Союз барана со львом

14 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 588

Впервые о Денисе Клявере и Стасе Костюшкине заговорили после конкурса “Москва—Ялта—Транзит”. Потом был дуэт с Лаймой Вайкуле, а через год-другой группа “Чай вдвоем” уже самостоятельно покоряла вершины хит-парадов, считая, что прошло время пользоваться чужой помощью. Именно поэтому Денис очень не любит, когда его спрашивают про отца, основателя “Городка” Илью Олейникова. Стоит только коснуться личности Олейникова, как Клявер требует переменить тему. Вот мы и говорили с 29-летнем Денисом и 33-летним Стасом в перерыве очередного концерта о многом. Благо тем для беседы оказалось предостаточно.

Самая главная женщина — Лайма Вайкуле

— Начну с вопроса, который наверняка вам частенько задают: откуда такое название группы?

— Самое первое наше выступление было на конкурсе имени Резникова. И у нас было название — “Пилоты”, с которым мы хотели выступать. Но режиссер конкурса в ультимативном порядке сказал, что мы должны называться не “Пилоты”, а “Чай вдвоем”, — рассказывает Денис.

— Да, мы были уверены, что наше название гораздо круче, и перед выходом на сцену требовали, чтобы объявляли “Пилотов”, — продолжает Стас. — Но нам сказали, что в списках мы уже “Чай вдвоем”. В итоге мы заняли 3-е место, газеты написали, что есть такая замечательная группа “Чай вдвоем”. И отсюда все пошло.

— Поговаривают, что при образовании группы не обошлось без участия женского пола?

— Она образовалась благодаря нашим бывшим девушкам. Лет десять назад мы встречались с двумя подругами, и они захотели нас бросить. Тогда, чтобы доказать, что мы чего-то стоим, решили создать группу.

— Ну и как, доказали? Они вам звонили потом?

— Да, еще как звонили, — смеется Стас. — Я на своей же потом женился и развелся.

— И я, представляете, на своей Наташе тоже женился и тоже развелся, — подхватывает Денис.

— А как насчет образования музыкального? Или вы самородки, как немалая часть отечественного шоу-бизнеса?

— Музыку писал с 12 лет, — отчитывается Денис. — Учился в музыкальном училище Мусоргского, в конце третьего курса меня забрали в армию, в оркестр. После армии я начал действовать. Правда, номер для конкурса “Москва—Транзит” мы делали, когда я еще служил.

— А я закончил Петербургскую консерваторию и работал в детском музыкальном театре, — вставляет Стас.

— Как вы познакомились с Лаймой Вайкуле?

— На конкурсе “Москва—Ялта—Транзит”. Лайма была в жюри. Она в нас разглядела, видимо, то, о чем мы не подозревали. И пригласила работать с ней на бэк-вокале и продвигать нашу сольную программу. Но мы были еще зеленые и поэтому отказались. Просили отсрочить наше появление в ее жизни, чтобы, так сказать, повысить свой профессиональный уровень.

Через полтора года сами попросились к ней работать, но были уверены, что она откажет. Ведь мы были тогда никем, а она умудренная женщина. Но все получилось.

— У вас с Лаймой были какие-то разногласия?

— Были разногласия по подаче песни на сцене, — говорит Стас. — Мы привыкли на сцене рвать на себе тельняшки, чтобы доказать, что мы что-то можем. А если не надо было чего-то рвать, то чувствовали себя некомфортно.

На самом деле полтора года работы в ансамбле Лаймы Вайкуле стали отличной школой для нас. Вместе с ней мы дали больше сорока концертов, даже в Америку съездили.

— Раз все было так хорошо, почему распалось ваше трио?

— Ну мы два здоровых парня. И двум таким мужикам неприлично как-то держаться за женскую юбку! — смеется Денис. — Она подобрала нам стиль, в котором мы успешно утвердились, свою аудиторию. Сейчас уже можно сказать, что “Чай вдвоем” — это не Лайма Вайкуле, да и Лайма Вайкуле не “Чай вдвоем”!

Шофер вместо жены

— Где вы сейчас живете? Ведь, как известно, вы, Денис, из Питера. А Стас из Одессы.

— У нас есть квартиры в Питере. В Москве квартиру снимаем двухкомнатную. На двоих. На квартиры в столице еще не заработали, — улыбается Денис. — И на машины, кстати, тоже. Вот я пользуюсь подержанным автомобилем.

