Сексуальный рефлекс

Мужчинам нравится, когда блондинки открывают рты

18 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 628

Случаются же в нашем шоу-бизе парадоксы: кто-то маячит на экране десятки лет и гордится, что выпустил-таки второй альбом, а группа “Рефлекс” всего за пять лет умудрилась записать уже седьмую пластинку. Да еще добавила недавно к своим 12 музыкальным наградам премию “Движение-2005” — как самая сексуальная группа страны. “Что ж, заслужили, — не смущаясь, поясняют Ирина, Алена и темноволосый мачо диджей Сильвер, в миру Гриша. — Все-таки было потрачено немало сил”. О том, куда ушли эти силы, мы и решили узнать из первых уст.

Тайные фантазии мамы

— Не удивляет вас, что группе премии уже за секс дают?

— Ну, у нас уже больше десятка всяких наград… Одну-то можно не за музыку дать! — говорит Ирина Нельсон.

— Все довольно банально: мы просто сочетаем в себе комплекс мужских стереотипов о красивых женщинах, — смеется Алена Торганова. — Блондинки, поют, танцуют...

— Признавайтесь, что вам приходится делать, чтобы выглядеть так привлекательно?

— Сильвер вон месяц назад нос поменял. Сделал курносый, а ему не понравилось, и он вернул свой горбатый, большой и кривой, — Торганова смеется. — На самом деле, я хожу один или два раза в спортзал и один раз в неделю загораю. Еще люблю массаж.

— Эротический?

— Нет, обычный… — отнекивается Алена.

— Эротический массаж — штука полезная, — уверенно встревает Сильвер. — Но в моей жизни он почти отсутствует, как и спортзал. Дома, конечно, гантели и какие-то примитивные упражнения на самые примитивные группы мышц…

— У тебя такие примитивные мышцы? — Алена продолжает веселиться…

— Ты знаешь, местами даже очень, — хохмит парень.

— Бывает, что вас просят выступать не в сексуальном одеянии, а наоборот — в совершенно пуританском?

— Ой, постоянно, — всплескивает руками Алена. — Нас часто просят не целоваться, хотя мы этого никогда и не делаем, петь в более закрытой одежде. Не дай бог, кусочек груди будет виден. Юбки тоже не выше определенной длины.

— А ваших родителей не смущает, что их чада уж слишком раскрепощенные?

— У меня мама молодая, ей приятно, что я воплотила в жизнь какие-то ее тайные фантазии, — откровенничает Торганова.

“Мы сами бросаемся в толпу всех потрогать”

— Раз уж мы заговорили о сексуальности, расскажите, часто вас домогаются поклонники?

— Пару раз была атака на мой подъезд, — вспоминает Сильвер. — Расписали входную дверь: “Рефлекс” — круто, Гриша — ты супер… Кидают на сцену: “Если хочешь отдохнуть — позвони по телефону”... Фотография, к сожалению, не прилагается.

Вы знаете, когда хороший звук, свет и позитивные люди, мы так заводимся, что сами бросаемся в толпу, чтобы потрогать всех.

— Я помню, Сильвера одна из поклонниц обняла и не отпускала, — подхватывает Ирина. — Я даже не знаю, как он выпутался.

— Я ей пообещал, что запомнил номер ее телефона, — раскрывает карты парень.

— Да уж, общаться с поклонниками не очень-то просто...

— Конечно, — кивает Ирина. — Подростки часто делают компрометирующие фотоснимки. Некоторые вообще протягивают руку на сцену и снизу снимают. Это уже наглость. Один раз я подошла и такому шутнику каблуком заехала по мобильнику. Но обычно мы наступаем на руку, а фотоаппарат забираем.

Песни для шушлайки

— Не надоело эта рутина: альбом за альбомом?

— Вообще-то мы ничего не выпускали два с половиной года, но успешно занимали первые места со старыми хитами, — продолжает Ирина. — Поэтому альбом “Пульс” получился зрелым и разнообразным. Даже наши музыканты слушают, не вынимая, наши песни. Наушники не вынимая… (Общий хохот.)

— А сами вы песни слушаете только на работе?

— Нет, приходится слушать помимо студии, скажем, в машине, чтобы проверить, что песни звучат хорошо абсолютно везде. У нас даже есть профессиональный термин — шушлайка. Это магнитофон, у которого уже истек срок годности, но его тем не менее используют. Обычно такие бывают в русских подержанных авто.

— Обычно у каждого в коллективе какая-то своя функция. Вот у вас кто что делает?

— Гриша — мужчина. Руку подаст, сумку поможет отнести. А на сцене он держит в своих руках ведение концерта и за нужную атмосферу в зале отвечает.

Наши функции просты: две блондинки открывают рты и издают песенные мотивы.

— Но Ира вообще закрытый человек, — замечает Гриша. — Ее разговорить очень сложно. Если ее попросить вспомнить любимый анекдот, она посмотрит на тебя, как на ненормального. А вот Алена все расскажет, покажет, со зрителями пообщается.

“Все считают, что мы крашеные блондинки”

— Алена, выкладывай, как развиваются твои отношения с новым парнем, с которым ты познакомилась на телешоу?

— Мы уже не общаемся. Как-то не срослось. Хотя остались друзьями, переписываемся эсэмэсками. Он младше меня, у нас в любом случае ничего не могло бы быть.

— А с кем у тебя что-то могло бы быть?

— Ну как в объявлении: без вэ пэ, с жэ пэ... Главное, чтоб человек был хороший. Похож на Мела Гибсона в фильме “Храброе сердце”.

— Любишь храбрых?

— Конечно. Есть в моей жизни человек, который хочет занять мое сердце, а я, как девочка, еще ломаюсь. (Снова смеется.) Я пока не вижу себя женой, примерной матерью.

— Кстати, про предпочтения Гриши мало что известно…

— Да он перфекционист. Хочет встретить свою будущую жену уже этаким совершенством со всех сторон, — объясняет Торганова.

— Ну ладно, поговорим о бытовом. Вот вы до сих пор ездите на лимузине, который приобрели в этом году?

— Мы уже его продали, — рассказывает Алена. — В Москве парковаться нереально. И если проехал нужный переулок, тебе уже не развернуться никогда.

— И на чем ездите?

— Я как раз беру уроки вождения. За первые 15 минут урока устаю настолько, что вообще не могу заниматься.

— Может, это инструктор плохо объясняет, потому что ты все равно блондинка…

— Все считают, что мы — крашеные блондинки, — Алена смеется.




Партнеры