Причуды африканской страсти

24 октября 2004 в 00:00, просмотров: 328

Бывший темнокожий выпускник “Фабрики звезд” Пьер Нарцисс, известный как “шоколадный заяц”, оказался парнем словоохотливым. Запретных тем для него не существует. Он с удовольствием рассказал, откуда он родом, почему решил участвовать в “Фабрике”, а также о девушках и сексе.


— Пьер, как ты оказался в России?

— В Россию я прилетел из Камеруна, чтобы учиться в подмосковном Егорьевске на летчика. Но мне очень не понравился город, и я в первый же день сказал, что не буду там жить. Меня перевели в Москву. Здесь я пять лет постигал знания в Университете дружбы народов. Затем перевелся в МГУ на факультет журналистики.

— А чем ты занимался в Камеруне?

— Учился в самом престижном камерунском колледже — французском. Но я всегда увлекался музыкой. Еще когда жил в Камеруне, читал рэп. Помню, с ребятами, подключая гитары, сожгли дома все усилители. От родителей потом сильно досталось.

— Так это любовь к музыке заставила тебя пойти на “Фабрику звезд”?

— Просто решил попробовать. Прошел кастинг. Как и все, жил в “звездном доме”. А затем удачно исполнил песню “Я шоколадный заяц”, которую написал Макс Фадеев. Ничего необычного в моей биографии нет.

— Твоя жизнь сильно изменилась после этого?

— Я не могу сказать, что моя жизнь так уж сильно изменилась. Моя жизнь здесь всегда была бурной, в ней всегда что-то происходило. Я постоянно находился в движении. За семь лет в России чего только со мной не произошло. Перед “Фабрикой” я два года работал на радио, три года выступал на сцене в одном из самых крутых московских казино. Еще я играл за футбольную команду “Старко”, поэтому всех известных артистов знал. Я везде тусовался. А “Фабрика” дала возможность показать себя еще больше. Я каждый день что-то делал на пути к своей славе.

— И даже, насколько я знаю, участвовал в КВНе?

— Да, это было в первый год после моего приезда. Я тогда и русского языка-то не знал, но играл в КВН у Маслякова в команде “Дети Лумумбы”. Помню, мне дали бумажку с какими-то словами, смысл которых был для меня неизвестен. И я просто читал написанное, с удивлением наблюдая, как люди в зале умирают со смеху.

Бремя “шоколадного зайца”

— Сейчас ты уже добился славы. Тебя узнают на улицах?

— Да, но куча народа хочет дружить с тобой только потому, что можно бесплатно пройти в любой ночной клуб, на любую тусовку. Когда я это понял, стало обидно. Вот поэтому в последнее время я больше тусуюсь со своими старыми друзьями. Это люди, которым не нужны мои деньги и раскрученное имя, им дорог я сам.

— И что же это за знакомые, если не секрет?

— Например, подруга Жанна, из КВНа, она мне как сестра, а ее мама обожает меня, как своего родного сына. Я могу в любое время, даже в два часа ночи, приехать к ним домой, и они с радостью меня примут. Есть и новые друзья, с которыми мне хорошо, а есть и старые, от общения с которыми я отказался.

— После исполнения “Шоколадного зайца” ты стал просто секс-кумиром российских девчонок. Какие у тебя с ними отношения?

— Стало сложнее. Хотелось, чтобы девушка относилась ко мне как к обычному человеку. У нас все выходцы из “Фабрики”, что парни, что девочки, хотели бы влюбляться, ухаживать, чтобы все было по-честному. Но, когда ты входишь в клуб, и через пять минут практически любая девушка готова пойти с тобой, это не то — нет кайфа. Даже если между нами что-то происходит, просыпаясь и видя ее рядом, думаешь: “Чувак, она же просто хочет тебя использовать!”

Нравится, когда человек меня не узнает, тогда я сам делаю первый шаг. А сейчас по телефону постоянно раздаются звонки: “Я тебя жду, ну где же ты, любимый?” Или: “Мы красивые, давай встретимся!” А я даже не знаю, с кем только что разговаривал. Откуда они берут мой номер телефона?..



“За деньги мне противно!”

— А жениться ты не собираешься?

— Я думаю об этом. Иногда такие мысли посещают: хватит гулять, пора подумать о семье. Но хочется видеть рядом с собой человека, который будет ждать тебя дома. Чтобы был тыл, стабильность. Ты приезжаешь домой, а там необычайно уютно. Да и в ресторанах есть не надо будет. Выгодно (смеется).

