Плач гераклов

“Чай вдвоем”: “Такие здоровые кабаны должны петь слезливые песни”

13 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 639

Похоже, что солисты группы “Чай вдвоем” разгадали секрет девичьего счастья. Главное — это чтобы на день рождения “он пришел на свидание”. И даже без подарков и цветов. Рецепт, кажется, действует. Иначе песня “День рождения” не продержалась бы столько в чартах.

Да и вообще знания женской психологии, как выяснилось, “чайникам” не занимать. Два молодца, почти одинаковых, если не с лица, то фигурой уж точно, целых десять лет разбивают юные сердца! А в итоге у обоих мачо вторые половинки — из артистической среды. Хотя, глядя на совсем еще молодых Стаса Костюшкина и Дениса Клявера, честно говоря, в юбилей не особо верится.

Да и самим парням — тоже.

Прыжки мимо кассы

— Я так понимаю, что десятилетний юбилей — для вас главное событие в этом году?

— Ты угадала, — признается Денис. — Хотя особо уж сильно мы праздник не отмечаем. У нас было только два сольных концерта в Питере. Ведь это наш родной город. В Москве в этом году не вышло. Будем делать бенефис в следующем.

— Бенефис — это звучит гордо. В Питере все было как у нормальных людей — наутро похмелье и т.д.?

— Да мы не пьем. Вообще не пьем. Это уже переросло в разряд баек. Мы все время отказываемся, отказываемся. Но зато хорошо выглядим. При том, что постоянно в разъездах, не высыпаемся.

— Как считаете, изменилось что-то в вас за эти 10 лет?

— Конечно! — продолжает Клявер. — Мы повзрослели и стилистически определились. Мы ведь шесть лет находились в состоянии поиска. Думали, что будем, так же, как “Руки вверх!”, петь быстрые песни, весело танцевать, прыгать как полоумные, и всем это понравится.

Но в отношении нас это почему-то не действовало. И до тех пор, пока мы не поняли, что два здоровых кабана должны петь слезливые и душещипательные песни, мы не могли добиться, чего хотели.

— В общем, приемы, как завоевать народ, уже отработаны?

— Ну кое-что, конечно. Но если в клипах мы такие прилизанные-причесанные, то на сцене мы совершенно другие. Например, наше выступление на MTV, — говорит Денис. — Мы пели вживую и забыли, что это съемки. Прыгали, скакали. Люди, которые нас не любят, — удивились. Хотя не любить нас не за что.

А когда мы спели на отборочном туре на “Евровидение” песню в стиле хард-рок, рок-исполнители заявили: куда эта вонючая попса лезет! И мы решили, что не будем экспериментировать.

— Кстати, когда отборочный тур закончился, я сказал Денису: “Дэн, мне впервые приятно, по-мужицки гордо за то, что ты делаешь и я делаю”, — добавляет Стас. — Ведь сейчас мы находимся уже в том возрасте (а мне будет 35, Денису — 30), когда ты должен гордиться тем, чем занимаешься. Я, например, недавно стал продюсером. И раскручиваю не галимую попсу, а классического певца.

Пыльные скандалы

— Значит, не любить вас не за что. Неужто совсем без недостатков?

— Это мы в порыве эмоций сказали. Потому что люди мы тяжелые, требовательные и привередливые, — Костюшкин улыбается. — Я такой накопитель: молчу-молчу, а потом — выдаю что-то, чего человек от меня не ожидает. Моя девушка часто говорит: “Ну, ты бы мне сказал, я бы давно уже поменяла то-то или то-то, я же не знала, что тебе не нравится!”

— И что же тебе может в девушке не нравиться?

— Ой, да всякие мелочи дурацкие. Например, ни с того ни с сего я понимаю, что пыль не вытерта. И начинается... На самом деле это абсолютно не важно. Но мне вожжа такая под хвост попадает...

— Да нормальный он парень, — перебивает Денис. — Я по поводу себя могу сказать то же самое. По счастливой случайности вышло так, что наше любимое дело дает нам зарабатывать. А без денег не будет семейного счастья, возможности купить что-то ребенку, жене.

— А ты тоже молчун-накопитель, как Стас?

