Преданный Боро-боро

Араш: “Несчастная любовь сделала меня знаменитым”

10 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 1033

Кто только не пытался косить под зажигательных восточных парней. Но слушаешь и понимаешь, что где-то это уже было, а оригинал далеко, и познакомиться с ним вряд ли удастся.

И все же мечты сбываются. На днях в Москву нагрянул смешной смуглый парень в кепке, которого в России называют не иначе как “Боро-боро” — именно этот его хит сейчас звучит из каждого третьего ларька и лидирует в музыкальных чартах. На самом же деле у 27-летнего певца и на сцене, и в жизни восточное имя Араш. Когда-то так звали древнеперсидского героя, спасшего тысячи людей. Правда, современному Арашу спасать пока никого не приходилось...


Когда я пришла на встречу в один из московских ресторанчиков, Араш доедал свой американский гамбургер, непонятно откуда добытый в этом заведении, и запивал его пивом. Темная бейсболка, спортивная кофта и джинсы — если бы не знойная внешность, подумала бы, что парень всю жизнь варился в западной культуре...

Перс завоевывает Европу

— Араш, это твое второе посещение Москвы. Как впечатления?

— Первый раз я здесь был совсем недолго. Когда сейчас меня пригласили к вам, я сразу сказал, что хочу жить в гостинице с видом на Красную площадь. Я много чего про нее слышал, даже про Ленина. Правда, меня предупредили, что Мавзолей закрыт. Меня поселили в гостиницу “Россия” с прекрасным видом на Кремль. Все это очень красиво.

— Не было мысли выкинуть что-нибудь эдакое, запоминающееся для россиян?

— Конечно, была. Я, кстати, хочу посмотреть метро и даже прокатиться пару станций, но пока не хватало времени. А вообще я люблю экстремальные виды спорта. Обожаю высоту и высокую скорость. Прыгал с парашютом, с канатом и очень люблю дайвинг.

— Расскажи о своей семье. Восточные семьи большие?

— У меня еще два брата. Я самый старший. Одному 20 лет, и он учится на юриста. А второму 24, и он заканчивает медицинский университет. Братья не пошли, так сказать, по моим стопам. Но мой отец очень любит петь. Он с самого детства занимается музыкой. Наверное, я в него.

— Как ты начинал карьеру?

— Первые 10 лет жизни я провел в Тегеране, столице Ирана. Потом, как многие мои соотечественники, в поисках лучшей жизни эмигрировал в Европу, а в конце 1980-х вместе с родителями перебрался жить в Швецию. Тяга к творчеству началась после колледжа. Какое-то время я сочинял и продюсировал музыку, пописывал саундтреки к фильмам.

— С какими проблемами столкнулся в самом начале?

— Самым сложным для меня было осознавать, что я пою на незнакомом для Европы языке и делаю музыку, которая европейцам мало понятна. Когда мы послали ее на радио, для редакторов она оказалась настолько необычна, что они долго не знали, как поступить.

— А почему выбрал именно восточное направление, а не более проходной, скажем так, европейский вариант?

— В первую очередь для меня это естественно. Это моя культура, я на ней вырос и привык петь на таком языке. Но в моих песнях намешано очень много разного — и европейская, и индийская, и персидская культуры, и мой собственный стиль. В звукозаписывающей компании мне сначала сказали, что, мол, готовы подписать контракт, если половина песен будет на персидском языке, половина — на английском. Я развернулся и ушел. Они перезвонили через неделю и заявили, что все равно готовы заключать контракт.



“Дискотека “Авария” научила пить водку

— Ты общаешься с коллегами?

— Я знаю ребят из вашей группы “Дискотека “Авария”. У меня много знакомых скандинавских групп, но, я думаю, их имена вам ничего не скажут. Кроме того, мы делали шоу вместе с “Альказаром”. Они хорошие ребята, показались мне очень милыми. Оба парня голубые, очень любят красивую одежду и следят за модой. Еще хорошо знаком с “Аквой”. Их солист, который выбрит наголо, совершенно дикий. Любит безумные вечеринки. Как в принципе и я.

— Как тебя угораздило сойтись с “Дискотекой “Аварией”?

— Это было в Швеции. Я микшировал их новую песню. Когда я в прошлый раз приезжал в Москву, мы встречались с Алексеем Серовым. Поехали в ресторанчик, и наутро у меня опять болела голова... Они милые и веселые люди. Когда мы делали песню, у них была традиция выпивать стакан водки. И мне потом было не очень хорошо, потому что я-то не привык столько пить! Но, конечно, мы не сразу за стаканом тянулись. Сначала пили по чуть-чуть...

— Гляжу, ты освоил основные наши традиции. Пора бы уже и языком заняться — какие русские слова уже выучил?

