Атас, Aмерика!

28 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 472

Она ворвалась в теннисную элиту, как стихия, и закрутила настоящий смерч. Не зря самые мощные ураганы в мире называют человеческими именами. Теперь у нас появился свой тайфун — Маша Шарапова. Она затмила теннисные звезды. Заставила всех себя бояться. А сама не боится никого. Она бросила вызов другим россиянкам. Обыграла и Мыскину, и Кузнецову, которым столько раз уступала. С одной стороны, жаль, что не получилось еще одного российского финала, с другой — здорово. Мы наконец-то выиграли противостояние с Америкой. Это — принципиальней. Это — важней!


— Я поражаюсь, ведь Маша совсем ребенок, — искренне удивляется Анна Дмитриева, знаменитый телекомментатор “НТВ+”. — И даже после феерической победы на Уимблдоне я не могла воспринимать ее иначе. Казалось, это была просто невероятная удача. Взлет, за которым обязательно последует падение. И падение последовало, потому что оно было закономерно.

Маша — наша и не наша

Маша действительно исчезла с горизонта. На самом деле она просто выросла на 12 см, хотя это было странно, потому что родители у нее отнюдь не двухметровые. Специалисты беспокоились, что девушка сорвет форму, если будет много выступать. И потому ей посоветовали отправиться в горы —отдохнуть, на лыжах покататься. Юному организму надо было свыкнуться с непривычной высотой.

Тем временем на теннисном небосклоне сверкали другие россиянки. Светлана Кузнецова выиграла US Open. Лена Дементьева сражалась с ней в финале. Кстати, Света, которая сотворила не менее грандиозную сенсацию, нежели Маша, скучала по родному Питеру гораздо больше, нежели Маша по родному Гомелю, откуда ее увезли в малосознательном возрасте. Вероятно, она даже не помнила этого города. Как, впрочем, и Сочи, где впервые взяла в руки теннисную ракетку. И сколько бы мы ни лили слез по ее трепетному детству, это ничего не меняет. Просто так случилось, что Маша сумела проявить характер и сказать: “Мне нравится теннис, хочу играть!” И у нее сразу стало получаться. Мудрый папа Юрий понял, что надо ребенка срочно из тогдашней неустроенной России вывозить — такой талант так легко и так грешно было загубить...

Фабрика звезд

Российская федерация тенниса девочке помогла. Обратился туда первый тренер Маши. И Шамиль Тарпищев нашел возможность купить семейству Шараповых билеты в Америку и устроить юное дарование в Академию Боллетьетри — знаменитую на весь мир кузницу звезд, вскормившую в свое время такую сказочную Анну Курникову. Впрочем, Анна Дмитриева высказалась насчет этой академии довольно цинично: “Сейчас это просто какая-то цирковая школа послушных собачек: хвост налево, хвост направо — как заводская фабрика по производству начинающих игроков!”

Не случайно Марат Сафин там в свое время не прижился. Просто не смог выносить циничных улыбок с долларами в глазах. Сбежал обратно в Москву, к маме. Но вскоре спонсор отправил его в Испанию со словами: “Поедешь один и останешься на сколько нужно!” Так Марат попал в Валенсию в академию Санчесов. И именно там, можно сказать, по его следам, поднялась и засверкала много лет спустя Светлана Кузнецова благодаря мудрым родителям Александру Кузнецову и Галине Царевой, всю свою жизнь отдавшим спорту. Так что никогда эти игроки не будут для нас чужими, хотя судьба заставила их уехать так далеко от дома почти в детстве и пробиваться изо всех сил в странах с чужим языком. В конце концов, силы эти дала им Россия...

Маша Шарапова упорно твердит: “Я — русская, я никогда не поменяю гражданства. Больше всего на свете я люблю черный хлеб и черную икру!” Но наши СМИ ей не верят и продолжают пытать: “А когда же вы приедете в Россию и будете ли играть на Кубке Федерации?”

Как же она устала от журналистов, это чувствуется! Однако совсем недавно Юрий Шарапов обещал, что Маша обязательно сыграет за российскую сборную на следующий год. Шамиль Тарпищев поверил. Нам бы тоже очень хотелось.

— Ну, а как относитесь к другим россиянкам, — пытают Машу, — Мыскиной, Дементьевой, Кузнецовой, Звонаревой?

— О, у нас отличные отношения, — она кажется искренней. — Мы прекрасно общаемся, когда встречаемся на разных турнирах. Хотя подругами вряд ли можем быть. Ведь каждой хочется другую победить.

— А почему совсем не фотографируетесь для журналов, ни одной свежей съемки за последнее время не появилось?

