Осечка “снайперши”

3 октября 2004 в 00:00, просмотров: 310

— Прошу прощения за опоздание, — проговорила моя добрая знакомая Диана АРБЕНИНА, садясь за столик кафе и потирая палец. — Жутко стыдно и неудобно. Дело в том, что я на днях переехала за город. Вот и не привыкла пока вовремя добираться, всюду не поспеваю. А тут еще, когда ворота дома закрывала, прищемила палец, пришлось задержаться. Ужасно больно было. Он сразу почернел, как я играть на гитаре буду? Ну да ладно, разберемся.

Сенбернар лишил квартиры

— Подожди, что это за ворота дома? Ты же в Москве долгое время жила на съемной квартире.

— Да, раньше у меня была роскошная квартира на Дубровке. Но пришлось переехать за город, потому что мне подарили собаку породы сенбернар. Хозяин квартиры быстренько нас оттуда попер. Понятно почему: псу сейчас пять месяцев, а он уже размером с добрую лошадь. Настоящее его имя — Робеспьер, но я зову его Робесплюха. Такой славный, нос курносый, с веснушками.

Дом для пса нашли в районе Домодедова, в местечке Молоково. Год там проведу — это точно, пока Робеспьер не подрастет. Ему сейчас надо бегать и много кальция есть.

Нет, я не жалею, что переехала за город. Не хочу, чтобы на моей совести была загубленная собачья жизнь. Лучше буду закладывать в рабочий распорядок дня лишние час-полтора на дорогу.

— Обзавестись своей квартирой в Москве не собираешься?

— Пока не на что. Но очень хотела бы. Все эти переезды — ужас. Сам подумай, легко ли это — весь свой скарб перетаскивать. Очень хочется взять только собаку, зубную щетку, инструмент, больше мне ничего не нужно. Но так, к сожалению, не получается.

— Покупать жилье будешь в Питере или в столице?

— В Питере у меня уже есть квартира. Я ее называю домом. Но для того, чтобы жить в Питере, надо быть идеалистом. Все время приходится мотаться в Москву. А сил уже намного меньше. Тяжело.

— Говоришь прямо как бабушка.

— Мне вообще-то уже тридцатник. Поэтому, черт возьми, надо жить там, где удобнее. На сегодняшний день удобнее в Москве.

Отвлекается: “А ты помнишь, как мне кольцо подарил?” — “Осталось?” — “Осталось. Носила-носила, а потом передала своему гитаристу. У нас же с тобой пальцы разные. Мне его даже не на что надеть”.

— Это та питерская квартира, из которой тебя пытался выгнать твой бывший парень?

— Нет, это совсем другая история. Нынешняя квартира небольшая, на берегу Финского залива. У меня была установка: на метры квадратные мне наплевать, детишек пока нет, а хочется просто много неба и много воды. Так и получилось. Приезжай в гости месяца через два, если будешь в Питере. Ремонт закончится. Там очень классно и очень свежо.

“Мы вместе выходили на сцену, но даже не здоровались”

— Сейчас не жалеешь, что рассталась со Светой Сургановой?

— Нет, конечно! Чтобы это понять, достаточно просто послушать музыку, которой занимается она и которой занимаюсь я. Это две совершенно разные штуки. Каждая из нас пошла своей дорогой. На мой взгляд, наши дороги не пересекаются. (Арбенина просит принести ей зеленый чай.) А почему мы решили расстаться? Последний год совместного творчества все начало сокрушительно ломаться и рушиться изнутри, а мы врали всем, что у нас все в порядке, а сами даже не здоровались, выходя на сцену. Это нечестно по отношению к тем песням, которые мы пели.

— В каких вы сейчас отношениях?

— Отношений никаких. Мы созвонились перед фестивалем “Нашествие”, который проходил этим летом. Я ей похвасталась своей собакой. Договорились увидеться, но она отыграла на фестивале раньше меня. Так и не пересеклись.

— После того как вы расстались с Сургановой, ты одна стала выступать под маркой “Ночных Снайперов”. Споров по этому поводу не возникало?

— Нет, ведь Света передала мне все дела, когда мы еще сотрудничали. Теперь она выступает под своим именем, а я не хочу терять “Ночных Снайперов”. У меня с этим связана такая ностальгическая штука, мне от нее отказываться очень сложно. Честное слово.

“Я понимаю человека, который кинул в меня бутылку”

— Говорят, что на съемках последнего клипа из тебя сделали практически копию актрисы Деми Мур. Чья это была идея?

— Ой, моя похожесть на Деми Мур — это чья-то шутка. Но картинка действительно клевая. На мой взгляд, это самый удачный клип группы.

— Совсем недавно ты участвовала в телешоу “Форт Боярд”. Часто вспоминаешь те съемки?

— Хочу еще раз поучаствовать. Я там не успела пройти по высокой стене, не хватило пары секунд. Но, как мне кажется, (заговорщицки) это все собаки-французы. В какой-то момент они просто меня придержали. Я ползу со страховкой по стене — и вдруг чик — не могу дальше двигаться. Кричу: “Суки! Что вы делаете?” Потом страховку на карабине отпустили. Я ключ достала. Подбегаю к двери, а меня, хлоп, и закрыли. Я только и сказала, щелкнув пальцами: “Французы!”

— Адреналин в жизни тебе нужен?

— Конечно. Но мне, между прочим, адреналина и на сцене хватает.

— Это ты не о том случае, когда осколки от брошенной на сцену бутылки чуть не отправили тебя на тот свет?