— А у меня две машины: в Питере — “Пежо–707”, а в Москве — “Мерседес”, — хвастает Стас. — Но, я надеюсь, Денис все-таки сделает себе в скором времени подарок — квартиру в Москве. И тогда встанет вопрос, кто будет следить за Денискиной квартирой. Надеюсь, что я!

— Кто же все-таки домашними делами в ваших многочисленных жилищах занимается?

— Ну у Дениски есть жена. А у меня… Сейчас я вам историю расскажу, — смеется Стас. — Я в свое время взял водителя. Его зовут Валя. И вот он так хорошо работал, что стал с недавнего времени буквально членом семьи. Теперь все домашние дела в питерской квартире — на Вале. Так что у меня дом в настоящих мужских руках. Правда, не совсем моих.

— Кстати, Стас, о вашей личной жизни вообще мало что известно. Поделитесь с народом-то!

— Артисту вообще сложно наладить личную жизнь. Не из-за того, что его не любят или он не любит, а потому, что самой любимой всегда будет оставаться работа. У меня есть сын Мартин, которому полтора года, но мое сердце почему-то постоянно свободно.

Я человек сложный и твердый, наверное, поэтому мои отношения с девушкой не длятся больше трех лет. Это меня уже начинает пугать, если честно... Как только спутница перестает понимать специфичность твоей работы, через какое-то время она перестает быть такой спутницей. Я не буду с той, которая не принимает правил игры. Это очень важно.

— Кстати, мы с ним в этом плане похожи, — развивает тему Денис. — Хотя с женой мы вместе уже шесть лет, а сын Тимофей уже здоровый трехлетка.

— Насколько я знаю, Денис, ваше знакомство с супругой было связано с необычной историей. Вроде как во время этого знакомства вы должны были жениться?

— Ну да. Это так. Я и женился. Но через две недели развелся, чтобы быть с Юлей. Я не умею обманывать, у меня все на лице написано, поэтому я посчитал, что лучше сказать правду супруге...

С Юлей мы познакомились за два месяца до этого через Лайму. Юля танцевала у нее в балете, и мне рассказали о ней как об одной из самых талантливых танцовщиц. Я сначала думал, что это просто увлечение, которое быстро пройдет, но через какое-то время осознал, что Юля — моя судьба. А с бывшей женой мы общаемся до сих пор, и я могу с уверенностью сказать, что она счастлива.

Наташа Королева не подает руки

— Когда просишь человека охарактеризовать себя, часто слышишь: мол, лучше б это сделал кто-то другой. Поведайте, пожалуйста, о недостатках и достоинствах друг друга…

— Наши недостатки и достоинства соответствуют нашим знакам зодиака, — авторитетно заявляет Денис. — Я Овен, упрямый, т.к. Овен — это баран. А Стасик — Лев, который, как известно, царь зверей. Вспыльчивый и властный. А еще он более дипломатичный, чем я.

— Мне кажется, в моем характере заложены такие вещи, как непробиваемость и вспыльчивость, — откровенничает Стас. — А мой минус в том, что я безалаберный человек. Многое делаю спустя рукава. Но мы “приручаем” плохие качества, чтоб они не выплескивались наружу.

— Какую самую нелепую сплетню о себе слышали?

— Одно издание написало, будто я рассказал, что помылся в бане с Наташей Королевой. И Королева подала на меня за это в суд, — улыбается Стас.

— И чем дело закончилось?

— Меня признали невиновным. Доказав, что все написанное — ложь.

— Ну а Королева?

— Она до сих пор не верит и считает, что я нанес ей большое оскорбление.

— Стас, как обстоят дела с предложенной вам съемкой у Люка Бессона?

— Да никак. Я послал кассету после того, как мне знакомые сообщили, что можно попробовать себя в кинопробах. Сказали, что он решил экранизировать историю жизни Элвиса Пресли. Сейчас могу сказать, что фильма-то никакого и не было, кроме его задумки.

Поэтому никакого выбора между “Чаем вдвоем” и поездкой в Америку — тоже. Это все слухи. Зато мы с Динькой тут снялись в фильме “Али-Баба и сорок разбойников”. Было очень интересно. Надо было вдвоем ездить на коне. Учитывая, что ни один из нас не владеет даже азами верховой езды, это оказались незабываемые съемки.




Партнеры