Огородный диверсант

Павел ЛОБКОВ: “Заодно сажаем нелегальную травку”

12 июня 2005 в 00:00, просмотров: 313

Казалось бы, что может быть приятнее, чем заполучить задаром благоустроенный кусочек сада, сделанный руками “энтэвэшника” Павла Лобкова и его “Растительной жизни”? Но это с точки зрения неизбалованного телезрителя. В передачу же попадают, как известно, элитные персонажи. И, как выяснилось, далеко не все довольны услугами бесплатного ландшафтного дизайнера в лице “Растительной жизни”…

“На съемках даже в туалет не хожу”

— За годы выхода программы…

— Да, мы выходим уже пять лет с небольшими перерывами. В августе будет юбилей.

— И как отмечать будете?

— Праздник встретим ударным трудом. Как у нас это обычно бывает. Тем более что август — самый сезон. Даже все мои дни рождения попадают на съемки, и наши герои как-то узнают об этом. В последний раз праздновали то ли у Нины Руслановой, то ли у Нины Усатовой. Мокрые, в компосте.

— Хозяева вас всегда кормят или только в день рождения?

— Иногда питаемся своими бутербродами. А так — и кормят, и поят. Вот Геращенко — крупный специалист по крепким спиртным напиткам, уважает аквавит — шведскую водку. И чтобы его перепить, немало сил надо.

Но вся еда — только после съемок. От их начала до финала я даже в туалет не хожу.

— Так за пять лет часто ли потенциальные “жертвы” отказывались от ваших визитов?

— Не могу отрицать, что такое бывает. В потребительском обществе, а у нас оно именно такое, есть мнение, что качественную услугу можно получить только за деньги. Поэтому некоторые люди опасаются за свои владения.

— За судьбой своих посадок вы следите?

— Мы изобрели такую форму, как инспекция. Приезжаем на следующий год, смотрим что и как. Многие воспринимают сделанное нами как нечто конечное. Как каменная статуя в Венеции или Флоренции. Которая, если не поливать ее соляной кислотой и не бить сильно молотком, простоит века. Наши же проекты требуют постоянного ухода и внимания.

В посадках обычно сочетаем растения неагрессивные и агрессивные. Если последние не ограничивать, то они будут расползаться и заполнять пространство. Надо полоть, поливать.

Но то, что для хозяев все бесплатно, дает нам и некоторые преимущества.

— Какие же?

— Открою секрет. Раз бесплатно — то можно поэкспериментировать с различными растениями, нетипичными для нашей полосы. К примеру, посадить рододендроны.

— А вы хозяев предупреждаете, что часть “огорода” может вымереть?

— Если я начну сыпать латинскими названиями, то никто меня не поймет. К тому же мы используем не более 10% непроверенных растений.

У Макаревича ничего не растет

— Кто же из знаменитостей оказался знатным огородником?

— Пианист Николай Петров. Что удивительно, Леонид Ярмольник. Хотя сильно подозреваю, что это заслуга его супруги Оксаны. Гарик Сукачев, казалось бы, такой персонаж, а прекрасно разбирается в растениях.

— А кому бы вы поставили “двойку”?

— У Макаревича, к сожалению, не прижились наши посадки. Свою роль сыграла глинистая почва, поливать нужно было ежедневно. Видимо, у него не было времени.

— Чей участок вызвал у вас “белую зависть”?

— У Винокуров оказалось замечательно — ни убавить, ни прибавить. Туи, розарий, бассейн, скульптура превосходного качества, замечательная планировка, абсолютно европейская. Нам пришлось отказаться от съемки у них. Ведь цель передачи — сделать лучше, чем было. А здесь все и так отлично.

— Предлагали ли вам герои приплатить за то, чтобы вы сделали им какой-то особенный проект, не как у всех?

— Если только в шутку. На днях Радзинский спросил, остались ли еще на фирме такие аквилегии, какие мы посадили у него. Когда я сказал, что остались, он вздохнул: “Жаль, значит, еще у кого-то будут”.

