Маша from Russia

Мария ШАРАПОВА: “Я не знаю человека, который мог бы меня сломать”

17 июля 2005 в 00:00, просмотров: 248

Фотоаппарат, как назло, заело — и в такой редкий счастливый момент! Я уже стояла в обнимку с Машей Шараповой в пресс-центре Уимблдона, мог получиться отличный кадр... От досады плакать хотелось. И к тому же стыдно до ужаса. Но Маша вдруг совершенно спокойно, без всякого пафоса берет мою несчастную “мыльницу”, старенькую, но любимую, и тоже пытается щелкнуть. Не получается!

— Да, это не “Кэнон”, — сочувственно заметила она, как-то даже по-товарищески.

К счастью, у коллеги из “Теннис+” Натальи Быкановой был человеческий цифровик, и снимок все-таки удался. Только вот увижу его теперь не скоро — осенью, на Кубке Кремля в Москве, где Маша будет играть впервые.


С этой минуты я увидела в Маше живого человека. До этого воспринимала ее исключительно как лицо бесчисленных компаний и все понять не могла, почему она так упорно не отказывается от российского гражданства, живя в Америке. Кто-то объяснял, что дело в налогах, на которых она якобы экономит, потому как в нашем государстве они ниже. Кто-то опровергал эту мысль рядом других потерь — в частности, множества контрактов с американскими фирмами. В общем, наша Маша была как-то бесконечно далека и непонятна. А тут что-то растаяло в душе. Не будь она суперзвездой, назвала бы ее просто — отличной девчонкой. А гражданство не меняет потому, что не хочет. И музыку любит нашу.

— Так радуюсь, когда мне дарят русские диски! — призналась она.

Через несколько часов Маша должна была улетать. И стало грустно: только что она проиграла полуфинал Винус Уильямс, а у меня буквально по кадрам прокручивался этот день. Можно сказать, удалось прожить его рядом с Шараповой и своими глазами увидеть, как работает ее команда: папа Юрий, массажист Анатолий Глебов и несколько помощников. Личная команда для игрока такого класса — первое дело.

Предатель “дриззл”

Подъем, как выяснилось, не слишком ранний. Перед игрой главное — как следует выспаться. Красивый коттедж, который сняла Шарапова, совсем недалеко от корта, так что нет никаких проблем с лондонским траффиком. Чистый воздух, правильный завтрак, свежевыжатый сок.

— Знаете, Маша, все заметили, что вы стали отлично выглядеть. В прошлом году у вас вроде были проблемы с кожей, а сейчас все безупречно.

— Это во многом заслуга Глебова. Он очень грамотно подбирает мне витамины и контролирует питание. Ничего не ем, не посоветовавшись с ним. Поэтому и результат, как говорится, налицо.

Самое противное тут — липкий “дриззл”. Такой мелкий противный дождик, зависший в воздухе. От него даже волосы не намокают. Однако матчи из-за него отменяются только так. В том числе полуфинальные и финальные. Слишком опасно играть на мокрой траве. А англичане так прикипели к своим традициям, что ни в какую не соглашаются сделать человеческий тент хотя бы над Центральным кортом. Так что организаторы вечно подвергают зрителей опасности лишиться оплаченного зрелища. Да и вообще, турнир может сдвинуться в сроках, и, если вы взяли слишком ранний обратный авиабилет, можете попросту лишиться главного матча.

День женских полуфиналов был именно таким. Дурацким. И первый полуфинал между Дэвенпорт и Моресмо безбожно сдвигали час за часом. Причем сначала девушкам сказали, что они будут играть на Центральном корте. Потом стало ясно, что на Первом. А это тоже вопрос престижа, и Дэвенпорт, как первой ракетке, могло стать обидно. Моресмо вообще сдулась. Она хоть с виду и крепкая, на самом деле очень чувствительная, и к моменту, когда наконец объявили матч, была уже совершенно измотанной.

Маше в этом смысле повезло больше. По сути, она вышла на корт примерно в то время, которое предполагалось. А что касается подлого “дриззла”...

— Внутренне я совершенно не предчувствовала неудачи. И вообще была абсолютно спокойна, — рассказывала она потом. — Да и какой смысл нервничать из-за этого дождика? Это же совершенно естественная, можно сказать, неотъемлемая часть Уимблдона. И выбить меня из колеи она уж никак не могла.

Клубничный холм Уимблдона

Уимблдон на самом деле особый мир. Это огромный лаун-теннисный клуб с лабиринтом зеленых кортов. Со всех сторон он окружен высоченным забором, причем сверху колючая проволока под напряжением. И оказаться внутри, ощутить клубничный дух теннисного праздника можно только в дни Открытого чемпионата Англии. Когда специальная лужайка для пикников — симпатичный холмик — заполняется людьми, как живописная трибуна. Даже ягодке негде упасть. А напротив — огромный экран, и можно смотреть главные матчи, поедая чипсы, мороженое или клубнику, а заодно попивая свежее пиво, чай со льдом или удивительный местный коктейль — уникальный ликер, шампанское и куча нарезанных овощей и фруктов: огурцы, клубника, киви... В общем, прохлада для души!