— Это было давно. И я прекрасно понимаю человека, который кинул бутылку. Это же произошло на Чукотке. Там публику сначала держали на улице при минус 25, а потом запустили в Ледовый дворец, где было уже плюс 25. Разумеется, на улице они пили водку, грелись — так делают все нормальные люди. Понятно, чувака в тепле развезло.

В этом конкретном случае я осуждаю людей, которые продавали алкоголь в стекле. Поэтому, когда к нам пришел следователь, мы решили парня освободить. И это правильно. Я же осталась жива. Ну попал он близко к сонной артерии, много осколков было. Другое дело, если бы он сделал это в состоянии трезвости, тогда моя реакция была бы другой.

“Фабриканты” умеютзаметать следы

— Как получилось, что ты сейчас ведешь программу на одной популярной радиостанции?

— Мне предложили стать ведущей, потому что на радио есть такой проект — музыкант целую неделю ведет свою программу. И я тут же вспомнила свою давнишнюю мечту, когда закончила университет и еще не собиралась петь. Мне тогда очень хотелось поработать диджеем. Я разослала свои анкетные данные на все радиостанции, но вовремя от этого отказалась. Сейчас понимаю: мне бы там было тесно. И, как я поняла сейчас, очень тяжело.

— Негативное отношение многих музыкантов к долгоиграющему телепроекту “Фабрика звезд” известно. Как произошло, что Арбенина очутилась на “Фабрике-5”?

— Изначально мне было смешно. Но, когда пошли третья и четвертая “Фабрики”, стало страшно — выстраданная музыка перестает быть нужной нашим регионам. А ведь “фабрики” — это только цех по заготовке мыльных пузырей.

Но затем я поняла, людей не обдуришь. Тот, кто хочет слушать эту музыку, будет ее слушать, а кто хочет слушать “Ночных Снайперов”, будет слушать нас. Тогда я и успокоилась. И когда они пригласили меня прийти в студию, я подумала: “Клево”. Взяла с собой Робесплюху и пошла.

— Как тебе новые “фабриканты”?

— Они такие зеленые, открытые. Робеспьер там сделал лужу, так ребята сразу организовали тряпку. Все было бодро, как я люблю.

— Пугачева присутствовала на съемках?

— Алла Борисовна ушла, сказав: “Извините, не могу присутствовать, посмотрю в записи. Я очень-очень устала”. А перед ней как раз развалился Робесплюха. Перед тем как выйти, она еще спросила: “Он меня не съест?” — “Нет. Вас не съест”!

А так мы с ней виделись вчера на отчетном концерте “фабрикантов”. Пели песню “Асфальт”. У меня опыта выступления с “фабрикантами” не было, поэтому получилось забавно. Пугачева очень благоприятно реагировала на все, что происходило. Но я видела, что ей тяжело. У нее на плечах 18 человек, за которых она несет ответственность. У меня восемь с собакой — и то тяжело. А на “Фабрике” за тобой следит еще вся страна. Обсуждает, что ты из ребят сделаешь.

— А на гастролях ты сталкивалась с “фабрикантами”? Они тебе не перебивали концерты?

— Мы первый раз в этом году проехали по Кавказу. Это были самые тяжелые концерты, потому что там были одни “фабриканты” и юмористы. И если у тебя зал заполнился процентов на 80 — значит, ты занял офигительную нишу. Ведь ты можешь быть популярным в Москве, но на фиг не нужен стране. И если на тебя ходят в регионах — значит, тебя признают.

График рождения детей

— На последнем фестивале “Нашествие” тебя расстреляли прямо во время выступления. Что это за экстремизм?

— Меня действительно расстреляли там. Я как раз сегодня нашла ту майку: “Арбенина+Козырев=“Нашествие”. Мне под майкой прикрепили такую специальную пиротехническую штуку, и на словах песни “...катастрофически тебя не хватает...” я ее дернула за шнур — пошел дым, и взорвался порох.

Я не могла опомниться минуты полторы. Даже не ожидала, что будет так громко.

— А репетиций не было?

— Какие тут репетиции, сам подумай! Мне одного раза хватило.

— Говорят, что объявился таксист, которому вы обязаны своим названием? (По легенде, много лет назад Диана Арбенина и Светлана Сурганова возвращались ночью после концерта домой, и один таксист, взглянув на кофры гитары и скрипки, спросил: “Девчонки, а вы что, снайперы?” Так появилось название “Ночные Снайперы”.)

— Нет, не объявлялся (смеется). Но он действительно был. Стоял и курил у машины в тот момент, когда мы проходили мимо. Ему скорее всего было скучно, вот он и произнес: “Девчонки, вы что, с охоты?” Но он был предтечей названия, не могу сказать, что это он придумал. Вот если бы он крикнул: “Эй, ночные снайперы!”, то был бы автором.

— Каких еще подарков ждешь от судьбы?

— Вот Робеспьюшу подарили. Это покруче, чем все остальное. Круче могут быть только дети.

— Задумываешься?

— Конечно, задумываюсь. Вот только задумалась, как сразу подарили собаку. Чтобы не задумывалась, ха-ха. Так что теперь надо подождать еще немножко. С годик. Пес вырастет, это развяжет мне руки. Поэтому дети попозже.

Я даже тебе покажу по старой дружбе одну штуку. (Открывает еженедельник) Вот. Я тут сидела в январе этого года и отмечала даты, когда же можно завести ребенка. Ну и что, куда все это пошло? Псу под хвост. (Смеется.) Но я не жалею, нормально. Всему свое время.



Партнеры