Заводной апельсин

Доминик ДЖОКЕР: “Наша “Банда” уходит со сцены”

10 июля 2005 в 00:00, просмотров: 533

Они не были победителями “Фабрики”. Но их песни в хит-парадах упрямо входят в десятку и подбираются все ближе к заветным первым местам. Продюсеры смотрели на них искоса, хотя и с искренним любопытством. Но первый же их альбом оказался очень успешным. Они называют себя “Бандой”, но в трио отвязных парней — Тимати, Ратмира и Доминика — удачно вписывается изящная Настя Кочеткова.

Сами ребята теперь мечтают, чтобы, глядя на них, вспоминали не “Фабрику”, а название их группы. Именно группы, потому что лидера в коллективе нет. Есть, правда, собственный композитор — 27-летний Доминик Джокер, а в миру Саша, который сделал хиты не одной звезде шоу-биза. Его мы и расспросили, как живется экс-“фабрикантам” через год после ухода “в мир”.

Будущий муж президента

— Как у нас дела? Да, по-моему, неплохо. Пишем второй альбом. По этой причине, но и не только, “Банда” сейчас объявляет мораторий на концертную деятельность. Надеюсь, пауза в выступлениях продлится недолго. Кроме того, я скоро женюсь. Но я бы не хотел много на эту тему говорить. Не хочу делать популярность на личной жизни. Да и, честно говоря, просто боюсь сглазить. Могу лишь сказать, что невесту зовут Альбина.

— Расскажи хотя бы, как вы познакомились?

— Самым обычным образом — благодаря друзьям из общей компании. Знакомы уже год.

— А кто твои друзья?

— Я общаюсь в основном в своем кружке, то есть в “Банде”. И пожалуй, с нашими “фабрикантами”, с кем мы ездим на гастроли, — с Титовым, Зацепиным. Стасик Пьеха с Ксюхой Лариной у других продюсеров, их мы видим не так часто. Недавно Стасика встретил в самолете — он такой чудной!.. С Никитосом Малининым, естественно, общаемся. В последнее время все больше с Иркой Дубцовой находим общий язык.

— И каково им живется?

— Да, по-моему, нормально. Антон Зацепин пишет свой альбом, в личном у него вроде неплохо, несмотря на развод. У Ратмира со своей половинкой все хорошо, у Тима, понятно, всегда все было постоянно и остается все так же.

Настюха Кочеткова тоже будет выходить замуж. Это в принципе не секрет — она общается с режиссером Резо Гигинейшвили. Он наш большой приятель, друг Федора Бондарчука, снимал недавно клип Алексы. В общем, нам везет на вторые половинки.

— То есть ты одобряешь выбор друзей?

— Полностью. Наши с Ратмиром девушки дружат между собой. Недавно сюрприз сделали: приехали к нам в Питер ночью на автомобиле. Я лег спать. Вдруг слышу: стук. Ну, думаю, опять фанатки — приготовился резко открывать. Берусь за ручку и смотрю: стоит Ратмир, а с ним Марина с моей Альбиной. У меня возникла версия, что они приехали нас проверить, но она не оправдала себя: они просто соскучились и хотели сделать нам приятное.

— Когда ты впервые увидел Альбину, что тебя в ней привлекло?

— Да все. Понятно, что моя вторая половина — красивая, умная и умеет поддержать разговор не только о высоких каблуках или новинках от дизайнера. Учится на политолога. Так что, можно сказать, я пригрел на своей груди будущего президента...

Перераскрутка “фабрикантов”

— Прошло уже больше года с тех пор, как вы вышли из “Фабрики”. Можешь вспомнить, что там для тебя было самым трудным?

— Самым трудным было не курить — нам запрещали. А еще не обращать внимания на сирены, которыми нас по утрам будили. Правда, скоро мы приучили себя не реагировать. И, когда ее включали, нам только снилось, что объявлено предупреждение об эвакуации. Тогда они шли на крайние меры: включали десять раз подряд какую-нибудь ненавистную песню. Это действовало безотказно.

— Как ты считаешь, почему вам так удачно удалось подняться несмотря на то, что вы не победили? Ведь многие так и остались в “забытьи”...

— Нам просто повезло, что никто из “фабричных” продюсеров не относился к нам серьезно. Ну бегают там два клоуна — Ратмир и Тимати, пусть себе бегают. Поэтому никто нам не ставил палки в колеса. До последнего все боялись: пойдет ли альбом? Его под опеку брали для экзотики. Кстати, Игорь Яковлевич (Крутой. — Авт.) очень падок на эксперименты. Только он мог взять к себе таких, как мы. А когда стали покупать диски, вышло, что это очень даже удачный проект.

Кроме того, успех к нам пришел благодаря грамотной раскрутке. Мы не столкнулись, как некоторые бывшие “фабриканты”, с явлением перераскрутки. Нас не брали на одно радио, на другое. И в итоге мы только выиграли.

— Группа “Банда” уже обособилась от “Фабрики”?

— Сейчас мы еще идем по инерции от “Фабрики”. Но мне очень хочется, чтобы нас уже не ассоциировали с проектом. Сегодня, кстати, был приятный момент. Я забежал в магазин с другом, позвонил жене, спросил, что купить к чаю. А когда мы садились в машину, приятель мне и говорит: “Слышал? Там две девочки тебя узнали и перешептывались: “Это тот, который из группы “Банда”?” А раньше бы спросили: “Ты не помнишь, с какой он “Фабрики”?”