— Возможно, я не такой молчун. Но наши вторые половинки знают, что мы хорошие люди и справедливые. Вот мы со Стасом встретились еще несформированными личностями и вместе подточились друг под друга. Как только намек, что что-то не срастается, я промолчу. Потому что пройдет время, и если кто-то будет не прав, извинится.

— И по каким же вопросам можете не найти общего языка?

— Были дурацкие разбирательства, какую песню петь: эту или ту, — говорит Стас. — Но проблема заключалась в одном: у нас просто-напросто не было хитов. Сейчас у нас 12 хитов, и мы запросто можем решить вопрос: “Хочешь эту песню? Не проблема!” Бытовые вопросы тоже давно оговорены в райдере.

— Кстати, что указано в райдере “Чая вдвоем”?

— Покормить не в диетической столовой и поселить не в гостиницу для шахтеров. Хотя все зависит от конкретного случая, — рассуждает Денис. — Когда организаторы не делают это потому, что воруют деньги, это одно. Но бывает, что нет другой гостиницы вообще.

Из танцовщиц выходят хорошие жены

— Про свою загруженность вы мне уже полчаса рассказываете. Интересно, близкие помнят хоть ваши лица?

— Ну я, как правило, домой езжу раз в неделю дня на три, — вздыхает Денис. — Это, конечно, тяжело. Для сына Тимохи, может, не так сильно, но для жены тяжело. Сыну уже четыре года. Занимается тхэквондо, плаванием. У него очень много энергии, поэтому его надо постоянно чем-нибудь занимать.

— Твоя жена знала ведь, на что идет, выходя за певца?

— Конечно. Мне кажется, что женщина артиста должна быть из этого же круга. Это позволит миновать определенную долю скандалов, которые в конце концов приводят к расставанию. Моя Юля — танцовщица. Она танцевала еще у Лаймы Вайкуле десять лет. Сейчас она для меня опора и человек, с которым я могу посоветоваться.

— Мне в этом смысле еще легче, чем Денису, — говорит Стас. — Девушка моя ездит со мной. Она работает у нас танцовщицей. Сынок живет в Питере.

— Твою вторую половинку, Стас, тоже зовут Юля, и я знаю, у вас была довольно романтичная история знакомства...

— Ну да, я долго ее уламывал. Месяца три.

— И что же ей не нравилось?

— Во-первых, я был женат, у меня есть ребенок. И потом, знаешь, я ей не очень нравился. Я многим нравлюсь. А она мне говорила, что я не нравился... Она, честно говоря, уже хочет пойти на отдых, уйти с работы. Но я не отпускаю. Тяжеловато будет без нее пока.

Мартин четыре-пять дней в неделю дома у меня. Отличный паренек. Ему 2 года 4 месяца. Денискин Тимоха такой боец, а этот — романтик. Как-то выходит на улицу, смотрит на небо и вдруг говорит: “Скока звездов!” Я теперь уверен, что он будет писать стихи.

— Но ведь ты уже был женат. Чем же тебя завлекла Юля?

— Я влюбился в нее с первого взгляда. Хотя до этой встречи был уверен, что 30 лет — не тот возраст, когда ты, как мальчишка, теряешь голову. Я понимал, что ни от кого ничего хорошего по поводу такого романа не услышу. Но… Я решился и ни о чем не жалею.

— Вы с ней часто ругаетесь?

— Юля — одна из первых, кто нормально относится к критике в свой адрес. Мы можем часами говорить обо всем на свете. И еще мы стараемся всегда выглядеть дома “на все сто”. Утром кто первый просыпается, бежит скорее приводить себя в порядок. Потому что именно это желание держать себя в тонусе ради любимого человека и помогает сохранять отношения.

— В общем, жены знают всю артистическую кухню от и до?

— Конечно, — соглашается Стас. — И, например, когда печатают очередные сплетни, никто на это серьезно не реагирует. Наоборот, смеемся. Одно время меня пытались приписать к известному бате или маме. Дениска же — сын Ильи Олейникова, вот и мне досталось. Сначала думали, что я — сын Кобзона. Потом — сын Ширвиндта. А когда не прошел ни один вариант, сказали, что я сын Любови Полищук.

Я хотел тогда кинуть лозунг типа: “Родители, дайте денег!” — Стас смеется. — Или еще когда я разводился с женой, много было написано о том, как я наплевательски отнесся к сыну. Якобы отобрал у них все, что можно было.

