчика. Но родится девочка — буду в равной степени счастлива.

— Вы с Антоном — люди занятые. Кто сейчас больше общается с Аней?

— В зависимости от момента. Сейчас я выкроила больше свободного времени. Аня идет в подготовительную школу, и ей просто необходима моя помощь. А летом у меня было много работы, поэтому Антон взял отпуск, чтобы побольше времени проводить с Анютой.

Дизайнер и лавочница

— А вы ведь не только телевидением балуетесь. Я знаю, что еще и все рестораны своего мужа оформляли. Расскажите о своем дизайнерском дебюте, как все начиналось? Это правда, что один из домов семьи построен по вашему проекту?

— Нет, я ничего не проектировала, я же не архитектор. А первый мой дизайнерский опыт — ресторан “Обломов” на Пресне — возник случайно. Мы пригласили Александра Адабашьяна, но у него не было времени вести проект целиком. Он позвал меня в “соавторы”. Сработались, а потом еще и “Антонио” сделали вместе.

— А еще вы были самой настоящей владелицей магазина. Кстати, почему это был магазин галстуков?

— Потому что галстук — вещь небольшая. Во-первых, магазин был крошечным, так что разместить на его крошечных полочках громоздкие предметы было бы непросто. А во-вторых, их очень компактно запаковывали и быстро доставляли из Италии. Удобно.

— Говорят, что именно после вашего увлечения галстуками вы ненавязчиво приучили к деловому стилю своего супруга. Это правда?

— Да не направился он ни в какое сколько-нибудь деловое русло. По-прежнему обожает джинсы. Я, конечно, не являюсь ни модельером, ни стилистом, просто Антону до поры до времени было абсолютно все равно, что на нем одето. А если он решал нарядиться, почему-то упорно одевался в вещи мешковатые, всю его стройность и вполне спортивную фигуру скрывавшие. Я, признаться, смириться с этим не могла никак. Вот и говорила об этом во весь голос.

“Худею из-за хорошего настроения”

— А сами вы по-прежнему предпочитаете черную гамму в своем гардеробе?

— Нет, это уже пройденный этап. Черных вещей осталось мало — только вечерние платья. Если честно, в черном комфортно, но пока этот цвет надоел. Белый, бежевый и мышино-серый заняли твердые позиции в моем гардеробе.

— Вы как-то пожаловались, что хотите бросить курить и опаздывать. Что-то изменилось сегодня?

— Курить бросала, но вот уже месяца три как начала снова. Зато теперь опять хочу бросить! (Смеется.)

— Во время беременности весили на 21 кг больше, чем сейчас. Каков секрет похудения?

— Ой, секретов нет. Но похудение вещь страшно скучная. После рождения Анечки вес сошел на нет. Вы не поверите — после того, как я перестала сидеть на всяких диетах, а стала кушать итальянские спагетти, пиццу и пасту.

— А как же увлечение модными диетами?

— Я увлекалась разными, но с моим характером диеты не уживаются. Так что просто стараюсь есть поменьше. А быть худее, чем я есть, категорически не хочу. А полнею, только когда портится настроение. Лучшая диета — побольше работать, видеться с друзьями и быть довольным жизнью.

— В этом году вас включили в список ста красивых людей Москвы. Как вы себя ощущаете среди ста самых-самых?

— Писаной красавицей, знаете ли. (Хитро улыбается.) Родители всегда считали меня умницей и красавицей, и это, конечно, приятней, чем если бы они меня, допустим, считали страшной тупицей. Но мне как-то всегда было важней соответствовать определению “умница”. По-моему, красота это о-о-о-очень второстепенная вещь.




Партнеры