Брошенная кукла

Таня Терешина: “В “Hi-Fi” мне не давали петь из-за нефотогеничных щечек”

6 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 810

Похоже, смена солистов в популярных группах давно превратилась для продюсеров в дело привычное. То в “ВИА Гре” никак не могли угомониться: красотки исчезали одна за другой, то в “Сливках” перманентно перетасовывали состав. Теперь перемены будоражат группу “Hi-Fi”. Казалось бы, летний уход из коллектива единственной девушки Татьяны Терешиной уже и подзабылся. Ан нет: певица, похоже, не собиралась проглатывать пирожки с котятами. Ее расставание с “Hi-Fi” оказалось вовсе не добровольным. Хотя сама Таня в результате и рада такому исходу: “То, что мне приходилось терпеть в группе, слава Богу, теперь как страшный сон”. О неизвестных обстоятельствах своего увольнения из коллектива Таня поведала “МК-Воскресенью”.

“Теперь я меняю имя”

Мы встретились с Татьяной в модном ресторанчике. Девушка улыбалась, хотя, как мне показалось, у нее был несколько утомленный вид.

— Ты чего уставшая?

— Да сейчас дел много. На студии вот записываюсь.

— Ты же вроде уже не числишься в “Hi-Fi”...

— Я занялась сольной карьерой. У меня американский продюсер. Песни записываю на английском языке, но, думаю, некоторые все-таки буду переводить. По поводу клипа есть задумки. В общем, все серьезно. Я даже меняю имя.

— Как так?

— Ну да. У меня целиком имидж будет другим. И насколько бы я ни любила имя Татьяна Терешина, надо что-то более звучное, современное и коммерческое. Да и для Запада это слишком длинно.

— Выходит, ты ушла из группы ради сольной карьеры?

— К сожалению, не совсем. Никто не собирался уходить из коллектива. Просто в какой-то момент продюсер перестал следить за группой. Мы почти все решали сами, вплоть до того, когда можно отдохнуть. И вот однажды выкроили в графике свободные три дня и поехали на море. Продюсеру мы звонили, но он не поднимал трубку. А в результате меня поставили перед фактом, что уволят после церемонии Премии Муз-ТВ за грубое нарушение дисциплины.

Я была в шоке: почему именно я? Ведь ездили все трое! Но потом поняла, что продюсер хотел наказать моим увольнением и всех остальных. Мол, все будут переживать! Естественно, я сказала, что не буду работать до Премии Муз-ТВ. И какое нарушение дисциплины? Мне вообще было работать в кайф, потому что ребята очень хорошие.

— Что же они тебя не отвоевали, если такие хорошие?

— Они всячески меня поддерживали, но возразить не могли. Понимаете, у Тимофея семья, ему надо ее содержать, у Мити какие-то проблемы. Конечно, они поговорили с продюсером Эриком Чентурией. Но у него странный способ решения проблем — если ему что-то не нравится, он скорее не будет с человеком работать и разговаривать.

Едва унесла грудь

— Жалеешь, что ушла?

— Ни капельки. В группе моя деятельность заключалось даже не в творчестве, а в наличии меня как симпатичного объекта на фоне ребят. Даже петь мне не давали! Я открывала рот под чужую фанеру. Банальные звуки “А-а-а-о-о-о” записывала жена нашего композитора.

— Не пробовала что-нибудь сказать на этот счет?

— Я пела всегда с включенным микрофоном на концертах, и у меня складывалось ощущение, что я и пою. Но на радиостанциях я себя не слышала. Один раз попыталась спросить, почему мне не дают петь? И мне передали через директора: “Мы вообще еще подумаем по поводу тебя, что делать”. Мол, “сидела бы и молчала, у тебя вообще не очень фотогеничные щечки!” Представляешь?

— Пластическую операцию предлагали сделать?

— Чего мне только не предлагали изменить во внешности. И щеки поменять, и говорили: “а давайте ей сделаем силиконовую грудь…” Слава группы “ВИА Гра” не дает никому покоя. Люди начинают привлекать внимание не таким способом, каким нужно. Давайте накачаем ей грудь — и будет еще больше поклонников у группы...

Гоняли, как в армии

— А может, это ты все представляешь в черном свете, а на деле было не так трагично?

— Да я могу привести массу примеров. Мы вот костюмы сами придумывали. Костюмер был только в начале, когда группу создали. Митя очень неординарный человек. Он постоянно искал новые образы. Да и я вдохновлялась, что-то придумывала. Что-то покупали, иногда я даже шила сама.

— А как же создание имиджа группы?

— Да никак! Мы с Митей сами придумывали, как нам выступать, в чем, что рассказывать прессе. Приезжали к нему домой и обсуждали. У нас же Митя появляется во всех журналах только потому, что он общительный человек, его знают и любят, а не потому, что его кто-то пиарил специально. И ведь у “Hi-Fi” был безумно хороший старт, а сейчас я не вижу развития. Ну взяли они девушку, которая пела один день на Премии Муз-ТВ, и что? Больше она не появлялась. Я думаю, у них и не будет девушки. У руководства группы вообще очень странное отношение к женскому полу.