— Какая она должна быть, супруга? Обязательно красивая?

— Ну, это не самое главное. Важнее, чтобы твоя девушка была приятна. За семь лет в России я встречал разных красавиц, но таких тупых! Смотришь — просто супер, а она даже не представляет, что происходит за пределами Садового кольца. Только и знает, что ресторан—клуб—магазины.

Бывает, что не модель, а с ней приятно общаться. Она может поддерживать любые темы в разговоре. И главное — доброта. Моя девушка Жанна, помню, меня удивила. Мы шли с ней от метро “Маяковская” в сторону Белорусского вокзала. В одном из переходов сидела нищенка и просила деньги. Мы с Жанной болтали, поэтому даже не остановились рядом с этой женщиной. И уже прошли довольно много, как она вспомнила об этой бабушке. Бегом обратно — от Белорусской до Маяковки, чтобы ей подать деньги. А я стоял и смотрел, как она бежала. Вот это — настоящая девушка!

— А почему с этой девушкой ничего не получилось?

— Потому, что она — лидер, и я — лидер. Мы так и остались — как брат и сестра. Если у нее проблема, она мне первому звонит.

— А какие отношения у тебя с проститутками?

— На этот вопрос я отвечаю только в присутствии моего адвоката! (Смеется.)

— И все же?..

— Ну, я такой человек, который не скажет, что никогда не буду пить воду из этой реки. Всякое бывает. Кто знает? В жизни происходит многое.

— Но говорят, что проститутки — самые хорошие жены...

— Кто знает?! У меня еще не было жены, да и услугами проституток я не пользовался. Так что судить не могу. Но даже в Библии, как я помню, одна проститутка стала святой. Я не обвиняю таких девушек. У них такая работа. Я вот держу свой микрофон, а она... держит свой микрофон.

— За тебя предлагали деньги?

— Предлагали, но я отказался.

— Мало предложили?..

— Я считаю, что, если девушка меня хочет, пусть не предлагает денег. Я могу пойти с ней, если она мне нравится. Если есть чувство между нами.

Два года назад меня пригласили через знакомых работать в стриптиз-клуб. Хорошие бабки, все нормально. Я обожаю секс, но за деньги мне противно. Так у меня ничего и не вышло. Я считаю, что зарабатывать деньги стриптизом стыдно.



Семь лет без африканок

— Самое необычное место, где занимался сексом?

— Для меня нет необычных мест, потому что я попробовал везде: и в самолетах, и в машинах, и в бассейне, и в лифтах. В самолете было кайфово, потому что это была стюардесса, которая боялась, что ее засекут и уволят. А иногда даже дома бывает интересно.

— Ты любитель романтической обстановки: свечи, шампанское, фрукты на столе...

— Я люблю, когда все происходит неожиданно, когда мы заранее ни о чем не договаривались. Но бывает, что и при свечах хочется. Бывает, но редко. Мне не интересно, когда ты звонишь и говоришь: “Приезжай, будет джага-джага”. Гораздо круче, когда все внезапно.

— Есть что-то в сексе, на что ты никогда не согласишься?

— Нет, такого нет. Вот некоторые мои друзья закрываются дома с двумя, тремя девушками, но говорят, что никогда так не поступают. Я об этом говорить не стесняюсь.

— Считается, что темнокожие парни и девушки более взрывные, более сексуальные?

— Я попробовал и белых, и черных. Правда, я не спал с африканками семь лет — с тех пор как уехал из Камеруна. Считаю, что разницы нет. Белые девушки бывают такие “бомбастые”, а африканки встречаются такие холодные. Все очень индивидуально.

— У тебя нет контрактов, которые запрещали бы тебе жениться или заниматься сексом?

— Если бы такой пункт был в контракте, я никогда не подписал бы его. Считаю, что это моя свобода — идти, с кем я хочу и куда я хочу. Хотя я знаю, что у многих российских коллективов есть такие контракты. Лично я сам понимаю, что должен вести себя аккуратно, чтобы не испортить имидж своей команды и имидж своего продюсера. И если я хочу что-то сделать, я стараюсь делать так, чтобы это никто не видел.

— Сейчас у тебя есть постоянная девушка?

— Я ищу ее постоянно. Понимаешь, сложно поддерживать серьезные отношения, когда у тебя постоянные гастроли. Хотя можно пригласить девушку в какой-то город — бывали и такие случаи. Если бы у меня была постоянная девушка, я бы вел себя по-другому. Но пока могу себе позволить повеселиться.







Партнеры