В “Зените” у Славы

Капитанша Таня Буланова: “До свадьбы я считала, что все футболисты маленькие”

11 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 613

Когда-то уроженку Питера Таню Буланову воспринимали как исполнительницу исключительно слезливых песен. Потом притянутый за уши имидж “плачущей девушки” ушел в прошлое, и Буланова превратилась во вполне жизнерадостную. Правда, через какое-то время певица ушла в подполье — как говорят в околозвездных кругах, перестала быть персоной, про которую сочиняют больше остальных.

И вот снова прорыв — в последние месяцы все только и говорят, что об очередном витке в личной жизни Булановой: Татьяна второй раз вышла замуж. Да еще за капитана питерского футбольного “Зенита” Владислава Радимова. Как ей живется в новом амплуа супруги спортсмена, Татьяна рассказала эксклюзивно “МК-Воскресенью”.

Путь на ТВ закрыли сплетни

— Таня, давненько тебя не видно было в Москве. Похоже, теперь ты окончательно перебралась в Питер?

— Конечно, чаще я бываю в Питере, я ведь там родилась, и Владислав там живет. Хотя в Москве у меня даже своя квартира. В принципе я каждую неделю бываю в столице.

— Что тебя заставило приехать в Москву на этот раз? Начался “новогодний чес”?

— Говорить о “новогоднем чесе” еще рановато. Концертов у меня сейчас не больше и не меньше обычного. Хотя за последний год я очень устала и психологически, и физически.

— Но что-то тебя нечасто сейчас видно в телеэфирах. Неужели тебя в “неформат” записали?

— Нет, конечно. Скажу честно: “формат” заключается в количестве денег. Но если это очень хорошая песня, она сразу становится “форматом”.

— А ты, значит, принципиально не хочешь денег давать?

— Да у меня их просто нет. Я бы дала. Они берут абсолютно нормальные деньги, это лучше, чем работать по принципу: отношения испортил — и тебя не крутят. Но эфиры — дорогое удовольствие. На Западе, по-моему, наоборот, дают артисту деньги, если его ставят в эфир.

Что касается моего “отхода от дел”, то просто мы в свое время выпускались в одной компании, у которой потом из-за какой-то сплетни испортились отношения с одним из главных телеканалов. А МУЗ-ТВ — это коммерческий канал, и у меня, как я уже сказала, нет финансовой возможности.

Побеги со сцены

— Ты тут про усталость заговорила, про моральную. Неужели творческий кризис настал?

— Работа идет, а должного эффекта не происходит. Отсюда и усталость.

— То есть хотела заработать много денег — а не получается?

— Деньги мне зарабатывать нравится, но еще больше нравится их тратить. Они у меня никогда не задерживаются. Для меня это средство осуществления даже каких-то детских мечтаний. Например, в моей юности сложно было купить элементарную помаду нужного цвета. И теперь я трачу колоссальные деньги на косметику, кремы и так далее.

— Я надеюсь, на косметику уходит не весь твой доход?

— Конечно, не весь. Но я постоянно живу в долг. Благо, владельцы многих магазинов — мои приятели и могут продать мне в рассрочку. Я могу купить вещь, а отдавать потом за нее год. Не люблю жить в долг. Это ужасно. Но не могу ничего с собой поделать. Это как психоз какой-то...

Вот многие артисты высказываются: мол, нет стимула работать, все есть — машину купил, квартиру и так далее. Мне это непонятно. Я работаю не для денег, а для творчества.

Хотя, возможно, открою сейчас секрет: я не очень люблю выступления. Мне больше нравится в студии работать, когда никто не видит. Это моя фобия — я сцены боюсь. Всегда боялась. Пою — и сразу убегаю со сцены. Так что я артистка — не как все. Да и как женщина — нестандартно мыслю.

— Как это?

— Ну, например, все, что касается быта, меня мало волнует. Мне совершенно все равно, где жить, будет ли это новомодный хай-тек или вшивая коммуналка. Главное, чтобы там была хорошая кровать. На неровном матрасе я не могу спать. Ну и ванную еще люблю.

Или, например, я абсолютно равнодушна к цветам. Мужчины не могут этого понять. Чувство юмора у меня какое-то не такое, не женское...

И к ребенку у меня неправильное отношение. Я его, естественно, безумно люблю, но считаю, что ему нужна определенная свобода. И у нас с ним отношения скорее как у брата с сестрой, нежели как у мамы с сыном. Для него мамой больше стала моя мама, чем я.

Роды назначены на осень


— Только ленивый не знает о твоем недавнем замужестве. Как вам с Владиславом удалось познакомиться? У вас же совершенно разные профессии…

— Это была инициатива Влада. Полтора года назад я вообще не знала, кто он такой. И не увлекалась футболом, и не любила никогда футбол. Сейчас тоже не увлекаюсь, но, конечно, болею за “Зенит”. Просто в лицо больше ни одну команду не знаю. Как их вообще узнавать? Они же такие маленькие по полю бегают!

Так вот, у нас в Питере выходит газета для болельщиков, и там была рубрика “Звезда о звездах” — артисты берут интервью у звезд футбола. И Влад назвал мою кандидатуру на “журналиста”. Вот так и познакомились. Сначала на “вы” разговаривали, потом я предложила на “ты”... Он мне начал вопросы задавать: расскажи то, это. Два часа проговорили.

