Хватательный “Рефлекс”

Ирина НЕЛЬСОН: “Поклонники не теряются у нас под юбкой”

13 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 613

Чего только не приходилось слышать о себе девушкам из группы “Рефлекс”. Сначала длинноногих блондинок, изображающих неподдельные чувства друг к другу, сравнивали с “Тату”. Когда же внимательные зрители увидели, что рядом с девушками третий, да еще и не лишний, “татушная” тема трансформировалась в идею шведской семьи.

Жизнь троицы: Ирины Нельсон, диджея Сильвера — Гриши Розова и Алены Торгановой — в последнее время действительно напоминает шведское единство. Львиную долю времени артисты проводят вместе, на гастролях и концертах, вместе собираются в своей официальной квартире в центре, где расположился офис, вместе едят приготовленные Ириной диетические торты и смотрят футбол. На прошлой неделе состоялся первый тур отбора на “Евровидение”, где группа заняла четвертое место. И, как выяснилось, нисколечко не расстроилась...

Девушку записали в шпионки

— Позвольте поздравить с достойным выступлением на “Евровидении”. Еще живы впечатления?

— Когда нам объявили, что мы будем участвовать в отборочном туре на “Евровидение”, я руками и ногами отпиралась от этого конкурса, — откровенничает Ирина Нельсон. — Я вообще не люблю конкурсы музыкальные. Это не состязание, где все бегают на время и можно определить, кто лучший. Музыка — вещь очень тонкая, субъективная. Поскольку оставалась неделя с небольшим, первое, что нам пришло в голову, — это петь “Люблю”, потому что на подходе никаких других песен не было. Наша подготовка была несколько сумбурной. Мы просто вышли и спели.

— И в результате вы вроде как заняли не четвертое место, а третье, обогнав на восемь десятых Диму Билана.

— Да, согласно результатам Сибири и Урала. Но общий итог не стали менять, да и бог с ними, с этими результатами.

— Насколько я знаю, вам предстоит еще одно появление на канале — в качестве ведущих праздничного выпуска “Армейского магазина”. Как вас угораздило?

— Видимо, первое, что пришло в голову руководителям после ухода Даны Борисовой, — поставить вместо одной блондинки сразу двух блондинок, — делится секретами Алена. — Кстати, на съемки мы поехали в воинскую часть, а она сгорела! Не вся, конечно. Но мы все-таки сделали передачу у нас в студии. Так что, я думаю, солдаты получат настоящее удовольствие. К тому же Ирина знает армейский устав от и до: недаром же она в армии служила!

— ???

— Ну да. В отделе геодезии и картографии чертила топографические карты и разрабатывала планы набегов соседних государств, — подключается Ирина. — Правда, однажды, когда я принесла на работу магнитофон, чтобы насладиться музыкой, меня заподозрили в шпионаже. Сказали, что я записываю секретную информацию. И уволили с треском.

— Интересно, а что же тебя подтолкнуло на такой подвиг?

— Однажды, работая в джазовом оркестре, я поспорила с руководителем. Сказала, что хочу заняться принципиально другим делом. Первое, что мне попалось на глаза: набирали мужчин и женщин на службу в военкомат. Я туда пришла, сказала, что умею неплохо чертить и рисовать.



Мачо с кривым носом

— Каким же образом образовалась группа “Рефлекс”?

— Если говорить по поводу меня, то нужен был человек с внешностью то ли армянина, то ли еврея с кривым носом. Мачо такой. И я подошел под это описание, — раскрывает карты диджей Сильвер.

— Я была поп-проектом по имени Диана, — нехотя сообщает подробности Ирина. — Но, познакомившись со своим теперь уже бывшим мужем, господином Нельсоном, музыкантом, уехала в Скандинавию. А потом мне позвонил мой старый друг Вячеслав Тюрин, нынче наш продюсер, и сказал: “Нечего там в Швеции тебе делать — приезжай в Москву”. Я вернулась на родину, уже без мужа, и решила, что хочу заниматься творчеством.

— Когда увидел девочек вместе, подумал: ни фига себе дуэт! — встревает подсевший продюсер. — У меня так бывает иногда: выбираешь-выбираешь вещь — и бац! Все! Вот я их увидел вдвоем, и сразу пульс участился.

— Многие ваши коллеги жаловались, что их активно домогаются на выступлениях. Вас это, конечно, тоже не миновало?

— Недавно во Владивостоке был из ряда вон выходящий случай, — рассказывает Алена. — Мы поем. Тут из толпы прорывается человек, метра два ростом. С безумными горящими глазами влезает на сцену и начинает целовать нам сапоги, ползая на четвереньках и имитируя половой акт. Потом он стянул ремешок с моей юбки, приделал его себе на шею и дал другой конец мне. Причем охрана показывала, что сделать ничего не может.

— А еще в последнее время мы столкнулись с новой проблемой, — говорит Ирина. — Многие приходят на концерт с мобильниками, оснащенными фотоаппаратами. И если мы выступаем в коротких юбках... то это большое поле для деятельности. Мы это давно поняли, потому что в Интернете уже видали много подобных снимков. Теперь уточняем перед концертом у администратора, какой высоты сцена. И юбки надеваем крайне осторожно.



