Дочь своего “Времени”

Арина ШАРАПОВА: “Ощущение абсолютного счастья дают только магазины”

17 июля 2005 в 00:00, просмотров: 289

Ватную тишину гримерки “Доброго утра” разрывает мелодия “Хорошо живет на свете Винни-Пух…” — так звонит мобильный телефон Арины Шараповой. Но хозяйка голосистого аппарата появляется только минут через пять, освободившись после съемок “Доброго утра”. “Это друзья постарались, — оправдывается Арина. — А как поменять — не знаю. У меня еще есть мелодия “А сейчас будет говорить генералиссимус Советского Союза товарищ Сталин”. В общественных местах производит фурор”.

Сон в прямом эфире

— Как ваше утро начинается, если вы не ведете эфир?

— Обычно с выгула собак, которых у нас две штуки. Полгода назад они, одна за другой, пришли к нам на дачу, и с тех самых пор мы не спим по утрам.

— А как же мужская половина вашей семьи — сын с мужем? Неужели у вас нет “дежурства” по собакам?

— Получается, что я раньше всех встаю — часов в шесть-полседьмого. Просто чувствую, что собак нужно вытащить на улицу. Потом могу опять лечь спать.

— Какой эфир вам дался сложнее всего? Не только в “Утре”, но и в “Вестях”, и во “Времени”, где вы работали?

— Когда были выборы президента и в Думу, я вела по четыре часа прямые эфиры. Это было не то что тяжело, но на самом высоком эмоциональном подъеме. Я встретила людей, которых очень давно не видела, — в силу того, что отошла от политической сферы. Хотелось поговорить не только о выборах.

— Не возникло желания вернуться к работе в информации?

— Меня эфир на Первом канале, в котором сейчас нахожусь, устраивает. Мне нравится, что я могу часто улыбаться, в отличие от моих коллег, которые в новостях работают: постоянные аварии, насилие... Хотя интереснее новостей, пожалуй, ничего нет.

— А смешинка на вас в прямом эфире нападала?

— Такого за мной не водится. Правда, один раз было очень забавно. Я заснула в “Утре” — на долю секунды, меня вовремя разбудили, — но заснула.

— Некоторое время назад вы работали на региональном телевидении. Как вас туда занесло?

— У меня не было работы, надо было на что-то жить. Поэтому когда покойный Александр Лебедь меня пригласил в Сибирь, согласилась. И не пожалела — я же работала, не потеряла профессиональной формы.

Нравится все вредное

— Отпуск вы с мужем вместе проводите или отдыхаете друг от друга?

— Конечно, вместе. Если отдыхаем зимой — то предпочитаем горнолыжные курорты. Но почему-то сейчас, летом, мне вспоминаются белые склоны и падающие мне на щеки снежинки.

— На лыжах вы хорошо стоите?

— Сейчас хорошо. А когда первый раз встала на лыжи, думала, что больше никогда на них не буду кататься. Муж уже спустился со склона и ждал меня внизу, потом стал говорить всякие слова, минут через тридцать я дождалась жестких выражений. И правильно — тогда поняла: надо что-то делать, и скатилась вниз. На следующий день мы ехали на фуникулере, и я услышала, как какой-то англичанин ужасно ругает свою английскую жену, как меня — мой муж. Она даже ревела.

— Гонки на выживание, которыми вы увлекались, — в прошлом?

— Сейчас не хочу ни в каких гонках участвовать — надо поберечь себя. В 90-е эти гонки наш приятель устраивал. Сначала мы приходили просто посмотреть, а потом я села за руль, и у меня получилось.

— Кроме лыж как еще свой организм нагружаете?

— Аэробика, бассейн, с тренером занимаюсь. В спортклубе провожу два-три часа пару раз в неделю, обязательно бываю там в бане. Выходишь оттуда новым человеком и думаешь: “Что же с тобой было три часа назад?”

— А едите вы “здоровую” пищу?

— Диеты просто ненавижу. Но стараюсь есть поменьше сладкого, копченого — того, что, я точно знаю, наносит колоссальный вред организму, но что я очень люблю. Сейчас я, пожалуй, съела бы кусочек мягкого белого хлеба, — мечтательно произнесла Арина. — Но воздержусь и заменю его бездрожжевым лавашем.

