Уколы судьбы

Оксана Пушкина: “Из-за лица для меня закрылись двери клубов”

26 июня 2005 в 00:00, просмотров: 394

Тихо играет фортепиано, позвякивают хрустальные подвески огромной люстры — под такой аккомпанемент мы встретились с Оксаной Пушкиной в салоне красоты. Некоторое время собеседница раздумывала, стоит ли снимать темные очки. Что и понятно — после истории с некачественными омолаживающими уколами лицо Оксаны вызывает повышенный интерес. Осторожно посмотрим — на первый взгляд ничего ужасного не заметно. Пушкина поясняет: “Загримировалась”.

Кастинг подруг

— Как чаще бывает: героини “Женского взгляда” становятся вашими подругами или, наоборот, вы приглашаете в передачу приятельниц?

— Когда шесть лет назад я вернулась в Россию из Америки, то здесь у меня не было друзей. Поэтому свое окружение я создавала сама. В него вошли героини моих программ, некоторые из которых потом стали моими подругами. Не все двести — у нас как раз на днях была двухсотая передача, — но человек двадцать—тридцать.

— Неужели за годы передачи не было недовольных героев?

— Разве что два-три случая в самом начале. Рука была не набита, профессия не то чтобы утеряна за годы в Америке, но подзабыта.

А так — мы обычно с героями договариваемся, о чем история: о “сбитом летчике” или “птице в полете”, либо о “женщине (мужчине) на перепутье”.

— Амплуа — как в театре?

— Ну да. И никаких неожиданностей для героев не бывает. На самом деле я не копаюсь в разводах, в несчастных детях, в чем меня некоторые упрекают. В целом мои истории — про то, как выжить в этом мире.

— А как вы к передачам-“клонам” относитесь?

— Одно время я переживала. Но теперь считаю, что, когда тебя копируют, это здорово! Не понимаю только тех ведущих, кому это предлагают делать... О, Надин, привет! Как дела? — вдруг подпрыгивает с кресла Оксана.

Парик для Светличной

Тишину салона тревожит появление громогласной Надежды Бабкиной, которая зашла привести себя в порядок. На голове у народной любимицы — микс из черных и красных прядей. После обмена любезностями со старой знакомой Оксана продолжает.

— По большому счету, появление похожих программ работает на меня. Потому что люди уже не смотрят, кто это ведет. Мне говорят: “Вчера видели вашу передачу про Олега Газманова”. Я про Олега не делала, но говорю: “Спасибо”. Я — стайер: сколько подобных программ исчезло из эфира, а моя по-прежнему жива.

— Круто ты попал на ТВ! — неожиданно говорит Оксана.

Оказывается, в зал выходит Надежда Бабкина со словами “Ну как?”.

Оценить предлагалось, насколько певице идет сочно-оранжевый цвет, широкая прядь которого красовалась среди основного красно-черного колора.

— Не знаю, на что поменять цвет. Красный с черным настолько энергетически мое, — жалуется Надежда.

Оксана критически морщит нос:

— Ничего так. Но ты поэкспериментируй — рыже-золотой с черным. Так о чем мы? — обращается уже ко мне.

— А вы можете своей героине или подруге сказать: “Какое у тебя отвратительное платье”?

— Я — человек искренний. Как-то пришла к Светлане Светличной на съемки, и мне не понравилось, как она выглядит. Помнила ее по “Бриллиантовой руке”, даже копировала в школьные годы ее прическу из фильма, а тут прихожу, и вместо роскошных волос — хвостик. Убедила Светлану надеть парик, сделать соответствующий макияж, после чего на экране она была просто королевой.

Конкуренция с Парфеновым

— А сколько лет вы провели в Америке?

— С 1993 года по 1998-й включительно. В 97-м вышел на Первом фильм “Возвращение Ирины Родниной”, и я еще года два моталась туда-сюда, поскольку в США у меня оставался ребенок. С переходом на НТВ я окончательно переехала в Москву и вскоре перевезла сюда сына.

— И чем вы занимались на чужбине?

— Наслаждалась жизнью и по максимуму приобретала опыт существования в чужой стране, в цивилизации, которая намного обошла нашу. Очень необходимый для жизни опыт. Я там была с сыном — муж остался в Питере. Зарабатывал деньги. А мы тратили.

— Как же он вас отпустил?

— Я ведь поехала на стажировку, сначала на несколько месяцев. А потом просто не захотела никуда ехать. У меня были большие планы с Первым каналом, с покойным Владом Листьевым. Перед отъездом мы с ним встретились на “Кинотавре”. Летом 93-го года. “Поезжай, смотри детские программы, спортивные. Это надо делать. У нас ниша свободна”. Я была парализована на неделю, когда узнала, что Влада убили. Тогда я сказала себе: “В Питер не хочу возвращаться, поскольку Пятый канал былую славу утерял, разваливался”.