— На здоровье, — Араш произносит на почти чистом русском, — приятного аппетита, спасибо. Еще бы хотел выучить фразу I love you по-русски. Чувствую, пригодится! — Араш смеется.



Поклонницы требуют трусики

— После того как ты приобрел популярность, тебе стало легче находить контакт с женским полом?

— (Араш ненадолго задумывается) Да. Однозначно да.

— Ты мог бы завести серьезные отношения с поклонницей или это противоречит твоим звездным принципам?

— У меня сейчас столько фанаток, что, мне кажется, рано или поздно не избежать такого. И мне очень интересно, как это будет.

— А как проявляют себя твои фанатки? У нас, например, подъезды расписывают...

— Обычно они пишут письма по электронной почте. Это у нас самая распространенная форма выражения страсти. Случается, на стенах тоже пишут, но редко. Письма бывают самые сумасшедшие. Предлагают мне прислать им свои трусики или еще что-то в этом роде. А одна девушка предложила продать ей мою кепку за пять тысяч долларов. Представляете? Кепку, которую я купил в магазине за двадцатник.

— Сделка состоялась?

— В самый последний момент я решил этого не делать.

— Фанатки бывают разными?

— Разница есть, и она довольно ощутима. В южной Европе поклонницы всегда очень горячие. В северной они ведут себя довольно спокойно.

— А российские поклонницы какие?

— Я не успел толком понять, потому что почти не был на улицах. Когда записывался на MTV в свой прошлый приезд, там было очень много фанаток, которые радостно кричали: “Боро-боро — дай автограф!” — как мне потом сказали. Видимо, меня прозвали в России “Боро-боро”, хотя ко мне обычно не приклеиваются никакие прозвища. Я просто Араш.

— На каких девушек чаще западаешь?

— Мне нравятся брюнетки. Но это не окончательный ответ. Россиянки, по-моему, очень красивые. Но не могу сказать, что предпочитаю девушек из какой-то конкретной страны. У меня была девушка из Персии, была из Германии. Все зависит от того, какая именно это девушка...

— И какая же?

— В первую очередь мне нравятся глаза. И в ней обязательно должна быть харизма. И между нами просто обязано быть взаимоуважение. Разумеется, девушка должна быть очень красивая. Как внутренне, так и внешне. Еще я не люблю пассивных, слишком тихих девушек. По мне — пусть лучше она будет совсем неугомонная и непонятная.

— “Боро-боро” переводится как “уходи, уходи”. Кого это ты отправил подальше?

— Песня посвящена моей бывшей девушке. Когда она от меня ушла, я очень долго переживал и написал эту песню. Но ее имя я никогда никому не скажу, хотя меня постоянно об этом спрашивают. Я слишком ее уважаю, чтобы рассказывать о ней, пусть и в далекой России. Сейчас я люблю ее даже больше, чем раньше. Потому что благодаря ей я стал популярным.

— А сейчас сердце Араша свободно?

— Свободно. И там очень много места.



Ванная Ленни Кравитца

— Как ты отдыхаешь в свободное от работы время?

— Обожаю танцевать стрит-дэнс, хип-хоп или что-нибудь восточное. И, кстати, всем советую слушать “Boro-Boro” в движении. Вы должны очень активно двигать ягодицами! — парень хохмит. — А вообще я почти не хожу в клубы. Все свободное время, которого у меня не так много, стараюсь проводить с друзьями, либо у меня дома, либо у них. Когда же хочется побыть одному, отключаю все телефоны и вообще ни с кем не разговариваю.

— Над твоим имиджем работает много стилистов?

— У меня нет стилиста. Свой стиль я полностью разрабатываю сам. Тем более что сейчас одежда часто достается мне бесплатно. Это довольно распространенная практика на Западе. Большие компании типа “Адидаса”, “Пумы” и так далее звонят и предлагают свою одежду. И я очень этому рад, надо сказать...

— Звезды постоянно скрывают свои огромные дома с бассейнами и прочие дорогие вещи. О своем доме, который недавно построил, расскажешь?

— Конечно! Тем более что он совсем небольшой. Там нет бассейнов. Там всего три комнаты, но очень уютно. Я сделал ремонт, ванную сделал, как у Ленни Кравитца. Теперь она стала моим любимым местом в доме. Я очень люблю Ленни Кравитца. А у него ванная комната выдержана в черно-красных тонах, и в ней много светильников.

— А на что еще, кроме ванной, тратишь свои гонорары?

— У меня есть слабость, на которую уходит львиная доля доходов: я обожаю кепки. У меня дома их уже, наверное, штук 500. Цена их колеблется от 10 до 500 долларов. Такой вот я непредсказуемый!


Kстати:

“Песня “Боро-боро” посвящена моей бывшей девушке. Когда она от меня ушла, я очень долго переживал и написал эту песню. Сейчас я люблю ее даже больше, чем раньше. Потому что благодаря ей я стал популярным”.





Партнеры