— А чем все вы занимались до того, как на ТВ попали?

— Я работал в группе “Дважды два” под именем Апельсин. Настя и Тима работали вместе и были самыми модными промоутерами клубной жизни в Москве: организовывали свои хип-хоп вечеринки, устраивали собственные концерты, были участниками одной группы и записывались вместе. Я с ними тогда тоже общался. Потом мы пришли на кастинг — и нас всех отобрали. Там и с Ратмиром познакомились.

— Ты ведь не только поешь, но еще и музыку пишешь. Кого же твое творчество сделало звездами?

— Не знаю, как насчет “сделало” — они и до меня популярны были. Вот сейчас, например, закончил трек для “Отпетых мошенников”, “Лето” называется, и песню для группы “Сливки”.

Кочеткова не может петь

— Получается, что ваша “Банда” довольно давно знакома. Не надоели еще друг другу? Не ссоритесь?

— Очень редко. (В этот момент девушка Доминика сообщает ему, что песня “Лето” заняла 8-е место в телехит-параде.) — Здорово! И это только первая неделя, я доволен, — улыбается парень. — Так вот, мы можем поссориться из-за творческих моментов. Ведь я пишу песни, а Тима у нас за слова ответственный.

Ссоры пустяковые. Например, я прихожу в студию, а там уже все на месте. Я интересуюсь, кто будет сидеть около окошка. Настя сразу говорит: “Я, конечно, — я же девочка!” Если ссоримся, могу сказать: “Не хочешь говорить со мной — поговори с моей рукой”. Но чаще всего конфликты бывают из-за нервных срывов, перенапряжения. Если я пошлю далеко Ратмира, то на следующий день он мне об этом уже не напомнит — только в шутку.

— У вас всех, наверное, характеры очень разные?

Конечно. Настя любит резать правду-матку, да так, что ей потом бывает стыдно за излишнюю откровенность. Но зато она не лицемерка — и это хорошее качество. Мы ее оберегаем и стараемся не нервировать. Она у нас, правда, приболела сейчас — на концерте во время исполнения песни резко запрокинула голову и растянула связки. Но я у нее сегодня был, мы поболтали — вроде уже неплохо себя чувствует. С этим, кстати, отчасти связан тот факт, что мы временно прекращаем концерты. Ну не можем же мы без такой участницы петь?

Ратмир у нас спокойный, его трудно вывести из себя. Тима — мудрый, никогда не лезет в конфликты. Я бываю жестким.

Зеленая Дубцова

— Группа “Банда” живет только заработками за счет концертов?

— Нет, к сожалению. У нас есть свой бизнес: доля в одном из московских клубов и в бутике “е-life”. Кроме того, сейчас идут переговоры о создании моей линии одежды. Этот бизнес позволяет нам продолжать заниматься тем, что мы делаем. Но мне бы очень хотелось, чтобы когда-нибудь мы занимались не бизнесом, а только тем, что нам нравится. Хочется дожить до такого времени, когда будем зарабатывать с продаж альбома, а даже не на участии в концертах и заказниках.

— Заказники? Неужели под хип-хоп колбасятся крутые дядьки?

— Еще как! Ведь наша аудитория — это не только молодежь. В основном это дети и взрослые за тридцать, занимающие какую-то высокую должность.

— Ты одеваешься в своем магазине?

— Я покупаю вещи абсолютно разных марок. Правда, качественных. Единственный раз был на Черкизовском рынке, приобретал 50 маек для того, чтобы их модернизировать, вырезать в них дырки и так далее. Уродовать дорогие майки из бутика как-то рука не поворачивается.

— Слышала, что “Банда” установила довольно жесткий райдер: номер люкс, бизнес-класс в самолете. Вы настолько круты?

— Многим может показаться, что у группы звездная болезнь, но это не так. Я не спорю, что когда-то страдал ею, и из-за этого мне пришлось уйти из коллектива “Дважды два” — у меня сносило крышу, и я остановился, не смог расти дальше, пока не превратился в битого летчика. Сейчас у меня все нормально с этим.

Что же касается райдера — просто поездки очень утомляют. И нам хочется, если уж мы в самолете, нормально поспать. Или, приехав в гостиницу, расслабиться. Мы проводим в этих гостиницах львиную часть своего времени. Почему мы должны жить в закутках с тараканами и туалетом в коридоре? Мне тоже хочется спать, принимать душ в комфорте.

— Слышала, что недавно на гастролях в Ялте чуть ли не половина “фабрикантов” слегла…

— Да, ребята отравились. Зацепин и Дубцова были зелеными, а Настя вообще синяя. Я им вызвал “скорую”, их даже под капельницу поместили. Оказалось, что они съели местное буррито. Каково им было, я понял, когда навестил Зацепина. Он лежал и смотрел канал “Дискавери” на немецком. И говорит мне: “Сделай погромче — не слышно”. Это сказал Зацепин, который знает только плохой русский. После этого я не стал у него ничего спрашивать, а потихоньку удалился.



Партнеры