Пятая жена

Юлия ВЫСОЦКАЯ: “Приходится быть похожей на мальчика”

23 января 2005 в 00:00, просмотров: 307

Сказка о Золушке — это про нее. Про актрису Юлию Высоцкую. И чем не сюжет для душещипательного дамского романа? Встреча в лифте со знаменитым режиссером Андреем Кончаловским, немолодым мужчиной, причем женатым уже четвертым браком, не предвещала сколько-нибудь длительных отношений. И все-таки это оказалась любовь с первого поцелуя. И счастливый финал — двое детей, успешная совместная работа, уютный дом. Своей семье Юлия посвящает много времени, и ей есть что рассказать о секретах поддержания домашнего очага.

Русская кухня вредит фигуре

— Любая хозяйка знает, что покупка продуктов — дело ответственное. Вы это кому-то поручаете или занимаетесь сами?

— Орехи, фрукты, мука и прочее — это закупается большими партиями три раза в месяц, и не мною. Когда же нужно найти какую-то особенную рыбу — не доверяю никому. И за хлебом, бывает, сама заезжаю: знаю, где можно купить хороший.

— Ежедневную готовку вы тоже никому не доверяете?

— Что вы! У меня, как у любой занятой женщины, есть помощница (насчет любой — статистика не подтверждает. — Авт.). К тому же обычно мы едим достаточно простую пищу. Только в праздники начинается действительно кулинарный марафон. К этому Новому году мы вдвоем с помощницей трудились сутки напролет. Потом гуляли до восьми утра.

— Какую кухню сами предпочитаете?

— Главное — чтоб было вкусно. Обожаю русскую кухню, но она тяжеловата. А сейчас такой женский идеал — нужно быть худенькой, похожей на мальчика. Не считаю, что это хорошо, но как человеку публичной профессии приходится соответствовать. Предпочитаю легкую кухню — японскую, вьетнамскую.

— Как-то вы говорили, что в России нет традиций культуры еды. А как же та же упомянутая выше русская кухня?

— Как-то сказала, что не ем борщ. И меня тут же заклеймили как противницу русской кухни. А зачем я буду готовить борщ, если меня им закормили в детском саду?.. Мы пережили долгий период расцвета столовых. Никто не станет отрицать, что и дома меню во всех советских семьях было одинаковым. В магазинах было пусто, из ничего нужно было сделать что-то. В постсоветские годы мало что изменилось: кухня осталась скудной и вредной. Нужно делать все, чтобы вернуть традиции. И учиться у иностранцев.

— Что бы вы еще не стали готовить?

— Пожалуй, макароны по-флотски. Или блинчики с мясом: их можно приобрести в любой приличной кулинарии. Готовить нужно то, чего нельзя купить, что могу сделать только я.

— Вы ведь жили пару лет в Лос-Анджелесе. Много говорится о том, что у американцев ужасные привычки в еде: пицца и газировка. Действительно так?

— Дело в том, что Лос-Анджелес, как и Нью-Йорк, — это не Америка. Это город, ориентированный как на здоровье, так и на красоту. Там безумное количество баров здоровой еды, где выжимают даже траву, проросшую пшеницу и пьют такой сок. Так что это город маниакально-здорового стиля жизни, где благодаря климату действительно легко поддерживать себя в форме. Я просыпалась в восемь утра и минимум два часа занималась спортом — теннис, кикбоксинг, бег. У нас для подобных подвигов, особенно зимой, требуется большое усилие воли.

— А как вам лондонский стиль жизни? Вы ведь и там два года провели.

— Мне он гораздо больше импонирует. Нет погони за идеалом, нет наивного ощущения, что если будешь делать все по инструкции, то у тебя все будет в порядке. Мне кажется, что английские мужчины — очень сексуальные и привлекательные. Чего нельзя сказать о женщинах. Ведь если мужчина собранный, строгий, со сдержанным чувством юмора — для меня в этом есть привлекательность. А когда всеми этими качествами обладает дама — сильный пол пугается, предпочитая девушек легкомысленных, открытых.

— Вы себя можете назвать такой?

— Я очень здравомыслящий человек. Как мне кажется, я в жизни совершала очень мало безумных поступков. Возможно, у моего мужа другое мнение.



Голодание продлевает жизнь

— Семья у вас в плане еды требовательная?

— Я бы сказала, тонко чувствующая и понимающая. Если я устала, то никто не требует, чтобы я сотворила обед из шести блюд. Мы спокойно питаемся рисом, гречкой. Другое дело — я никогда не позволю себе переварить или недоварить гречку или рис подать без дополнения. Обычно ставлю на стол очень хорошее оливковое масло, крошеный миндаль, кедровые орешки. Зелень в доме — это обязательно. Не позволяю себе относиться к еде спустя рукава. Ведь мы — это то, что мы едим, как это ни банально звучит.

— В какой момент вы это поняли?