— Сами что-то печете–жарите?

— Терпеть не могу печь пироги. Люблю готовить борщ, мясо, недавно делала жареную картошку с грибами, которые мы сами собирали в лесу. Но картошку я мужественно не съела.

— За грибами вы устраивали выезд в лес?

— Собирали около нашей дачи. Мы там иногда живем. И мне, и мужу, и сыну с женой это очень нравится.

— Внуком вас еще не порадовали?

— Мне очень хочется, но у детей свои планы.

— Чем сын занимается?

— Данила — продюсер “Вокруг света”. Вообще у него замечательная карьерная история. В 14 лет он пек гамбургеры на Мальте, там же строил дома, после работал на MTV, на “Эхе Москвы” и потом пришел в “Вокруг света”.

Снова пустой холодильник

— На что вам деньги жалко тратить?

— Пожалуй, на тряпки. Мода нас заставляет постоянно что-то покупать, одно время я поддавалась этому ажиотажу. Сейчас — не очень. Но прогулка по магазинам — колоссальное удовольствие. Не факт, что ты что-то купишь. Главное — все перемерить, посидеть в кафе — с кем-нибудь встретиться, поболтать и после этого уйти с ощущением, что ты сделала в этой жизни все.

Еще я перестала тратить большие деньги на еду.

— Семья согласна?

— Вполне. У всех был такой синдром после голодных 90-х, что надо есть, есть, есть. И холодильник должен быть совершенно полным. И все толстели — вкусно же. Потом все прошло, и холодильник стал примерно таким же пустым, как и в советское время. И, как выясняется, этого хватает. И про запас ничего не надо приобретать. Хотя правильные хозяйки закупают продукты на неделю.

— А вы?

— Я стараюсь, но это оказывается необязательно. На месяц могу запастись бытовой химией, всякими порошками. Этого покупаю много, потому что люблю чистоту.

— Вы сами ее наводите?

— Иногда сама, иногда ко мне приходят и помогают.

Долой черные вещи!

— У вас есть любимый цвет?

— Сейчас нет. Когда-то носила много черного. А потом поняла, что это неправильно, и просто выкинула все черные вещи из гардероба. Получилось забавно — даже когда мне был нужен черный вечерний наряд, его не оказалось.

— Вы вещи как носите — не вылезая из любимых или стараетесь выгуливать все равномерно?

— Заставляю себя носить все, что покупаю. В день могу сменить пару туалетов — это приятно. Хотя есть некоторые вещи, которые хотелось бы надевать чаще.

— Муж может вам сказать: “Как тебе не идет это платье”?

— Мне такие вещи чаще сын подсказывает. Данила говорит: “Что ты надела, давай переодевайся!”. У сына очень хороший вкус.

— Как поживает ваша диссертация?

— Я ее наконец защитила и стала кандидатом социологических наук. Я писала про телевидение, в основном про отечественное.

— А не было отношения к вашей работе как к капризу телеведущей, а не как к серьезному исследованию?

— Некоторые профессора даже приходить на защиту не хотели, будучи уверены, что это блеф. Потом пришли и, кажется, не пожалели. Защита длилась три с половиной часа. Сначала я не могла там и рта открыть, хотя могу выступать на многомиллионную публику.

Бывшие мужья забыты

— Разводы с первым и вторым мужем — Сергеем Аллилуевым и Кириллом Легатом — тяжело вам дались?

— Не хочу даже вспоминать об этом.

— А неприятности долго переживаете?

— Долго. Все прокручиваю, думаю. Поэтому в совершенстве изучила и цветотерапию, и другие способы борьбы с хандрой.

— Обиды долго помните?

— Что вы! Стараюсь людей прощать. Говорят, от этого не будет язвенной болезни.

— А давняя история с Доренко, когда он пришел во “Время” и сказал, что теперь его будет вести он?

— Знаете, я его потом к себе в передачу на ТВ-6 приглашала, когда у него были неприятности с мэрией. Все, что ни делается, все к лучшему.






Партнеры