Благословение “Cент-Эндрюса”

14 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 335

Открытие командного чемпионата мира по гольфу-2004 напоминало голливудскую свадьбу на берегу океана. Белые стульчики, травка, шум прибоя. Джентльмены в смокингах, дамы в глубоких декольте. И одна за другой выходили команды в парадной форме. Российская сборная — Анастасия Костина, Мария Верченова, Галина Ротмистрова, Александр Груздов, Николай Афанасьев, Андрей Павлов и капитан Игорь Ивашин — выступала в классической темно-синей гамме с солидной эмблемой Ассоциации гольфа России. И сразу вызвала бурный интерес местной публики. Пуэрториканцы задавали нашим игрокам кучу вопросов, просили значки, на которых помешаны. Бананами их не корми, денег не давай — подари только какой-нибудь значок, хоть “Слава КПСС!” — и благодарней улыбок не найдете! Впрочем, в Пуэрто-Рико итак гостей изначально любят. И турниры по гольфу организуют мастерски.

А особенно живописно смотрелись темнокожие гольфисты в сочно-голубых костюмах и сборная Бермудов — в пиджаках, красных трусах и длинных черных гольфах... Эти же красные трусы потом по-утреннему пестрели под праздничными софитами на церемонии закрытия. Когда громыхал гром, небо и океан слились в тропическом ливне, и фиолетовые молнии возвестили Хэллоуин. Наш отель “Рио Мар”, на полях которого проводился чемпионат, готовился к этому празднику-шабашу чуть ли не месяц. А я-то думала: при чем здесь тыквы и конфеты? А заодно всякие устрашающие маски в сувенирных магазинчиках. Даже необъятная работница “рент-э-кара”, вообразившая себя Хелли Берри в роли кошки, грозно “наехала” на нас за вмятину на казенной машине (какой-то местный драйвер подрезал разом пять авто, в том числе и наше). Причем совершенно забыла про свой смешной черный кончик носа и нарисованные усы.

Апельсиновый кедди

— Гольф — самое забавное из того, что можно делать, не раздеваясь, — пошутил человек, на которого молятся жители Пуэрто-Рико, их любимейший гольфист-легенада Чи Чи Родригес. После чего дал несколько советов юным кедди, в основном молоденьким местным барышням.

— Помните, что когда-то я сам начинал как кедди. Мне нравились богатые люди, которые играют в гольф, и я подумал, почему бы мне тоже не приобщиться к этому делу, если это поможет мне стать таким же богатеньким и довольным жизнью. До этого я в 12 лет стал работать барменом (не очень-то это интересно). Но потом пришел на поле и стал потихоньку добиваться своей цели. Кстати, мне неплохо платили. Целых 25 центов за раунд, при том что большинству кедди платили 10. Потом стал зарабатывать все 50 центов. А в какой-то момент мне разрешили попробовать самому. И тогда уж я начал тренироваться как сумасшедший. И знаете, где и на чем? Прямо в нашем убогом дворике около дома. Колотил вместо мячиков по... апельсинам!

Мальчики и девочки

...Точнее, девочки и мальчики. Потому что наша женская сборная по всем статьям лучше мужской. Хотя практически всю игру тащили две барышни из трех — Настя Костина и Маша Верченова. Галя Ротмистрова им расслабиться не дала. Ей просто фатально не везло. Даже кедди попалась какая-то вялая, а на второй день вообще заболела. И пришлось Галине таскать свой 12-килограммовый бэг самой. Она даже разрыдалась на финише, так переживала, что подвела подруг. Но они нисколько на нее не злились.

Настя — вообще красавица. Первые два дня шла 1-й среди 150 соперниц! И практически до конца оставалась в лидерах. Надо же было на последней лунке огромное преимущество в 5 очков отдать. Всего бы на один удар поменьше — и мы остались бы в десятке сильнейших! Зато англичанок аж на 40 очков обыграли! Шок у большинства соперниц и организаторов был такой, что они толпами потом подходили к россиянкам, чтобы просто получше их рассмотреть (тем более, что посмотреть-то было на что — все местные жители со вздохом это признавали!). Россиянок сразу признали открытием чемпионата и самыми красивыми его участницами.

— Вы хотите сказать, что эти гольфистки из России? — восклицали представители ведущих гольф-держав. — Господи, а где же там в гольф-то играть? Простите, а сколько у вас вообще полей?

— Полтора... — без ложной скромности улыбаемся мы. А иностранцы аж губу закусывают, так им неловко, что проиграли барышням из “страны белых медведей”.

С ребятами дело обстояло хуже. Хотя после женского выступления к ним по инерции отнеслись с интересом. Особенно когда увидели Сашу Груздова — под два метра ростом и взглядом человека, готового пошутить над хищником в лесу. А когда он продемонстрировал свой знаменитый драйв (дальний удар) — на 330 метров влегкую, соперники поднапряглись, кедди вообще рты пооткрывали. Жаль, короткая игра на грине (пат), когда только в лунку метров с двух остается попасть, — слегка подкачала. В этом у нас Николай Афанасьев отличился. Хотелось прямо слепить из Саши с Колей гибрид: драйв плюс пат. А иначе — прощай командный результат. Зато хоть посмотрели на американцев — которые сыграли в “минус 25”. И даже ближайшим преследователям прикурить не оставили — на 9 ударов оторвались...