— Меня Андрей Сергеевич научил — не делаю из этого секрета. Прежде были студенческие годы со всеми вытекающими последствиями: гулянки, несколько дней без еды, а потом бисквита с кремом навернуть... Все началось со знаменитой истории, которую мой муж даже в своей книжке описал. После свидания с ним я сказала, что пойду и съем кусок торта. Он спросил: “Какого тортика? И сколько тортиков в неделю мы съедаем?..” Тогда-то я и задумалась: “Наверное, что-то с тортиками не в порядке”.

У моего мужа замечательно получается учить. Он многих людей подсадил на здоровый образ жизни — не только меня. Многие ездят голодать в ту клинику, куда он ездит уже несколько десятков лет.

— Вы тоже голодали?

— Пока нет. Беременность и состояние после беременности — не лучшее для этого время. Но обязательно попробую: продлевает жизнь.

— Ну, уж диеты-то наверняка пробовали?

— А как же! Но главное — не сидеть на диете время от времени, а войти в состояние, что не все можно есть. Все нельзя, а что-то — редко можно. Тогда у человека не происходит сдвига в голове: “Сейчас я похудею, а потом как наемся!” Ограничения в еде должны быть стилем жизни. Я позволяю себе и выпечку, и шоколад, и хлеб с маслом — но иногда. Все остальное время — много спорта и мало еды.

— Детей Андрей Сергеевич тоже настроил на здоровый лад?

— Пока Маша (пятилетняя старшая дочь. — Авт.) хочет всегда сладкого, жирного, шоколадного — всего того, что нельзя. С Петей — ему год и три месяца — легче. Можно дать в руки сушку, и он будет доволен.

— Период детской ревности в вашей семье уже позади?

— Как у маленьких животных, у них есть определенное соперничество — сейчас больше со стороны Пети. Маша пережила достойно этот период. Начиная с того, что “у тебя нет никого в животике — ты просто много поела” до “зачем вам дети — у вас же уже есть ребенок”. Сейчас она Петю просто обожает.

— После родов вы быстро пришли в себя, вошли в привычное русло?

— И после первых, и после вторых родов у меня была эйфория, которая продолжается до сих пор. Правда, когда Маше исполнился год и она перестала требовать беспрестанного внимания, мне стало тяжеловато — не знала, чем себя занять. С Петей другая ситуация: я и беременной снималась, и после родов быстро вошла в рабочий ритм.

— Семейные блюда Кончаловских вы освоили?

— К сожалению, Наталью Петровну, которая могла бы меня научить, я не застала. Поэтому пытаюсь воссоздать по легенде. Муж разбирается в кулинарии, и он научил меня делать яичницу по-кончаловски, салат оливье с крабами, пирожки с капустой.

— Что из еды семья особенно приветствует?

— Пожалуй, всем нравится ризотто. Его можно очень по-разному приготовить. Еще гречневая каша с грибами и яйцом по-похлебкински и утка с яблоками.



Морщинки — актрисе не помеха

— Вам, конечно, пока рано думать о пластических операциях. Но все же: будете делать через энное количество лет?

— Не так много видела удачных пластических операций, чтобы относиться к этому с энтузиазмом. В Голливуде сейчас огромная проблема с актрисами старше 35 лет: ни у кого нет живого лица, чтобы играть характерные роли. Ни лоб, ни губы не шевелятся. Мне кажется, что морщинки женщину не портят, а исправлять надо только серьезные дефекты.

— Вас редко можно увидеть накрашенной. Декоративной косметикой по принципиальным соображениям не пользуетесь?

— Делаю макияж только в профессиональных целях. Совсем не считаю, что это мне не нужно, ибо прекрасна и без косметики. Просто мне кажется, что здоровая кожа сама по себе достаточно привлекательна.

— Вы много с Андреем Сергеевичем работаете. Больше нет предложений?

— Не отказываюсь и с другими режиссерами работать, когда есть интересные предложения. Но их не так много.

— Типично женское развлечение — шопинг — вас радует?

— Это действительно для меня удовольствие. Вообще предпочитаю ходить по магазинам за границей — там все гораздо компактнее расположено. К тому же в Москве просто не успеваю.

— Андрей Сергеевич доверяет вам покупку каких-то вещей для него — рубашек, галстуков, к примеру?

— Мы все вещи выбираем вместе: и ему, и мне. Он ждет моего одобрения, и я тоже. Если мужу кажется, что наряд мне не подходит, то настаивать и покупать его просто из принципа, что я могу настоять на своем, не буду.

— Кто чаще идет навстречу в конфликтных ситуациях в вашей семье? И кто, по-вашему, должен быть большим дипломатом: мужчина или женщина?

— Все зависит от ситуации, и никто никому ничего не должен. Но женщина может себе позволить быть мудрее и шире, поскольку по натуре своей более приземленная в хорошем смысле. Она более гибкая и может повернуть ситуацию в нужное ей русло. В ее же интересах быть мягче и спокойнее в сложных ситуациях.







Партнеры