У каждого своя “шведская семья”

— Ирина, ведь вы с продюсером Вячеславом Тюриным связаны не только творческими, но и семейными отношениями?

— Лично я не сторонник выворачивать все наизнанку, — от волнения Ирина начинает массировать себе шею. — Хочу остаться девушкой-загадкой.

— Ну хорошо, раз Ирина не хочет — я могу про себя рассказать, — Алена немного смущается. — Я встречаюсь с девушкой, то есть с парнем... ой, — Алена осекается, — кажется, лишнего сболтнула. Я вовсе не хотела про девушку говорить. Ну ладно. Раз уж начала... Короче, я поддерживаю серьезные отношения с обоими полами одновременно... И считаю это нормальным...

— ...А попросту говоря, живешь шведской семьей?..

— Ну да... получается, что живу шведской семьей... Вы теперь это, конечно, напишете... — девушка начинает краснеть. — Просто до недавнего времени все вокруг считали, что наша группа — это и есть шведская семья. На самом деле это не совсем так. Моя девушка живет не в Москве. Приходится ездить к ней в Таллин. Например, мы там недавно снимали клип “Может быть, показалось”. И она, кстати, там появляется в клипе. Она работает моделью. Что касается молодого человека… Часто мы с группой выступаем в Германии, а он как раз живет в Кельне.

— Ну имя его, конечно, ты не скажешь?

— Не могу. Так как он человек публичный, выступает за футбольный клуб в Германии.

— И где же вы с ним познакомились?

— В Португалии. На чемпионате Европы. Нас с ним познакомил Дмитрий Булыкин. У меня на тот момент еще была проблема — я не могла общаться с российскими парнями и девчонками, потому что они смотрели на меня как на девушку с экрана. Правда, с моим футболистом я тоже немного облажалась. Оказалось, что он уже знал, что есть группа “Рефлекс”, — Алена улыбается. — Он видел мои фотографии в “Плейбое” и даже слушал музыку.

— Гриша, а что ты можешь о себе рассказать?

— Могу разочаровать тех, кого особо беспокоит моя ориентация, — все достаточно банально. Я действительно гетеросексуал. Что с этим делать — не знаю.

— То есть дама сердца имеется…

— Я вообще полигамен. Пока я человек холостой, могу позволить себе какое-то разнообразие. Не люблю на одной конкретно зацикливаться. Кстати, блондинки меня не возбуждают, — Гриша косится на коллег.



В клипе заретушировали пикантные места

— Ирина, признайтесь, вы полностью разделись для клипа “Люблю” или нет?

— Ну пикантные места заретушировали, а еще я была одета в нижнюю часть от купальника. И, если поставить на стоп-кадр, это можно разглядеть.

Вообще-то работа над этим роликом стала для меня настоящим мучением. Павильон был холодный, тем более на меня лили краски. Они перемешивались, и приходилось все время мыться, а горячей воды не было. Поэтому кипятили чайник, и вся группа стилистов поливала меня перед новым дублем.

— У каждого артиста обязательно есть свои “тараканы”. Вы могли бы сейчас выдать с ходу, у кого какие?

— Например, Ира не любит ходить по магазинам. Мы ее буквально заставляем это делать, — говорит Алена.

— Если мне что-то нужно, например, чтобы надеть на какую-то светскую вечеринку, Слава покупает мне платье, — добавляет Нельсон. — А вот Гриша у нас как овощефруктовая база, — смеется она. — У него в любое время суток можно найти в сумке яблоки, которые складывает туда Алена. Грязь с Мертвого моря тоже в его сумке оказалась.

— Кроме Мертвого моря где еще побывали?

— Недавно летали в Голландию. Пробовали там пирожки с гашишем и конфеты с марихуаной, — говорит Алена.

— Ну и как, вставили пирожки-то?

— Да не торкнули вообще. Ни конфеты с марихуаной, ничего. Продукт, который курят, нельзя есть.

— А главную достопримечательность страны посетили?

— Мы ходили мимо этих витрин, — кивает Нельсон. — И многие девушки стеснялись, когда на них смотрели.

— А я добавлю, что, когда смотрел на девушек, не стеснялся, — рассуждает Григорий. — Я посетил заведение и чуть было не набрался нового опыта. Но мне там не понравилось: похоже на какой-то магазин — нет романтики. Там кореянка одна сидела, лапшу ела. Когда ты заходишь, то понимаешь, что тебя используют. У тебя не стоит, и тебе неинтересно.

— Видишь ли, читателям будет очень важно узнать, что диджей Сильвер шел в публичный дом для романтики, — подтрунивает продюсер. — Он вообще, знаете, очень романтичный. Увидел голую телку в окне и смело пошел на поиски романтики!..

— Я же просто хотел ощутить контраст! Но там мне всучили сразу прайс-лист, по которому надо платить за конкретное время и услугу. Я ушел. Мне показалось, что это цинично.

— И дорого, ты сказал, — добавляет Алена.






Партнеры