Кулинары в стиле Pетро

“Доктор Ватсон” умеет готовить и собирает значки

1 мая 2005 в 00:00, просмотров: 530

Казалось бы, модно исполнять новые песни, а они поют ретро — “Черный кот”, “Сосед”, “Ландыши”. И собирают полные залы, на зависть многим коллегам. В этом году группе “Доктор Ватсон” стукнет уже 20 лет. Мы решили пообщаться с лидером группы

в спокойной обстановке, не дожидаясь, пока начнется предъюбилейная суета. Но эксперимент не удался: Георгий Мамиконов подошел к телефону только в полночь.


— Извините, припозднился, — признается музыкант. — Пришел только что — и страшно есть захотелось. Я ведь не могу, как наш Тимур Миронов, похвастаться, что после шести не ем, что сладости не употребляю или пиво. Вот я уже, наверное, на половину вопросов ответил...

Не на половину, конечно, но начали мы вполне живо. Поэтому разговор в другое русло я решила не переводить.

Благословение Аллы Борисовны

— Мы вместе вообще неплохо готовим. Идеолог по этой части у нас Тимур. Три раза участвовали и три раза побеждали в кулинарном конкурсе среди артистов, — продолжает Мамиконов. — Сейчас уже сидим в жюри. Правда, организаторы опять говорят: участвуйте, а то без вас пресновато как-то. Остальные звезды только бутерброды готовить умеют.

— А как готовит ваш новый солист Виктор Щедров?

— Пока не знаю. Он у нас не так давно. Но зато поет так, как нам бы хотелось.

— В чем была причина, что вы расстались с человеком, который проработал в коллективе не один год?

— Да, Игорь Браславский у нас работал десять лет. Но по обоюдному решению он ушел из коллектива. Никто его не задерживал. Метаться можно, например, в таких вещах: купить мне один джип или другой, тот костюм или этот. А в данном случае речь идет о творчестве. Игоря никто не осуждает. Он всегда был как отрезанный ломоть и сейчас занимается сольной карьерой.

— Как попал к вам Щедров, бэк-вокалист Аллы Пугачевой?

— Проводили кастинг и остановили свой выбор на нем. Этот парень достаточно молодой для нашей команды, ему сорок. Что касается Аллы Борисовны, я с ней знаком еще с 72-го года, когда мы вместе работали в ансамбле “Москвичи”. Она тогда только Кристинку родила. Так что она к нам Виктора отпустила, сказав ему: “Так ты к Жоре? Ну тогда благословляю”.

Стиляги с Тишинки

— Мы с вами последний раз общались полтора года назад. За это время в личной жизни коллег что-то изменилось?

— Почти ничего. Дети и внуки уже почти у всех рождены. У нашего нового солиста сыну 10 лет. У меня есть взрослая дочь, у Вити Грошева тоже дочка, а у Тимура дочка скоро должна родить.

— Наверняка в коллективе, существующем столько лет, не обходится без разногласий...

— В основном мы спорим о музыкальном материале. Те, кто понимал, что не сойдется характерами с нами, у нас уже не работают.

Зато мы друг над другом шутим. Надо мной, помню, ребята прикололись в аэропорту “Хитроу”. Я опаздывал на рейс, и мои попросили диспетчера, чтобы она объявила, мол, надо проходить на посадку. Но она плохо говорила по-русски. В результате так и объявила: “Мамиконов Гей-оргий, пройдите на посадку”. Они потом долго смеялись. А я ей пытался объяснить потом, что я не Гей...

— Ваша любовь к ретро как-то отражается в быту?

— Это вовсе не обязательно. Я, да и мои коллеги, абсолютно современные люди во многих вопросах. Можно ходить в клетчатых штанах и пытаться быть стилягой. Но, как говорит Алексей Козлов, это все игра. Стилягами были они, джазмены, в начале 50-х годов — в американских штанах, штиблетах на толстом каблуке и с широким небрежно повязанным галстуком. Но в стиляг нужно играть честно, чувствовать суть, а не по рассказам мам и пап.

— Кстати, а собственные стилисты у вас есть?

— Костюмы у нас появляются спонтанно, не систематично. И кстати, стиль — еще одна вещь, из-за которой мы, наверное, больше всего ругаемся. Кому-то нравятся рубашки с отворотами, кому-то — жилеты. Витя любит блестящее, яркое, я — более спокойные тона. Тимур предпочитает что-то очень стильное. Кстати, однажды я сам занимался подбором костюмов для коллектива.

— Это не тогда, когда вы на Тишинском рынке купили себе первую сценическую одежду?..

— Ага. — Георгий смеется. — Я купил тогда за рубежом красивейший костюм. Поносил его и отдал в комиссионку на Тишинке за 45 рублей. Мы на эти деньги обувь старую купили и пошили новые костюмы в ателье, где тесть Виктора Грошева работал.

“Нам всем — по двадцать лет”

— Признайтесь честно, пользовались когда-нибудь служебным положением?

— Конечно! Правда, это не всегда положительно сказывается. Одним гаишникам говоришь: “Я же из “Доктора Ватсона”!” — и они тебя отпускают, а другие могут назло сделать: “Ага, так ты артист? Ну получи!”

Раньше на гастролях мы использовали свою популярность в корыстных целях: доставали дефицитные книги со складов и из подвалов книжных. И у меня появилась огромная библиотека. Тогда я читал. В основном в метро. А сейчас на это нет времени, я езжу на машине. Часть книг дочка забрала, но все равно осталось очень много — несколько тысяч экземпляров.

— Ваша дочь имеет отношение к литературе?

— Да нет. У нее высшее музыкальное и режиссерское образование. Отвечает за музыкальную часть на разных крупных фестивалях в Москве. Жена — наш второй директор в коллективе, сидит на телефоне, занимается вопросами развоза, финансовыми иногда.

— Но основная ваша коллекция — значки. О ней уже ходят притчи. Судя по тому, сколько их у вас, вы должны были для их хранения отвести комнату...

— Ну, положим, все это хранится у меня в ящиках и в коридоре. Хотя я все же хочу сделать выставку и упорядочить это когда-нибудь. Сколько конкретно значков, я не знаю, потому что действительно их не считал. Кому-то говорю — 5 тысяч, вам скажу — 15.

Я не знаю, сколько все это стоит. И продавать пока ничего не собираюсь. Конечно, занятие не из дешевых. Когда ты раньше покупал значок, который стоил 20 копеек, за пять рублей — это были немыслимые деньги... Я не завидую тем, кто коллекционирует медали.

— Георгий, вот вы обо всем и обо всех уже рассказали, а о том, что недавно отметили собственный 60-летний юбилей, как-то и не обмолвились.

— Отмечали весело. Два дня. Сначала было такое светское мероприятие. А на следующий день — семейное. Главным действующим лицом, конечно, был мой отец. Полковник, весь в орденах.

Если говорить о подарках, то у нас есть традиция дарить от группы обязательно что-нибудь музыкальное. В прошлом году мне ребята подарили СD-проигрыватель. Виктору на его предстоящий юбилей в конце мая мы покупаем музыкальный центр, который можно слушать не только дома, но и в камерном зале. Он ведь как раз затеял на даче концертный зал.

— 23 сентября на Площади Звезд будут закладывать именную звезду “Доктора Ватсона”. Вас это сильно обрадовало?

— Честно говоря, я воспринимаю это как должное и считаю, что мы это заслужили. Ахать — ой, спасибо большое — я точно не буду. Все-таки 20 лет в этом году. Нас любят зрители. На нас есть спрос, мы ездим, зарабатываем. Мы ведь еще молодые — нам всем по двадцать!





Партнеры