Сам себе каскадер

Алексей Лысенков: “Придумываю разные авантюры от старости”

21 августа 2005 в 00:00, просмотров: 266

“Сам себе режиссер” Алексей Лысенков не любит долго спать, вспоминать о разводе со второй супругой певицей Сабиной и отмечать юбилеи. Вот, к примеру, в этом году стукнуло двадцать лет, как Алексей впервые появился на телевидении. Торжества по случаю круглой даты Лысенков зажал — говорит, что попросту забыл и подводить какие-то итоги не хочется: жизнь только начинается. Подробности холостяцких будней — из первых уст.

Cъемки приходилось подделывать

— Не возникло ли у вас после долгих лет “сам себе режиссерства” отвращения к видеокамере?

— Ничуть. В старости будет что вспомнить. И для преемственности поколений полезно: мой папа тоже снимал на камеру. Хотя я больше люблю фотоаппарат: листать фотографии легче, чем смотреть видео.

— Поток кассет, приходящих на передачу, не иссякает?

— Вовсе нет. Кстати, у нас, как у фермеров, материалы приходят сезонно. Сейчас — спад. Лето, все отдыхают. Вот осенью вернутся из отпусков, будут ходить друг к другу в гости, смотреть видео и говорить: “Что вы не отошлете? Как смешно!” Зимой у нас опять спад. А весной — урожай.

— В “не сезон” самим сюжеты доснимать приходится?

— Этим приходилось заниматься только в самом начале, больше десяти лет назад. Я тогда сам и сюжеты снимал, и озвучивал, и посылки бегал на почту отправлять — тогда мы кассеты обратно отсылали. Сейчас съемку мы назад не возвращаем.

— Известные люди вам свои сюжеты присылают?

— Скорее передают (смеется). “Блатные” съемки у нас редко, но бывают. Кстати, выиграл подобный сюжет только один раз. Приз получил внук какого-то режиссера.

— По содержанию сюжеты за 13 лет поменялись?

— По большому счету — нет. Люди так же рожают детей, так же ухаживают за своими домашними питомцами, так же смешно напиваются, обжигаясь, едят шашлык, так же носят невест на руках и роняют их. Понятно, что поменялись одежда, дома, машины. По нашей программе можно прогресс человечества отслеживать: мобильники, ноутбуки.

“Пустое место — это я”

— У вас есть собственный трюк для рубрики “Слабо!”?

— Есть. Я его в одной передаче у Миши Ширвиндта показывал. Ему надо было сделать интервью со звездой и каким-то ее умением, а я у Миши — как скорая помощь. Мы с ним много лет назад подружились, Александр Анатольевич Ширвиндт в Щукинском училище был моим преподавателем. Если некого посадить в жюри “Дог-шоу”, то Миша звонит мне и говорит: “Леша, у меня пустое место”. Я сразу понимаю, что “пустое место” — это я.

Так вот, в одной из его передач я демонстрировал каскадерский трюк — крутил машину через крышу.

— На “слабо” вас взять можно?

— Получается, что да. Как-то прыгал с тарзанки в парке Горького. Нам для заставки нужен был кадр “сам себе режиссер летит”. Валдис Пельш тогда был директором по пиару только-только открывшейся тарзанки. Позвонил ему и попросил организовать, хотя жутко боялся высоты.

— Зачем вам, интеллигентному человеку в очках, экстремальный спорт? В жизни не хватает адреналина?

— Не хватает. Меня пугает старость. Поэтому стараюсь максимально молодиться, придумываю сам себе авантюры. Вот недавно вернулся из поездки “Москва — Сочи” автостопом, каждый час выходил в эфир радио и рассказывал о своих приключениях.

— Как еще молодитесь?

— В двенадцать ночи могу — не поверите — на дискотеку собраться.

— Один?

— Почему же один? Кто же так ходит? В одиночку ходят, когда познакомиться хотят. А мне есть с кем сходить.

— Среди ваших увлечений покер значится. Много денег выигрывали?

— Мы с друзьями по маленькой играем. Это вообще не принципиально. Это игра ради общения. Я бы сказал, карточно-актерская игра с приколами, подтруниваниями. Кстати, некоторые актеры играют не очень хорошо — все эмоции на лице, и сразу понятно, какая у них карта.

— А женщины тоже играют?

— У нас чисто мужская компания. Но если появится женщина — милости просим. Хотя это значительно ограничит возможности нашей словесной пикировки.

Хронический банкрот

— Каково чувствовать себя отцом взрослой дочери, ведь Настя уже студентка?

— Только сейчас понял, что имел в виду Грибоедов, написав: “Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом”. И это притом что мы с дочкой очень дружим, говорим на разные темы. Настя поступила в Щукинское училище, хотя я надеялся, что она не пойдет в актрисы.

Сыну Николаю пять лет (от второго брака. — Авт.). Разница у детей большая, но я сделал хитрый ход: моя дочь является крестной матерью своего сводного брата — так я их еще больше повязал. Надеюсь, скоро мы все втроем поедем куда-нибудь на море погреть пузо.

— Кроме шоу-мэнства и телевидения, каким-нибудь бизнесом зарабатываете?

— Два раза открывал собственное дело, два раза прогорел. И понял, что это не мое. Занимался собственным ресторанчиком — удачно прогорел, попались непорядочные партнеры. Потом открыл фирму, которая поставками одежды занималась. И тут кризис грянул. После этого решил, что хватит. Мне можно только фирму по банкротству фирм открывать.

— Из того, что не купишь за деньги, о чем мечтаете?

— В кино сняться у хорошего режиссера. Поработал бы с Федей Бондарчуком. Видел, как он работает, — просто находился рядом. (Бондарчук снимал клип для второй жены Алексея, Сабины. — Авт.) Снялся бы у Володи Хотиненко — он мне обещал много лет назад хотя бы эпизод. Я согласен на все: пусть даже утонувший водолаз в “72 метрах”, даже в шлеме, когда лица не видно.

— Пылкие поклонницы вас преследуют?

— Бог миловал. Видимо, это связано с тем, что я плохо пою. Поклонницы в основном у тех, кто поет. А я пою только в двух случаях — в машине за рулем и когда у меня дома гости, поздний вечер, и мне хочется, чтоб они разошлись.

— Вы человек раздражительный?

— Я вообще долго терплю. Если что-то идет не так, то я долго терплю в надежде, что все исправится. Обычно срабатывает “он не видит, можно и дальше продолжать в том же духе”. Наступает точка кипения, и меня прорывает. Это и работы, и жизни касается.




    Партнеры