Ушанки высокой моды

Уши не отваливались только у моделей

3 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 235

Показы прет-а-порте осень—зима 2005/06, которые стартовали в Москве несколько дней назад, очень гармонично вписались в прогнозы синоптиков. На улице — зима. В Гостином дворе, где идет Неделя моды в Москве, — тоже. Шубы и теплые пальто, которые демонстрируют на подиуме и в шоу-румах, кажутся актуальными как никогда: выходить на улицу после дефиле очень холодно и зябко. На подиуме стоят декорации зимнего леса, а снаружи — минусовая температура и покрытые тонким слоем льда лужицы. Как ни крути, правы социологи, утверждающие, что гардеробы москвичей на 70% состоят из зимней одежды. И те модные журналисты, которые утверждают, что российским дизайнерам особенно хорошо удаются именно зимние коллекции.


Неделю моды в Москве открыла коллекция питерского дизайнера Алены Ахмадуллиной. То, что второй год Неделя стартует именно с показа Ахмадуллиной, можно воспринимать как закономерность: на сегодняшний день она — один из самых известных российских модельеров. Вещи Ахмадуллиной можно купить не только в Питере или Москве, но и в Италии, во Франции, Америке или, скажем, в Голландии. Как и полгода назад, в коллекции присутствовали мотивы русских народных сказок: главная героиня — Царевна-лягушка, основная музыкальная тема, под которую проходило дефиле, — “Во саду ли, в огороде”. Кто такие царевны-лягушки от Алены Ахмадуллиной? Это типичные городские модницы, вышагивающие по снежным улицам в меховых пальто, уютных мохеровых свитерах и широких юбках в складку, чуть ниже колена.

Атмосферу зимнего леса сразу вслед за Ахмадуллиной создал на подиуме Андрей Шаров. Главной темой его показа стали охотничьи мотивы. “Охотники” демонстрировали шубы (от бобра и койота до норки и шиншиллы), жакеты, венгерки, кожаные плащи — одним словом, на подиуме присутствовал практически весь спектр зимней верхней одежды, обозначенный в алфавитных указателях модных энциклопедий. Публику и дефилирующих по снежному подиуму моделей разделяли декорации, создающие эффект морозного зимнего леса.

Завершал первый день показ The People of the Labyrinths. Два голландских дизайнера, скрывающиеся за этим названием, во многом отразили тенденции, которые прослеживались на лондонской Неделе осень—зима 2005/06. Было много кардиганов и тренчкотов в стиле 80-х (с нечеткой линией плеча), бархата и летящих силуэтов. Коллекция, как и в предыдущем случае, “поддерживалась” эффектными декорациями: огромная золотая рама, из которой выходили модели, дымовая завеса, на которую проектировали картины фламандских художников, яркие цветовые сочетания.

Впрочем, самым театрализованным показом Недели стало дефиле Вячеслава Зайцева, проходившее на следующий день. Показы Зайцева уникальны в том смысле, что в наши дни такого больше не увидишь нигде. Чтобы манекенщицы ходили, ставя ноги четко “крест-накрест”. Чтобы модели-мужчины беззастенчиво дефилировали в ярко-алых пальто. Чтобы показ начинался с демонстрации архивных вещей 15-летней давности. И чтобы дизайнер с первой до последней минуты комментировал собственное дефиле. То Вячеслав Михайлович подробно описывал силуэты и модели, то делился воспоминаниями, то призывал зрителей обратить внимание на “красавцев моделей”, то — поощрить аплодисментами дебютантов, впервые вышедших на подиум, то признавался в любви композитору Пахмутовой, чья музыка сопровождала неторопливое шествие моделей. Разумеется, не обошлось без крылатых зайцевских фраз из серии “женщину делают аксессуары” или “красный цвет — среди моих фаворитов, это цвет радости и жизни”.

Как обычно, показ — он назывался “Тайны соблазна” — вышел далеко за рамки среднестатистических двадцати минут. И, как обычно, преданные поклонницы Зайцева — дамы, словно сошедшие со страниц модных советских журналов 80-х, только чуть старше — держали наготове букеты. “Вячеслав Михайлович чувствует гармонию мира, его творчество несет созидание”, — резюмировали растроганные дамы после окончания показа.

Сразу вслед за показом Зайцева началось дефиле литовского дизайнера Сандры Страукайте. Контраст между коллекциями “российского Кардена” и “любимицей андеграунда” лишний раз подчеркнул, что под солнцем отечественной моды найдется место представителям самых разных школ дизайна. На показе Сандры элегантных дам с букетами сменили эксцентрично одетые персонажи, среди которых больше других выделялся Андрей Бартенев. Жестковатое музыкальное сопровождение, которое ни на минуту не позволяло расслабиться и думать о чем-то, кроме коллекции, и модели с “немодельной” внешностью, некоторые из которых удостоились бурных зрительских аплодисментов.

Доминирующим материалом коллекции I FELT (“Я почувствовала!”) стал несколько подзабытый фетр, а изюминкой — фетровые шапки-ушанки, которые будущей зимой наверняка будут мелькать на центральных улицах Москвы. Впрочем, многие констатировали, что с удовольствием надели бы такие шапки прямо сейчас: на улице — покрытые тонким слоем льда лужицы, и уши очень мерзнут.



    Партнеры