— Вообще-то я очень хочу сниматься для журналов, но просто не успеваю, понимаете?! — Маша улыбается. В Америке ее все считают русской, как и Курникову. И она понимает, что известнейшее пиар-агентство в мире IMG раскручивает ее имидж в стиле Ани — первой русской “суперсекси” в женском теннисе. Но повторить судьбу раскрученной звезды с несложившейся карьерой ей никогда не хотелось, и она вцепилась зубами в свой шанс. Она решила, что будет играть и выигрывать, и добилась своего.

Девочка с характером

— Знаете, мне ведь было поначалу очень тяжело, — рассказывает Маша. — Я была совсем одна. Жила с девочками намного старше себя, и мне надо было ложиться спать раньше, чем им. И я ложилась, хотя мне очень не хотелось. А родители тогда не могли быть со мной. Маме не давали американскую визу, а отец должен был как-то зарабатывать, у него просто не было возможности круглосуточно возиться с дочкой. Но я все понимала, и я выдержала, потому что это был мой шанс добиться успеха. Папа всегда говорил, что я — принцесса. Что я лучше всех. И это сознание вошло в мою кровь, в мою душу с самого детства. Наверное, для каждого ребенка главное, чтобы собственные родители верили в него.

Много лет спустя Маша стала заниматься йогой. И каждый раз, когда игра складывалась не в ее пользу, прикладывала пальцы ко лбу и носу, словно возвращая потерянную энергию. А на следующий сет выходила спокойной, как танк, и обезоруживала соперницу, убирая ее на каком-то неведомом кураже. Такой красивой, удивительно взрослой и мощной игрой, ну просто любо-дорого посмотреть!

— Это просто волшебство, — признает Анна Дмитриева. — За какие-то несколько месяцев Маша стала серьезным зрелым игроком, и теперь ни о каких случайностях ее побед не может идти и речи. Сейчас ее законное место — в мировой элите.

Шарапова пробилась в финал главного женского чемпионата WTA Champion-ship, хотя многие сомневались, что она вообще туда приедет. Обсуждалась серьезная травма плеча, из-за которой Маша не смогла играть на турнире в Филадельфии, буквально накануне решающего старта. Но Маша приехала. И даже Серена Уильямс, которую всегда считали девушкой-машиной, ощутила отпор, достойный ее фирменных атак.

Но по-человечески Серену было очень жаль. Маша стала ее “страшным сном”. Вырвала главную награду Уимблдона, которую американка привыкла считать своей. В Лос-Анджелесе снова отобрала у нее победу. Хотя Серена демонстрировала чудо прежнего мастерства и пример редкого мужества. Несмотря на травму, билась насмерть — хотя даже подавать не могла, лицо перекашивало от боли. Тарпищев сказал: “Шарапова сделала игру из ничего, потому что, конечно, выигрывать по всем показателям должна была Серена”. И первую партию Маша проиграла. Зато отыграла вторую, а в третьем сете умудрилась выиграть 6 геймов подряд, уступая 0:4!

Ей 17 лет, но она — в истории.

О, Марат!

Однако Марат Сафин был не намного старше, когда оказался там же. И вот они оба — такие молодые, талантливые, красивые и богатые. Они как будто созданы друг для друга — наши теннисные гении, рожденные в России.

Марат всегда говорил, что для него важна мотивация: ради чего рвать нервы, ради чего играть?! И когда на трибунах сидит красивая девушка, он чувствует себя на корте совсем иначе. Бьется с соперником, как на рыцарском турнире. Но на кортах “Вестсайд” в дождливом Хьюстоне за него болел только его новый тренер Петер Лундгрен — бывший коуч Роже Федерера, первой ракетки мира и его главного соперника. Но Марат словно переродился: он был спокоен, абсолютно уверен в себе.

— Я понял, что в теннис можно играть ради самого тенниса. И даже в полуфинале Masters Cup, когда в такой борьбе уступил Федереру, я не чувствовал разочарования. Я испытывал наслаждение от самой игры.

Пока шел Masters Cup, спортбары были переполнены. Болельщиков не волновали хьюстонские ливни, кстати, вовсе не характерные для этого времени года. Они смотрели теннис взахлеб. И искренне расстроились, когда Энди Роддик проиграл Лейтону Хьюитту в полуфинале. Впрочем, не потому, что болели за слегка отъевшегося и зазнавшегося американца. Просто, как оказалось, примерно 7 человек из 10 поставили на него большие деньги. Примерно такой же расклад был в пользу Федерера в полуфинальном матче с Сафиным. А ведь Марат мог выиграть. Более того, многие наши специалисты считали его единственным, кому по силам победить гениального швейцарца.



    Партнеры