Салонные штучки

Мужчины в Москве стремительно хорошеют

13 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 864

Столицу захватило новое веяние: салоны красоты для мужчин. В кабинете маникюрши можно встретить министра, в солярии столкнуться с модным актером, а на кушетке косметолога увидеть бедного студента. Все хотят быть красивыми. Если так пойдет дальше, то в скором времени нас будут окружать исключительно ухоженные красавцы с персиковой кожей и аккуратными эспаньолками. Холеными после SPA-маникюра пальцами они будут отталкивать друг друга от витрин с косметикой, и у каждого в бумажнике будет спрятано маленькое зеркальце...

Бабушки и геи любят помоднее

Салон красоты, назовем его “Голубая луна” (уверяю, оригинальное название — еще более говорящее), декорирован то ли под пещеру, то ли под чилл-аут ночного клуба. Всем входящим кокетливо улыбается с большого фотопортрета дитя порока Борис Моисеев.

— Все мы дети порока, — утомленно, как прописную истину — опытный педагог первоклашке-несмышленышу, втолковывает мне директор салона Владимир. И указывает рукой на мягкий диван, демонстрируя отполированные ноготки.

— Кругом — серость и быдло... — вздыхает он.

Тут раздается грохот, и в салон вкатывается мужчинка с великом. “Ой, кто это к нам с велосипедом?” — ласково интересуется Владимир. “Фотостудия здесь?!” — пугается мужчинка и дает полный назад.

— Ну, я же говорил, — удовлетворенно вздыхает директор.

Клиентов нетрадиционной ориентации в этом салоне — 50 процентов. Солярий пользуется спросом у тех, кто вынужден торговать лицом и телом: у чиновников городского уровня и альфонсов. Первые поддерживают загар, полученный на дорогих курортах, для имиджа. Бледный чиновник с кругами под глазами — атавизм советских времен; нынешний столичный управляющий должен выглядеть свежим и бодрым, иначе может показаться, что он не справляется со своими обязанностями или на его “участке” нескончаемые ЧП. Для мальчиков-проституток загорелое тело — “рабочая форма одежды”: бледные в северном климате не возбуждают.

Парикмахер Тимур сует мне под нос руку с наращенными акриловыми ногтями. Брови у Тимура аккуратно выщипаны.

— Ну кто сказал, что макияж только для женщин?! — возмущается он. — Вспомните XIX век: мужчины носили парики и ходили напудренные, в обтягивающих панталонах. Ну разве вам самой приятно, когда до вас дотрагивается мужчина шершавыми мозолистыми руками? Бр-р!

— Ну, вообще-то мне нравятся мужчины, как бы это сказать, ну, в общем... — я всеми мышцами лица изображаю почитаемый мною идеал мужественности.

— Мачо, что ли? — кривится Тимур. И выносит моему идеалу вердикт: — Быдло.

Мастера салонов красоты состоятельность своих клиентов определяют так же, как и проститутки: по наручным часам. Но привечать стараются всех. В салон заглядывают не только богатые господа, но и простые студенты. Молодые люди чаще, чем девушки, приносят в салон глянцевый журнал и тычут пальцем в картинку: “Хочу, как у него”. На пике популярности — гламурный стиль а-ля Стас Пьеха и нарочито взъерошенная прическа солиста “Зверей” Ромы Билыка.

Как ни странно, в салон “Голубая луна” вместе с гомосексуалистами рвутся... бабушки. Капризничают, ругаются насмерть и... снова приходят. Требуют выкрасить их в радикальный цвет. Розовый например. Но мужчины-клиенты все равно бьют все рекорды. Один затребовал выкрасить ему ногти на ногах в яркие цвета и украсить стразами. “Меня ждет ночь любви”, — томно прошептал он.



“Красотка” для богатой дамы

В кругах пожилых актрис, эстрадных звезд и ведущих сейчас модно заводить себе мальчика. Смазливого провинциала, невесть какими путями проникшего на модные вечеринки и презентации. Под толстым слоем периферийной отсталости опытные публичные дамы умудряются разглядеть стильных красавчиков, способных к обучению московским штучкам и богемным закидонам.

Далее события развиваются по сценарию фильма “Красотка”, только роли играются с точностью до наоборот.

Моду на мальчиков ввела Алла Борисовна Пугачева: превращение кудрявого веселого юнца в звезду транслировалось на всю страну, и народ проникся. Сейчас заводить мальчиков стало модно не только среди публичных женщин, но и у простых богатых девушек.

— Сама страшненькая, но молодая, лет, может, 26, — рассказывает мне стилист одного из модных столичных салонов, — привела к нам мальчика-молдаванина, мы его подстригли, брови пощипали — красавчик! Ну, он ей так, поиграться... — интимное подмигивание и утонченный веер пальцев.

Такие мальчики — самые покорные клиенты. Они боятся перечить своей “свободно конвертируемой” даме и легко соглашаются со всем, что предложит мастер. Зато и результат лучше: стилист вдохновляется.

Но самые заядлые посетители салонов — киноактеры и телеведущие. “Сергей Безруков каждую неделю на массаж лица приезжает, — шепнули мне в кулуарах косметички. — А Соловьев опять седину закрасил — сэкономил, видать, на мастере. Жуть!.. Меладзе вообще чаще других приезжает, за кожей ухаживает: его сильно гримируют для съемок, у него от этого кожа портится. И Юрий Чайка — наш клиент...”

Сплетни в салонах — это самое сладкое. Награда за капризы клиентов.