— А на ОРТ вас еще не ждали?

— Я же с Пятого канала ушла в частную компанию “Шестой канал — Санкт-Петербург”. Они меня и послали в Сан-Франциско. До отъезда я делала программу “Госпожа Удача”, которая раз в месяц выходила в студии “Эксперимент” на ОРТ. Мы работали на пару с Парфеновым — он в те годы делал “Портрет на фоне”, и мы достаточно серьезно конкурировали. Но, к сожалению, не в мою пользу.

— Вот пригрели вас на первой кнопке. Как получилось, что вы ушли на другой канал?

— Сейчас уже сложно вспомнить о начале передряг. Но почему-то до сих пор хожу с обидой в душе. Знаю, и у руководства Первого канала остались ко мне претензии.

— Со сменой канала для вас что-то поменялось?

— Поменялось все абсолютно. Поначалу была полная свобода. Да и сейчас — в ответе за свои ошибки только я. Если я оступлюсь…

— А как вы можете оступиться?

— Мы, телевизионщики, все равно так или иначе выполняем идеологическую функцию. Несколько лет назад у меня была такая история на ОРТ. Тогда велась активная борьба против мэра Москвы: его изо всех сил поливал Сергей Доренко. А в моем цикле вышла безобидная программа про Аниту Цой, в которой принимал участие, естественно, и ее муж, пресс-секретарь мэра. Говорили мы о женских пустяках... Через день после эфира я уже была на ковре у Игоря Шабдурасулова (тогда гендиректор ОРТ. — Авт.). “Ты что, не соображаешь? Нельзя ж против ветра…”

“Спермотоксикоз сын переживает в воде”

— Как ваш сын прошел акклиматизацию в России?

— Для него переезд был культурным шоком. Когда мы вернулись сюда, ему было 11 лет. Серьезной травмой стало вхождение в советскую школу… Потом, к счастью, мы перешли в экстернат, когда Тема занялся серьезно спортом. И это стало спасением: невозможно было объяснить ему некоторые вещи, которые закладывались в другой цивилизации. К примеру, он до сих пор переспрашивает о значении некоторых слов. К примеру, что такое землянка.

— Тема продолжает заниматься спортом?

— Он плавает в сборной Москвы. Рада, что у нас спермотоксикоз в воде, и сын не глушит его наркотиками, куревом или вином. Или ночными клубами. Недавно делала программу про Сашу Попова. И спросила: “Саша, нам 17 лет, девочки нравятся, но никаких отношений нет”. Саша сказал: “И у меня не было. Потому что наслаждение мне тогда доставляла вода. А девочки еще будут”. Это меня очень вдохновило, сказала сыну: “Тема, ты на правильном пути”.

— На какое мужское плечо вы опираетесь?

— На мужа, на сына. С мужем не разошлась, хотя могла бы. Очень сложно было жить на две страны. Сейчас муж то в Питере, то здесь — у него бизнес такой.

Инъекции красоты перевернули жизнь

— Хотя вы и называете себя скорым поездом, наверняка делаете остановки?

— Летом. Сейчас с нетерпением жду поездки в Америку. Увы, в этот раз она будет связана с бесконечными консультациями с врачами по поводу злополучных “уколов красоты”, которые мне сделали год назад. К сожалению, содержимое шприца оказалось некачественным. В результате страдает мое здоровье. В течение лета хирурги решат, когда и где мне делать операцию.

— Вы не пожалели, что рассказали всем о том, что вам испортили лицо?

— Я еще только начала рассказывать. Врачи предупредили, что это борьба с ветряными мельницами, поскольку дело имею с хорошо организованной преступностью.

— Не страшно теперь ходить в салоны?

— Страшно. Поэтому все проверяю, спрашиваю у косметологов, изучаю аннотации. Заботиться о себе — одна из составляющих моей профессии — надо поддерживать статус звезды.

Занимаюсь каждый день физкультурой. Но последний год в клуб хожу мало, приобрела все необходимое домой — из-за проблем на лице. Какой бы ни был элитный клуб, там всегда есть плохо воспитанные девушки, которые беспардонно разглядывают публичных людей.

— А как еще вы поддерживаете этот самый статус кроме как физическими нагрузками и визитами в салоны красоты?

— Модные вещи, достойные машины, удобная квартира. Обязательно в центре, — Оксана состроила гримаску. — Но отношусь к этому с иронией. К тому же я абсолютный урбанист, не дачница, поэтому загородные дома меня не интересуют. Мое — души людские.



    Партнеры