— Кстати, у вас с бывшей женой будто бы был грандиозный раздел имущества. А именно — твоего дома.

— Да этот дом вообще принадлежит моей маме! Мы изначально договорились с ней, что я куплю квартиру, а дом вообще был не доделан. В него надо вложить еще тучу денег. Скандал был на пустом месте.

Примирение с Наташей Королевой

— Давно хотела узнать, много ли приходится прикладывать усилий, чтобы обладать такой мышечной массой?

— Я думаю, рано или поздно любой мужчина к этому приходит, — объясняет Денис. — Сначала это было увлечение, а потом переросло в основное отличие наше от других артистов. Что нам очень льстит. С нами даже стали советоваться, куда пойти и с каким тренером позаниматься.

— И кто же берет такие советы?

— В основном коллеги, — раскрывает карты Костюшкин. — Это происходит неформально. Знаете, как артисты обычно встречаются и начинают: “Ну, как дела? Как концерты?” А у нас еще спрашивают: “Как мне еще трицепсы прокачать, грудь? Я тут пошел в зал, так спина болит! Мне лучше вколоть лекарство или поприседать?” В общем, мы для наших друзей-мужиков являемся автоответчиком по спортивным достижениям. С нашего благословения пошли заниматься Саша Маршал, Александр Шевчук, Валдис Пельш. Очень многие.

В этот момент в гримерку, где мы общаемся, вносят огромное блюдо с едой. Чтобы артисты подкрепились перед концертом.

— А вы говорите, спортом занимаетесь! На такой диете — все насмарку…

— Диеты как таковой нет. Желательно не налегать на углеводы, которые откладываются жирами. Но белковую пищу можно и поесть, — Стас проглатывает бутерброд с красной рыбой. — Тем более что я с тренировки пришел и еще ничего не ел.

— С такой вашей внешностью поклонницы, наверное, уже в открытую домогаются?

— Они у нас все вменяемые и замечательные. И это большое счастье. Потому что есть жизнь звезды на сцене и жизнь простого человека. И если все это переносится со сцены в жизнь — это кошмар. Ведь на концерте всегда есть момент игры. Например, девчонки из “ВИА Гра”. Они все такие фигуристые, красивые, играют в таких манерных тигриц. На самом деле они смешные, совершенно раскрепощенные, умные девчонки, с которыми безумно приятно общаться.

— И даже “ваших” детей в каждом городе вам фанатки не предъявляют?

— У нас такого не было. А прямо домой к нам приехать сложно. Мы не живем в Питере по месту прописки.

— Стас, с год назад ты рассказывал мне, что на тебя подавала в суд Наташа Королева. Чем дело закончилось?

— Да суда не состоялось. Иски забрали обратно. Королева, конечно, была права как женщина. Ее оскорбили в газете. И она забыла, что я позвонил и сказал: “Давай распишем такую мульку, что мы танцевали и поцеловались”. Собственно, это я и говорил в интервью. А журналистка ответила, что она сама все досочиняет. И насочиняла такого, что мама не горюй!

Потом я позвонил Наташе и сказал: “Ты прости. И если ты подала в суд, я целиком буду на твоей стороне”. Но она уж очень обиделась. Сказала, мол, каждая шелупонь пытается к нам, звездам, примазаться. Но самое смешное, что когда эта журналистка узнала, за кого я буду выступать на суде, я услышал: “Тогда передайте этой стерве, что я напишу, как она спит с сыном Боярского”. То есть человек был зарвавшийся донельзя. А с Наташей мы уже помирились.

— Такой опыт не отбил желания общаться с коллегами?

— Слава богу, нет, — отвечает Костюшкин. — Как общались, так и общаемся. С Валерием Меладзе, с “Отпетыми мошенниками”. В Питере встречаемся, в гости друг к другу ездим. Я, например, к Славке из “Отпетых” езжу.

— В баньке паритесь?

— Не-ет. Со Славой невозможна никакая баня. Он начинает сразу о музыке говорить. О новых процессорах, о новых течениях, записях и загружает невероятно интересными вещами. Говорит-говорит — и ты выходишь с квадратной головой. Но очень обогащенный информационно.




    Партнеры