Интимная стрижка — лекарство от депрессии

— Мужчины — как дети: пугливые и послушные, — говорит косметолог Лиля, работающая в салоне красоты, где самая дешевая процедура стоит от ста евро. — Но не любят, когда сеанс длится слишком долго: 45 минут, и они уже рвутся с кушетки, поэтому я сокращаю время процедур.

— К нам приходят и замминистры, и министры, даже генералы, — рассказывает директор салона Елизавета Николаевна. — Владельцы казино, крупные бизнесмены, которым стыдно выложить на стол переговоров обкусанные ногти: мужчины грызут их чаще.

Женщины знают: чтобы прочувствовать все прелести салонного ухода, нужно сделать депиляцию. Желательно неудачную, чтобы снова и снова отдаваться обязательной для красоты боли.

— Абсолютно все волосы удаляют только стриптизеры, — рассказывает мне косметолог. — У них профессия такая. Остальные просят удалить волосы на груди и спине.

— Но волосы на груди — это же так сексуально... — робко произношу я, памятуя жестокую отповедь парикмахера Тимура.

— Какая гадость! — перекашивает женщину. — Редко у кого они вьются на груди короткими аккуратными колечками, у многих растут отвратительные, редкие, длинные волосья. Фу!

Мужчины готовы потерпеть даже восковую депиляцию в зоне подмышек и бикини. А некоторые идут даже на инъекции ботокса: разглаживают складку на лбу — морщину роденовского философа.

Мастера салонов говорят: если женщина начинает усиленно посещать салон — у нее точно новый роман, а мужчина приходит наводить красоту, когда связь обрывается, он впадает в депрессию и старается резко похорошеть, чтобы побыстрее завести новую пассию — ну просто тетерева в брачный период!

А еще мужчины более дисциплинированны, в салоны ходят регулярно, в отличие от женщин. И не меняют мастеров как перчатки. И во время сеансов красоты чаще всего спят.

— Высокопоставленные клиенты предпочитают VIP-кабинеты, — говорит Елизавета Николаевна, хозяйка необычайно дорогого салона (“химия” обойдется в пять тысяч) в центре Москвы. — Мужчины стесняются выходить в холл в маске или с краской на голове. Чиновники высшей категории отдают предпочтение комплексному уходу, когда над ними пыхтят сразу несколько мастеров и все делается одновременно: волосы стригутся, ногти пилятся, а над лицом колдует косметолог.

— К вам, наверное, только красивые приходят? — интересуюсь в салоне.

— Красивые по салонам не ходят. Им и так хорошо, — смеется косметолог Лиля. — Правда, один мой клиент — студент театрального училища. Вот он очень симпатичный. Даже красивый. Но (пауза) — гей.



Иностранцев брить опасно

Заира — мужской мастер. “Не люблю женщин!” — с отвращением произносит она.

Заира любит мужчин. Брить.

— Надеюсь, опасной бритвой? — спрашиваю я брадобрейку.

— Конечно!

Бритье в салоне — процедура гораздо более длительная, чем домашнее, “скоростное”. Щетина сбривается сначала по росту, а потом против роста волос. К воспаленным щекам поочередно прикладываются горячие и холодные компрессы. И никакого одеколона!

— От спиртового лосьона борода седеет, — объясняет Заира. — А вообще с помощью бороды можно из урода сделать красавца. Особенно красит эспаньолка, как у Бондарчука. Вы его без бородки видели? — спрашивает Заира. — Такой некрасивый...

Салон, где работает Заира, — чисто мужской. Для богатых, успешных и гетеросексуальных. Большинство клиентов — иностранцы: топ-менеджеры западных компаний, продвигающих свои бренды на российском рынке, табачные магнаты и послы.

— Я их потом часто вижу на страницах глянцевых журналов, — рассказывает Заира.

Салон придерживается классического стиля, без всяких там бабских штучек-дрючек. Если маникюр — то обрезной; если тайский массаж — то точечный, а не “голыми сиськами”.

— Русские клиенты более капризные, — считают мастера, — и одеваются вычурно, даже в субботу на стрижку норовят прийти в костюме от Армани. Иностранцы проще.

Народные избранники, хотя салон расположен недалеко от Госдумы, в очередь не становятся.

— Зачем им? — иронизируют в салоне. — У них в Думе за сто рублей подстричься можно, да еще государство и оплатит.

Регулярно салон посещают только два депутата — их имена мне назвать отказались из этических соображений. “Приходят с толпой охранников, посетителей пугают, — сердится Заира. — Я этих охранников в салон не пускаю. Пусть за дверью ждут!”

Для полноты образа мужчинам в салоне подстригают брови, чтобы не колосились, как у Брежнева, выдергивают волосы из ушей и ноздрей. Иногда мужчин в салон приводят подружки.

— Они платят? — спрашиваю я.

— Где это вы видели, чтобы русская девушка заплатила за иностранца, — для чего они их цепляют? Чтоб свои счета оплачивать. А к косметологу и парикмахеру водят, чтобы не стыдно было с таким кошельком по улице пройтись, — припечатывают салонные феи.

Кстати, о феях. Некоторые салоны для привлечения клиентов предлагают услаждать свой взор танцующими одалисками. Но такие фабрики красоты время от времени разгоняют, накрыв там украинских гейш, которые если и могут стричь, то только зеленые купюры.

В приличном салоне красоты клиенту интим не предлагают.

— Ваши девушки, наверное, только так замуж за богатых клиентов выскакивают? — спросила я директора элитного салона на Арбате.

— Вам замуж надо? — доверительно приобняла меня за плечи салонная хозяйка.

Я, признаюсь честно, испугалась, что меня посадят выдергивать специальной машинкой волоски из мужских носов, и отрицательно замотала головой.







Партнеры