— Часто попадаются капризные хозяева?

— Бывает. Это их право. Говорят, что здесь хотят оставить газон или еще что-то. Мы идем навстречу. В 26 минут программы, и даже в 40, невозможно уместить переустройство всей территории. Тем более что цель программы — это игра. Мы имитируем процесс, когда в поместье собрались гости и начали перемывать кости знакомым, знакомым знакомых и т.д. Одновременно заставляем человека заниматься не своим делом.

— И как же вы заставляете?

— В ход идет обаяние женской части съемочной группы, режиссера: “Покопайте еще, пожалуйста, для кадра”. И, конечно, личный пример. На днях в болотных сапогах залезал в пруд, чтобы посадить кувшинки. А кувшинка с землей весит о-го-го!..

— Наверное, это позволяет поддерживать отличную физическую форму.

— Я толстый, этого не скрываю и не стесняюсь. Сейчас все просто помешались на фитнесе. Кто-то считает, что это так же необходимо, как чистить зубы. Я — нет.

Вот после вчерашней нагрузки думаю: то ли мне ехать по делам, то ли почитать книжку и посмотреть фильмы будущих героев. Мне же надо с ними разговаривать.

— Многие ли из ваших героев с удовольствием рыли землю?

— Жорес Алферов таскал со мной камни, Починка от лопаты было не оторвать. Он все просил: “Давайте еще что-нибудь покопаем”. Шойгу — человек занятой, и на передачу его не заманить, но мне говорили, что он любит делать что-то своими руками, так что надеюсь.

Лучше всего орать на начальника

— Собственной дачи у вас нет?

— Почему же? Есть, у мамы.

— И что там творится?

— Это английский сад в смешанном стиле. Все дизайнеры меня ругают, говорят, что вечно у меня каша. А мне нравится, когда все цветет, переплетается, валится. В нашем климате, когда тепло всего четыре месяца в году, хочется изобилия.

Не отказался бы от минимализма. Но это очень дорогое удовольствие. Скажем, сажаются два-три дерева, но очень высокого качества, каждое из которых может стоить несколько тысяч долларов. И прочие материалы — тоже только высшего сорта. Если галька, то трабзонская, такая гладкая, по 800 долларов за кубометр. Если камень, то габбро — из него, на минуточку, мавзолей сделан. Металлы — никель, хром, титан. Сами представляете, сколько они стоят.

— У вас дома есть зимний сад?

Я что, похож на нового русского? Для этого нужно отдельное помещение. Я и в программе никогда его не делал полностью, только фрагменты, если есть эркер или подходящий угол.

— У вас была замечательная задумка относительно программы про историю вещей. Времени на нее не хватает?

— Такая программа — вещь очень финансовоемкая. И отдача будет не сразу. С “Растительной жизнью” все проще. Хотя ландшафтный дизайн и не такой капитализированный рынок, как строительный. Его потребителей меньше, поскольку нужен участок, машина, чтобы туда ездить. Но и он потихоньку расширяется.

— Вы вспыльчивы?

— Да.

— И кто от этого страдает?

— Я отлично понимаю, что если очень сильно наору на своего подчиненного, то он уйдет и без работы не останется. Сейчас ведь большой рынок журналистов, продюсеров. А на обучение специалиста потрачены годы. Добродеев когда-то говорил, что если хочешь поорать, то поори на своего начальника.

— И вы начальникам выкладываете все, что о них думаете?

— Все — никогда.

— Вы убежденный холостяк?

— Пока не укрепился в силе своих убеждений как холостяк.

— Наверняка вы отлично готовите — в силу семейного положения.

— Вообще считаю, что в ресторан идти надо, когда собирается слишком много народу или если блюдо нельзя приготовить дома. Люблю баварский ресторан, где подают половину свиной ноги с капустой. Не будешь же дома несколько часов это тушить. А какие-нибудь спагетти с соусом можно и дома сделать.

— Скажите, какое вы растение?

— Не будем разводить розовые сопли. Оставим это дамским журналам.





Партнеры