— И?..

— Он меня пригласил на футбольный матч. Я не согласилась: мне страшно было. Такое ощущение, что там только дерутся, половина пьяных сидит… Но телефонами с ним обменялись. И на следующий день Влад написал SMS: “Спасибо, что ты согласилась, поддержала разговор”. Ну и завязалась между нами переписка. Общались мы не так часто, встречались в компаниях. А год назад я поняла, что он ко мне нечто большее испытывает.

— А что тебя зацепило в нем? Он красиво ухаживал?

— Поначалу он дарил мне цветы. Не ухаживая, просто. Тогда с его стороны ко мне еще не было внимания как к женщине. Мы общались в одной компании, и я себя чувствовала как “свой парень”. Возможно, если бы почувствовала что-то другое — отошла бы сразу.

И потом он еще дарил букеты, уже зная, что я не люблю цветы. И всегда говорил, что не мог удержаться.

— Если не цветами взял, то чем же?

— Да не в подарках дело! На самом деле он мне машину подарил, но я до сих пор не понимаю, как на ней ездить. Я столько уже накаталась на такси и на метро, что отвыкла сама за рулем сидеть.

— Татьяна Буланова ездит на метро?!

— Вот недавно на московском метро каталась. Многие знакомые смеются... Да я за два часа успела из одного конца города в другой и потом еще в центр! А они на крутых машинах полдня будут в пробках стоять.

— Я, честно говоря, думала, это очередные сплетни — что Буланова на метро катается…

— Это не сплетни. Хотя вообще в последнее время я много чего о себе прочитала, особенно о свадьбе. Недавно сказали по радио, что я к осени рожу ребенка. Хотя до осени, конечно, еще куча времени... — Таня на минутку задумывается. — А еще говорят, что я фамилию сменила. Я хотя и подумывала, но не сделала этого. Просто с документами будет огромная проблема, и мы решили отложить процедуру. Но в любом случае сценическое имя останется. Честно говоря, у меня давно была мысль поменять фамилию и имя, потому что настолько приклеился ко мне стереотип. Но уже поздно.

Медовый месяц закончился ссорами

— Расскажи, как свадьба прошла? С размахом, по-звездному?

— Было мало народу. Наши дети были. Приезжала первая жена Влада, ее зовут Лора, с ребенком. Это я сказала: “Обязательно поставьте в известность Сашу (это дочка Влада). Ну и Лору, естественно”. С ней мы еще до свадьбы были знакомы.

Набралось человек десять, включая детей, свидетелей и людей по долгу службы, его московских приятелей. Ничего такого мы не закатывали. Тем более что на следующий день у команды были сборы, а я накануне приехала с гастролей.

— Как вы уживаетесь с такими загруженными графиками?

— С этим действительно проблемы. Вот сейчас он опять уезжал на сборы, на Кубок УЕФА. Это я запомнила. Такое слово красивое. Они уехали на неделю, и когда сегодня приехали обратно, я уехала в Москву. И мы встретимся только завтра, на восьмой день после разлуки. Мы смеялись, что прошел медовый месяц, а из этого месяца максимум неделю мы были вместе.

— Вы с Владом разные?

— Наверное. Я — более сдержанна. Хотя было тут одно музыкальное мероприятие, я че-то так распсиховалась, он меня успокаивал. А обычно я его, когда ему карточку красную дадут или поругается с кем-то. Но там, на поле, эмоции другие. В шоу-бизнесе все гораздо спокойнее.

— В бытовых вопросах всегда находите взаимопонимание?

— Я готова принимать любой быт. Вот сейчас я живу у Влада, у него стиль хай-тек. Я такой стиль не очень люблю, мне нравится что-то более домашнее. Но если хай-тек — так ради бога. Наверное, потому что я привыкла все время в дороге находиться.

— А домашними делами, выходит, совсем не занимаетесь?

— Почему? Занимаюсь. И в Москве, и в Питере. Слежу за чистотой, посуду мою... А что касается готовки — Влад дома есть не очень любит и раньше не любил. Сказывается необходимость смены обстановки. Я тоже на самом деле такая: хоть в “Макдоналдс”, но куда-то пойти.

Если же совсем опаздываешь, могу тут же что-то состряпать. Завтра собираюсь что-нибудь приготовить. Грибной суп, например. Я знаю, что Влад любит его, а у меня очень вкусно получается. Сейчас я учусь готовить ризотто, он любит его. Хотя зачем это делаю — не знаю. Я приготовлю его один раз, и мы все равно будем куда-то ходить.

— Как ты думаешь — вы идеальная пара?

— Ну вообще-то мы ругаемся часто. Но не на бытовом уровне, типа, кто поставил не туда свои ботинки. Зато как потом приятно мириться!

— Поклонников у тебя после свадьбы меньше не стало?

— Как они меня караулили возле подъезда, так и караулят. Правда, сейчас посвободней стало — потому что я живу не там, где прописана, меня вычислить трудно. А вообще журналисты прямо осветили всю свадьбу от и до. Теперь уже и глазки никому состроить нельзя, — Татьяна смеется. — Все знают, что я замужем.




    Партнеры