Скучать тут невозможно. Ты бродишь в толпе теннисных поклонников, тетушек в шляпках и жизнерадостной молодежи. И вскоре дуреешь от этой зелени с редкими голубыми и розовыми пятнышками местных цветов.

Алгебра для зарядки

Ищу в этом лабиринте тренировочные корты. Это совершенно отдельная территория, с отдельной охраной. Время к 14.00. Маша уже несколько часов тут разминается. В белой маечке и черных трениках до колен.

Папа и массажист ассистируют ей и как спарринг-партнеры. Переговариваются, смеются. Как будто не нервничают совсем перед предстоящим матчем. Даже подбадривают игроков на соседнем корте, которые просто занимаются тут как члены клуба.

У Винус мандраж намного больше. И, хотя она в тонусе, чувствуется, что каждый нерв натянут, как струна теннисной ракетки.

Предсказать, кто из этих двух суперзвезд победит, совершенно невозможно. Но в букмекерских конторах ставят на беленькую.

Если не знать, когда начнется матч, то трудно контролировать нагрузку. Надо и разогреться, и не перетренироваться. А главное — не перегореть, как Моресмо.

— Скажите, Маша, отличается сейчас ваше настроение от прошлогоднего?

— Очень сильно отличается. Тогда я после каждого круга радовалась, как маленькая девочка. И когда прошла в полуфинал — это было настоящее счастье. А сейчас я чувствую, что просто нахожусь на том месте, где и должна. И понимаю, что теперь от меня ждут только победы.

— Это давит на психику?

— Да нет, не давит. Просто хочется соответствовать своему уровню.

— Боитесь разочаровать поклонников?

— Иногда это неизбежно происходит. Спорт есть спорт, тем более такой, как теннис. Когда даже городов, в которых играешь, половину не видишь. Просто не успеваешь, потому что, пока играешь, концентрируешься на турнире, как только отыграешь — надо улетать.

— Ну а хотя бы Лондон за две недели увидеть удалось?

— Даже глазком на него не взглянула, ни разу. Времени не было. Мы же тут живем, в Уимблдоне. До центра далеко. А уезжать и отвлекаться опасно. Можно утратить концентрацию.

— А вечером-то? Хоть вечером можно немного отдохнуть, отвлечься, слегка развлечься?

— Можно. Я даже книжку упорно пытаюсь прочесть.

— Какую, если не секрет?

— Интересную. Только названия не помню. Помню только, что остановилась, кажется, на 10-й странице.

— Ну а кроме книжки?

— Алгеброй иногда занимаюсь, отлично отвлекает от теннисных проблем. И для мозгов хорошая зарядка.

— Так вот и живете — сплошной цейтнот? Завтрак — тренировка — обед — тренировка — ужин — алгебра?

— На турнирах да. Но я ведь знаю, ради чего. Иначе результатов не добьешься.

График Машиных турниров составляется очень продуманно. Так, чтобы и сил хватило, и времени — на те же съемки по рекламным контрактам. И на то, чтобы хоть иногда в театр сходить или на концерт. Или на тот же любимый шопинг. А чтобы не узнали, Маша даже парик надевает черный, шляпу с полями и огромные солнечные очки. Но ее все равно узнают: такую красоту не спрячешь...

Мобильник с голосом Шараповой

...А вечером она все-таки проиграла.

— Обидно — не то слово, — признается Шарапова. — Но, если честно, я сама не знаю, что произошло.

— Как же ваше невероятное умение концентрироваться в сложнейших ситуациях и выигрывать?

— У Винус, знаете ли, тоже это умение есть. И она была просто великолепна. У меня получилось хуже. Что ж, бывает.

— Главное, скажите: морально вас эта ситуация не сломала?

— Меня?! Я не знаю человека, который мог бы меня сломать. Я крепкая.

— Маша, как же громко вы кричите во время матчей — это чтобы соперницу напугать или просто от эмоций?

— Конечно, от эмоций. Их столько накипает, а когда выплескиваешь — становится легче.

— Вы знаете, что все газеты мира этот ваш крик обсуждают? Даже телефонный звонок уже такой придумали и с вашего голоса записали?

— Надо же, не знала... Впрочем, я почти не читаю прессу. Иногда про меня такие глупости пишут, что даже не смешно. И пусть себе пишут, мне не жалко!


Редакция благодарит компанию “4ever4event” за помощь в организации командировки нашего корреспондента (www.4ever4event.ru, тел.+7-095-223-34-58)



Партнеры