— Что же такого странного?

— Ну, например, на гастролях у нас обычно большой багаж, большие сумки, кофр с костюмами. Так вот мне никто не предложил — давайте найдем кого-нибудь, кто таскал бы сумки. Все три года я таскала эти сумки сама. Потому что все вокруг с чемоданами, все сонные вечно, и никто за меня этого делать не будет. Директор — бывший военный, для него вообще вся жизнь по уставу: все должны приходить вовремя, носить сумки, бегать. А я на каблуках, но меня никто никогда не ждал.

На “ВИА Гре” так не ездят

— Я вот посмотрела, каково девчонкам в группе “ВИА Гра”. Они говорят: “Мы каждый месяц отдыхаем. Мы же девушки, мы устаем!” И это при том, что у них концертов в три-четыре раза меньше, чем у “Hi-Fi”, потому что у них цена во много раз больше. Или группа “Блестящие” — они сумки в багаж сдают спокойно, а мне не разрешали, потому что потом их долго ждать.

— Может, у людей просто сложные характеры?

— Возможно. Например, наш композитор Павел Есенин — человек с виду очень добрый. Но относится ко всему так: моя хата с краю — ничего не знаю. Когда я позвонила ему после инцидента, он сказал: “Ну, я всех могу понять — и тебя, и его…”.

Тимофей — рассудительный. Но у него тоже несколько шаткая позиция — он никогда не солировал и находится в некотором роде в качестве фона…

Я лучше про Митю расскажу. С мнением Мити больше считаются. Он всегда был честен. В нем я уверена. И он очень творческий. Без него группы давно бы не было.

— А как ты вообще ты попала в группу?

— Прежняя солистка родила, и ей искали замену. Я тогда работала моделью и была немного знакома с директором группы “Hi-Fi” — через Андрея Губина, у которого снималась в клипе. Увидела кастинг, позвонила: хотите послушать? Они увидели, что я умею, и на следующий день я вышла на сцену. Я даже не знала, как себя вести во время песни. Пришлось все делать по интуиции.

Бриллиантами не брала

— Ты много чего рассказала, но совершенно не коснулась финансового аспекта. Деньги все-таки тебя держали?

— Да, положительное качество нашего продюсера — он не был слишком жадным. Какое-то время, естественно, я получала меньше остальных, но потом мы сравнялись по уровню заработка. Но работала я не из-за денег. Мне нравилось в этом коллективе.

— И после увольнения ты получила кучу денег, неустойку?

— Да мне даже не выплатили заработанные деньги за гастроли. Но это уже такая мелочь, довесок ко всему. Мите так и передали с намеком — пусть она даже не надеется.

— А как же контракт? Подать в суд и выбить деньги!

— Контракт?! Мы работали без договора. Первые два года — по контракту, а потом все. Я даже предъявить ничего не могу. Но я думаю, что деньги погоды в моей жизни не сделают, а на совести у людей это останется. Просто выкинуть меня, как игрушку… Ну некрасиво! Даже не по-мужски!

— Хотя бы подарки дорогие тебе часто дарили?

— Я не принимаю подарки от чужих людей. У меня разве такое бедственное положение, чтобы я радовалась какому-нибудь бриллианту? Я нормально зарабатывала, у меня была машина, еще когда моделью работала, молодой человек рядом. Зачем мне это?

— Когда стало ясно, что ты уходишь, как отнеслись к тебе коллеги?

— Отношение изменилось в лучшую сторону. Все очень жалели и говорили: как это могло произойти? Поначалу я, конечно, и плакала, и очень переживала. А сейчас неприятный осадок остался только по одной причине. В тот период мой молодой человек лег на операцию. Я просто жила в больнице вместе с ним, поддерживала и ухаживала. Была в ужасно депрессивном состоянии. И мне сообщают о моем уходе. Причем в такой форме — говорят: “Ой, Тань, у нас тут будет интервью. Может, ты не пойдешь?” И мой молодой человек даже тогда заметил: что-то тут странно.

— Но хотя бы с молодым человеком все нормально?

— Там все хорошо. Когда у меня появилось много свободного времени, мы поехали приходить в себя за границу. Объехали всю Европу.

— О твоей личной жизни открывается много нового…

— Конечно, потому что никому до меня не было дела. Никто не хотел меня пиарить. А ведь я встречаюсь с Арсением больше года. До этого встречалась с другим парнем пять лет, но потом долго не могла никого найти. Сложно найти близкого по духу человека, тем более, когда ты не можешь уделить ему внимание.

— И своему молодому человеку не уделяешь?

— Это удивительное качество у мужчины, когда он может позволить своей девушке быть артисткой. Потому что все мужчины — ужасные собственники, устраивают истерики по этому поводу. А мой молодой человек другой. Он хоть и бизнесмен, но понимает меня. Так классно!





Партнеры