Подпольные игры

Поля клуба “Рио Мар” — Оушен-Корс (с фервеями вдоль океана) и “Ривер-Корс” (поглубже в горах) — произведение великого игрока и дизайнера Грега Нормана по прозвищу Шарк (Акула то бишь). Он очень любит строить грины и банкеры с очертаниями этих хищников. Но тут грины скорее напоминали волны — маленькие, рельефные — мячик в лунку не закатишь. Некоторые игроки даже бутылки с водой на землю ставили, чтобы по наклону травки просчитать, куда скатится мяч. Хотя правилами это запрещено — можно заработать штрафное очко. Да только наши-то ребята не сдавали конкурентов. А те и рады — привыкли, понимаешь, к благородству русской души. Зато сами чуть Колю нашего под удар не подставили — заявили, что он до мячика лишний раз дотронулся. Хорошо, судья-маршал видел, что это не так.

Притча

Впечатляющая картина: только Груздов в очередной раз собирался продемонстрировать свой коронный драйв (однажды так вломил, что аж клюшка из рук вылетела) — как над полем появился огромный пеликан. Один, без ансамбля. И вдруг булыжником обрушился вниз — долбанулся пузом об искусственный прудик (водное препятствие). Толстяк охотился. Тем временем на берегу того же прудика сидел изящный белый журавль. Он тоже охотился. Но даже не шелохнулся от вульгарных методов пернатого сородича. Он всем своим видом выражал: мы птицы разного полета.

В тихом омуте

Острова Карибского бассейна лишь с виду спокойнейшие точки на земле (точнее, в океане). На самом деле бассейн этот кипит страстями: острова рубятся между собой в гольф. С тех самых пор, как у них появился 1-й собственный турнир “Херман Кап”. В 1957 году некий доктор Херман придумал его по аналогу знаменитого “Райдер Капа” — супердуэли Америки и Европы.

Пуэрто-Рико выигрывал этот кубок 15 раз, Тринидад и Табаго — аж 18, Ямайка — 10, Багамы и Доминиканская Республика — дважды, один раз отличился Барбадос, только Каймановы острова остались ни с чем. Так что можно себе представить, как все эти райские местечки жаждали заполучить нынешний чемпионат мира. Но Всемирная ассоциация выбрала Пуэрто-Рико, и на две недели маленькое государство пробудилось от круглогодичной спячки. Правда, юные кедди все равно иногда зевали, пытаясь разобраться, какую клюшку дать игроку. Потом могли вообще забыть ее где-нибудь по дороге — от лунки до лунки.

Питер Доусен: “Мы поняли — с Россией надо считаться!”

Корреспондент “МК-Воскресенья” стала одним из первых российских журналистов (и, кстати, единственным на этом чемпионате), которому удалось пообщаться с генеральным секретарем “Сент-Эндрюса”, старейшего клуба и хранителя гольф-правил — игроки всего мира признают его, как Ветхий Завет. Мистер Питер Доусен оказался очень доброжелательным человеком и сразу согласился на интервью.

— Мистер Доусен, скажите, как вы относитесь к развитию гольфа в такой стране, как Россия?

— Мне очень приятно, что великая игра покорила даже такую “глубинку”. Не обижайтесь, что называю так вашу прекрасную страну, просто она ведь совсем недавно вошла в нашу гольф-семью. Но мы понимаем, что сложное экономическое положение просто не позволяет государству строить многочисленные поля. И поэтому у вас их совсем мало, а членство крайне дорогое. В то время как у нас есть замечательные клубы — и в Англии, и в Шотландии, — где вы можете заплатить $250 и играть сколько душе угодно.

— А как вы объясните, что англичанки проиграли российской сборной, хотя все преимущества явно были на их стороне?

— Я крайне разочарован выступлением наших девочек. Может быть, все дело в том, что женский гольф у нас недостаточно развит, и подход к подготовке был не слишком организованным, каким-то разрозненным. Видно, думали, в любом случае здорово сыграют — а не вышло... А ваши девочки просто молодцы. Если честно, до последнего момента мы вообще не понимали, что происходит в российском гольфе, но сейчас видим серьезную работу вашей ассоциации — уже по этому результату. Настя Костина к тому же совсем недавно выиграла турнир в Штатах (недаром она лучшая в команде американского университета, в котором сейчас учится. — Авт.) — вероятно, это впервые в истории России. Если так будет и дальше, ее ждет большое будущее.

— Вы являетесь хранителями старинных традиций и многочисленных правил гольфа. Их так много, что почти никто из игроков не знает, сколько именно. Как вам кажется, в такой стране, как Россия, возможно поддерживать эти традиции? И нет ли у вас желания построить в нашей стране чисто английский клуб, где бы выполнялись все ваши традиции и многочисленные правила?

— Такой интерес есть, не буду скрывать, и мы даже ведем сейчас переговоры на эту тему с Ассоциацией гольфа России и, в частности, ее президентом Константином Кожевниковым. Мы очень хотим, чтобы география гольфа расширялась.




    Партнеры