Порождающий ужас

Алексей Чумаков: “Недавно я

сделал из Алексея Гомана графа Дракулу”

13 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 1947

Чем только не занимается нынешняя молодежь из шоу-бизнеса. Вот, к примеру, выпускник известного музыкального проекта Алексей Чумаков и в качестве телеведущего уже засветился, и настоящий фильм ужасов снял. Причем выступил там сразу в нескольких лицах: сорежиссером, актером и даже создателем... “оторванных” рук, ног и прочих изувеченных частей тела. Как удается ему жить в стиле “и швец, и жнец, и на дуде игрец”, мы выяснили у самого Алексея.

Родной дом с привидениями

— Ну, колись, трудно ли это — заниматься сразу несколькими проектами одновременно?

— Не очень. Главное, грамотно распределить время. Сейчас я готовлю к выходу свой первый альбом, веду телепрограмму, недавно снял фильм, который, к сожалению, никак не можем доделать — нет времени.

Мои картины когда-то даже были на выставках. Еще хочу выпустить книгу, уже написал 70 страниц... Сюжет — об одиноком человеке. Психологическая драма и мистика, дневник странного человека.

— С чего это тебе, нормальному современному парню, приходят в голову какие-то ужасы?

— Я воспринимаю жизнь больше через интуицию, чем посредством логики. И сильно не ошибался. Наверное, поэтому люблю все паранормальное, загадочное. Плюс — достаточно необычное детство. Мы с семьей жили в Самарканде, в доме — некоем замке с привидениями. И там, поверьте, встречались необъяснимые явления. Так что я иду навстречу своим страхам. Хотя бы тем, что делаю ужасающий грим.

— И давно ты так — с ужасами работаешь?

— Все началось с того, что мой знакомый видеопират привозил мне голливудские фильмы. А ведь они потрясают качеством грима! А потом он привез несколько документальных картин, как этот грим создается. И я решил попробовать себя в качестве гримера.

— Ну и как ощущения?

— Мне все это безумно нравится. В Москве есть целый магазин, где можно купить оборудование: жидкий и пористый латекс, специальный клей, краски. Недавно сделал из Алексея Гомана графа Дракулу, — Алексей показывает фото, где изображен “восставший из ада” человек. — Но это грубый вариант. В голливудских фильмах потом все обрабатывается на компьютерах и получается гораздо красивее и реалистичнее.

— Кино, конечно, многие хотели бы снять. Да где взять денег? Ты такой богатый?

— Я не бедствую. Но, конечно, не только я один снимаю — есть и спонсор. Фильм уже почти готов. Но он получился слишком артхаусным, невнятным для публики. Придется кое-что переделать.

Кармический брат Киркорова

— Когда ты только появился на экране, тебя замучили вопросами, не родственник ли ты Филиппа Киркорова? Сейчас по-прежнему достают?

— Знаю я эти слухи. Будто я двоюродный брат Филиппа, который рос в детдоме и, повзрослев, решил петь, чему Киркоров не очень обрадовался и помогать отказался. А я, супермен эдакий, сам себе дорогу решил пробивать — в то время как он мне мешает всячески. Но это все чушь про Киркорова. Хотя мне и приятно, что обо мне слагают легенды, но я не родственник его, не сын ему и вообще не имею к нему никакого отношения.

— Ну ты хотя бы знаком с ним?

— Конечно. Ведь мы “кармические братья”, как Филипп говорит.

— Но ты сам-то не удивляешься, что вы так похожи?

— На самом деле, если я встану рядом с Филиппом Киркоровым, все убедятся, что мы совершенно не похожи. У меня есть армянские корни. Безусловно, один типаж. Но не конкретное сходство. Если на то пошло, тот же типаж у Джорджа Клуни, Наджиева.

— А я слышала, что ты болгарин, как и Киркоров?

— По национальности я действительно болгарин. Вырос в Самарканде, но уже очень давно переехал с семьей в Тюмень. Отец был главный реставратор в самом большом храме в Средней Азии. Он мастер. Делает все: начиная от телевизора и заканчивая резными лестницами. А мама врач-физиотерапевт, она на пенсии.

Ну а я с детства знал, чем буду заниматься. Закончил высший колледж искусств в Ташкенте, еще в 1993 году выиграл местный конкурс “Утренняя звезда”. Меня пригласили в Москву, но не было денег поехать.

“С девушкой мы расстались через 7 лет”

— Говорят, что фанатки тебя просто заваливают письмами с признаниями в любви. Это правда?

— Есть такое, — Чумаков улыбается. — Ну и что? Мне это, конечно, очень приятно. У меня все получается на уровне флюидов. Я вижу, в какой любви находится моя мама. С детства впитывал в себя их чуткие отношения. Каждый день видел, насколько искренне мужчина должен любить женщину. Любить — это и уважать, и ухаживать, и ценить человека.

— В омут чувств часто окунаешься?

— Пару раз было. (Смеется.) Но чего-то много ты спрашиваешь о личной жизни. Может, еще о размерах поговорим?

— ?

— Мой размер ноги 46-й, рост — 192 сантиметра, — Алексей улыбается.

— Внушительно. Но ты не договорил. Я вот слышала, что ты давно женат и у тебя есть дети. Что из этого правда?

— Женат? Нет, это тебя кто-то дезинформировал. Я прожил с девушкой семь лет, но мы уже не живем давно вместе. Ее зовут Алина. И детей как-то заводить не планировали.

— Семь лет? Это к 25 годам-то. Ну ты даешь! И что же вы расстались?

— Я отвечу тебе на это анекдотом, который Юрий Никулин рассказал. Идут навстречу друг другу два поезда. Стрелочник перепутал стрелки, и все: уже ничего нельзя сделать. Составы идут по прямой и друг друга не видят. И они таки не столкнулись. Знаешь, почему? А не судьба! Есть такое понятие — не судьба.

— То есть твое сердце сейчас не занято?

— Скажешь, занято — поклонницы “расстреляют”. Скажешь, нет — кинутся спасать. Не знаю, что и ответить.

— И кого же ты намерен найти?

— Ну если говорить о женском идеале, мне нравятся красивые темненькие девушки, даже латиноамериканского типа. К этому должен прилагаться ум, общительность и еще многое другое.

Блондинки, впрочем, тоже нравятся. Их можно перекрасить. Единственное “но” — со мной сложно. Нам придется очень сильно меняться. Причем ей — в большей степени. Просто женщина мудрее. И хранить очаг — не значит убираться дома. Это значит вносить свою лепту в комфорт от проживания вдвоем.




Партнеры